Долгосрочный прогноз развития отношений между локальными человеческими цивилизациями: выводы и предложения

Версия для печати

Долгосрочное прогнозирование международных отношений — задача крайне сложная, практически невыполнимая [4]. В данной статье представлен результат трехлетней работы авторского коллектива, посвященной решению фундаментальной задачи выработки методологии долгосрочного прогнозирования  системы  международных  отношений. В основе выработанной методологии положены следующие аксиоматические принципы:

—           достоверность и полнота информации;

—           системность международных отношений;

—           уровневая иерархичность сценариев развития системы международных отношений;

—           разная скорость развитие сценариев международных отношений различного уровня;

—           учет переменной влияния национальных возможностей на развитие системы международных отношений;

—           учет переменной влияния элит на систему международных отношений;

—           учет переменной влияния общества и его институтов на систему международных отношений.

В системе международных отношений было выделено четыре уровня, которые не соответствуют принятому делению в теории международных отношений [8], однако отражают ту логику, которой пользуются военные: международная обстановка (МО, третий уровень), военно-политическая обстановка (ВПО, второй уровень) и стратегическая обстановка (СО, первый наиболее конкретный и локальный уровень). Эти три уровня авторский коллектив надстроил еще одним наиболее общим уровнем локальных человеческих цивилизаций и предположил, что между всеми четырьмя уровнями существует иерархическая взаимозависимость, направление которой идет сверху вниз. При этом при переходе от более высокого к более низкому уровню происходит сужение вариантов возможных сценариев развития той или иной обстановки, так что, дойдя до уровня стратегической обстановки, у нас должен остаться только один вариант сценария. Но и на самом верхнем цивилизационном уровне мы должны начинать анализ также только с одного сценария [2]. Разнообразие возможных сценариев возникает на третьем  и втором уровнях, а на четвертом и первом допускается только один сценарий, который исследователи считают наиболее вероятным. Сценарий на первом уровне стратегической обстановки, таким образом, является отражением наиболее вероятного сценария на четвертом цивилизационном уровне, преломленном через третий и второй уровни, международной обстановки и военно-политической обстановки соответственно.

На каждом из выделенных уровнях процессы и события развиваются с различной скоростью и имеют различную инерцию. Наиболее инерционным является уровень локальных человеческих цивилизаций. Наиболее динамичным — уровень стратегической обстановки. Поэтому анализ ситуации на цивилизационном уровне позволяет сформулировать долгосрочный наиболее вероятный прогноз развития системы международных отношений, который будет уточняться в зависимости от развития ситуации на третьем и втором уровнях, пока не приобретет конкретно-актуальные черты стратегической обстановки.

При построении сценария развития системы международных отношений необходимо учитывать не только политику и возможности великих держав, но отдельно анализировать такие переменные как интересы элит и общества, выражаемые в деятельности не только государств, но и негосударственных акторов, таких как ТНК, МНПО, НПО и т.д. Иными словами, используемая методология сочетает в себе онтологию политического реализма и либерального плюрализма: учитываются и государства и негосударственные акторы.

Для описания современного состояния мировой политики в ней были выделены следующие системные тенденции: завершение однополярности. Изменение соотношения экономических, финансовых, политических сил в мире не в пользу западной цивилизации;

усиление военного фактора в политике западной цивилизации. Формирование военно-политических коалиций на основе ТАП и ТТП, ускорение развития вооружений и военной техники, опережающие темпы развития военного искусства и управления;

«фазовый переход» человеческой цивилизации на новый этап развития в экономике, политике, военной области, социальной области. Революционные изменения в стратегиях развития и росте в ближайшие 15–30 лет в экономике и финансах, технологиях, военной политике;

возникновение новых экономических и военно-политических центров силы в лице Китая, Индии, Бразилии, Индонезии, России, Мексики  и др.

Используя указанные выше принципы и исходя их описанного современного состояния мировой политики, было предположено, что события на Украине и в Сирии показывают, что главной особенностью развития между- народной обстановки и военно-политической обстановки в первой половине XXI в. будет усиление противоборства локальных человеческих цивилизаций, на базе которых будут созданы и окрепнут военно-политические  и финансово-экономические коалиции. Инициатором и главным действующим лицом такого противоборства будет западная локальная человеческая цивилизация, которая в начале XXI в. сосредоточила основные ресурсы влияния и контроля, сформировала лидирующую систему ценностей и нормы международного права. Стремление сохранить этот контроль в условиях усиления других ЛЧЦ и соответствующих центров силы военно-силовыми средствами будет лежать в основе стратегии западной ЛЧЦ в первой половине XXI в., которую с определенной степенью условности можно  назвать «Стратегией военно-силового противоборства» западной ЛЧЦ.

С 90-х гг. XX века основные противоречия между традиционными субъектами МО государствами — были перенесены с идеологического и экономического уровня на цивилизационный, точнее на системы ценностей ЛЧЦ и их закрепление в системе интересов и норм. Это было замечено целым рядом ведущих политологов и некоторыми политиками [1, 3, 5, 6], но не стало