Место и структура современного военного строительства России

Версия для печати

… военнослужащий (независимо от воинского звания…) в перспективе будет испытывать минимальные физические  нагрузки, но подвергнется огромным психологическим и интеллектуальным нагрузкам[1]

И.  Попов,  М.  Хамзатов, военные эксперты

Современное военное строительство, как часть военной политики, которая, в свою очередь, является частью политики безопасности, как известно, зависит от качества и количества ресурсов государства (реальных, оперативных и потенциальных). Но в еще большей степени в XXI веке она стала зависеть от политики и стратегии государства в области безопасности и развития, от того, какие цели ставятся перед военной силой и какие средства обеспечения безопасности планируется использовать[2]. Так, если для обеспечения национальной безопасности вы планируете использовать преимущественно силовые (экономические, информационные и пр.) средства, то доля (удельный вес, масштаб, объем) военных средств соответственно становится меньше. И наоборот.

В XX веке наблюдалась общая тенденция уменьшения доли собственно военных средств среди других средств обеспечения безопасности вплоть до конца века, однако, начиная с нового десятилетия, эта тенденция изменилась: военные средства стали вновь доминировать в политике безопасности государств.

Возвращаясь к структуре военной политики, мы вычленяем три важнейших направления в военном строительстве — развитие вооруженных сил, военной организации и вооружений и военной техники, т.е. материальной базы для использования военной силы. Сказанное означает, что военное строительство концентрирует в себе усилия государства и нации по созданию средств вооруженной борьбы (хотя требуется подчеркнуть, что не все    средства вооруженной борьбы относятся к компетенции и области министерства обороны). Место военного строительства общей в системе обеспечения безопасности государства определяется следующим образом[3].

Рис. 1

Как видно из рисунка 1, военное строительство зависит не только от мер в области безопасности, но и от того, насколько быстро и эффективно развивается социально-экономическая и общественно-политическая области, т.е. экономика и общество. И это естественно, ведь именно там производятся и воспроизводятся основные национальные ресурсы — национальный человеческий капитал и его институты развития, природные ресурсы, промышленные ресурсы и активы. Так, в настоящее время по прогнозам Минэкономразвития, ожидается, что российская экономика выйдет из рецессии в 2017 году и следующие 20 лет будет расти в среднем по 2% в год, что примерно в 1,5 раза ниже среднемировых темпов, а численность трудовых ресурсов восстановится только к 2035 году (с учетом притока 300 000 мигрантов в год). До этого с аналогичным прогнозом выступило министерство финансов России. Другими словами, если все будет идти в экономике по-прежнему, то она станет относительно других стран более слабой, чем сегодня.

Рис. 2.[4] Прогноз Минэкономразвития

Это означает, как минимум, что расходы на оборону нужно либо сохранять пропорционально объему ВВП на сегодняшнем уровне, т.е. фактически сокращать, либо увеличивать за счет других областей экономики. В любом случае при подобном сценарии рассчитывать на увеличение объема финансирования не приходится, если не идти на откровенные жертвы. Остается выбор: либо мобилизация и отказ от развития, либо повышение эффективности имеющихся расходов.

Военное строительство, реализуемое собственно Министерством обороны, в соответствии с ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации», ФЗ «О безопасности»[5] и Указом Президента РФ «О стратегии национальной безопасности России» (от 31 декабря 2015 года, №683)[6], охватывает далеко не все области безопасности, а только те, которые непосредственно связаны с военной безопасностью и деятельностью Министерства обороны страны.

Говоря о собственности Министерства обороны России, то эти документы предполагают реализацию комплекса мероприятий, ориентированных на 2013-2020 годы, в следующих наиболее приоритетных и достаточно традиционных областях военного строительства:

—           оснащение   Вооруженных   сил   современными   образцами    ВВСТ;

—           совершенствование системы военного управления;

—           повышение качества подготовки войск;

—           совершенствование системы военного образования;

—           развитие военно-научного комплекса.

Таким образом, в долгосрочном плане выделяются наиболее приоритетные области военного строительства, развитие которых планируется и обеспечивается соответствующими ресурсами до 2020 года.

Рис. 3.[7] План деятельности Минобороны России 2013–2020 гг.

