О методах исследования

Версия для печати

Политика – искусство предсказать события, которые произойдут завтра, через неделю, через месяц и через год, а потом убедительно объяснить, почему прогноз не сбылся

У. Черчилль

Огромное значение, на мой взгляд, имеет широко используемый в пособии метод дедукции[1] – построения самой общей (авторской) концепции на основе больших объемов информации, опыта и интуиции, методов экспертных оценок военно-политической обстановки[2] и некоторых концепций и моделей, которые позволяют объединить огромное количество факторов и тенденций в некую единую логически обоснованную систему. Этот авторский метод применительно к анализу и прогнозу[3] развития ВПО достаточно субъективен. Но сразу оговорю, что современное состояние экспертизы в России, к сожалению, далеко от идеала – «реформы» военной и политической науки во многом привели к её кризису и отразился на качестве субъективно-интуитивных оценок и прогнозов. Тем не менее он вполне совместим с общепринятыми методами экстраполяции ВПО[4], статистическими методами и различными методами описания МО и ВПО.

В процессе разработки этой системы происходит её конкретизация, уточнение, корректировки и исправление, когда некие эмпирические данные и идеи этого требуют. Т. е. наступает второй этап анализа, основанный на методе индукции[5]. Именно таким образом построена структура всего пособия: изначально в первой части сформулирована концепция развития ВПО в мире и её прогноз, вычленены основные особенности и раскрыты наиболее характерные черты. Во второй части эта концепция рассмотрена через призму развития отдельных центров силы, ЛЧЦ и военно-политических коалиций. При