Вместе с тем остается до конца не решенным в практике строительства ВВСТ ключевой вопрос: кто и что, в конечном счете, определяет конкретные направления и масштабы такого военного строительства? Ответов может быть несколько, но, скорее всего, можно согласиться с теми, кто полагает, что в итоге происходит не просто формальное согласование, но и интеграция политических, военных, экономических и финансовых, а также социальных интересов и стоящих за нами групп, представляющих правящую элиту  страны.

Так, например, строительство ВиВСТ в долгосрочной перспективе предполагает развитие таких ресурсоемких направлений, имеющих стратегическое назначение, как:

—           стратегические наступательные вооружения (СНВ) всех типов базирования и их боезарядов;

—           сил   и   средств   воздушно-космической  обороны;

—           сил   специальных  операций;

—           различных видов судов и вооружений ВМФ и т.д. и   т.п.

Решение о тех или иных программах может быть мотивировано совершенно по-разному, но на первом месте должны стоять политические интересы. Так, если политические интересы, прежде всего, требуют сохранения национальной идентичности и суверенитета, то задача о создании мощных авианосных соединений вряд ли будет актуальной, учитывая её экономические и финансовые издержки.

Так, если говорить о динамике переоснащения ВВСТ в 2016 к 2020 году, то полезно сопоставить эти планы, из которых видны приоритеты военного строительства Российской Федерации. Это СНВ, вертолеты и артиллерия Сухопутных сил, а также подводные лодки для ВМФ.

Из этих же конкретных планов видно, какое внимание уделяется, например, повышению исправности ВВСТ, прежде всего в Сухопутных войсках и авиации. Это связано с тем, что (исходя из опыта войн и конфликтов) небоевые потери в ВВСТ составляют до  75–80%.

Аналогичное сравнение можно привести и по комплектованию Вооруженных сил России к 2016 и 2020 году.

Таблица 1. В 2016 году планируется[8]:

 

Таблица 2. В 2020 году планируется[9]:

 

Таблица 3. В 2020 году планируется[10]:

 

Таблица 4. В 2016 году планируется[11]:

В 2017–2020 годы предполагается снижение темпов роста оборонных расходов, что естественно, не может не отразиться    на всей военной политике России. Этому есть главное объяснение — необходимость снижения всех государственных расходов для того, чтобы сбалансировать бюджет при цене на нефть 40$ за баррель, а не 70$. Минфин и другие специалисты полагают, что такое сокращение госрасходов приведет к росту ВВП. По их мнению, рост доли госрасходов в ВВП на 1 п.п. замедляет темпы роста экономики на 0,5 п.п. Это должно привести к сокращению доходов бюджета в ВВП до 15% (по равнению с 23% в 2006 г.), а в целом обеспечит следующую (рис. 4) макроэкономическую картину[12].

Рис. 4. Будущее бюджета

 

>>Полностью ознакомиться с учебно-методическим комплексом А. И. Подберзкина “Современная военная политика России ”<<


[1] Попов И. М., Хамзатов М. М. Война будущего: Концептуальные основы и практические выводы. Очерки стратегической мысли — М.: Кучково поле, 2016. — С. 577.

[2] Подберезкин А. И. Военные угрозы России. — М.: МГИМО–Университет, 2014.

[3] Подберезкин  А. И.  Стратегия  национальной  безопасности  России в XXI веке. — М.: МГИМО–Университет, 2016. — С. 269–271.

[4] Кувшинова О., Прокопенко А. Еще 20 лет стагнации прогнозирует Минэ- кономразвития / Эл. ресурс: Ведомости 2016. 20 октября. / http://www.vedomosti.ru/economics/articles/2016/10/20/661689–20-let-stagnatsii#/galleries/140737492976325/normal/1

[5] Федеральный закон Российской Федерации «О безопасности» № 390- ФЗ от 28 декабря 2010 г., а также Федеральный закон «О стратегическом планировании в Российской Федерации» №172-ФЗ от 28 июня 2014 г.

[6] Путин В. В. Указ Президента Российской Федерации «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» №683 от 31 декабря 2015 г.

[7] Министерство обороны РФ (Официальный сайт) / http://mil.ru/mod_activity_plan/constr/vvst/plan.htm

[8] Там же.

[9] Там же.

[10] Там же.

[11] Там же.

[12] Кувшинова О., Папченкова М., Прокопенко А. Минфин предлагает новую бюджетную политику / Ведомости, 2016. 7 октября / http://www.vedomosti.ru/economics/articles/2016/10/07/659983-minfin-byudzhetnuyu-politiku

 

05.10.2017
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • XXI век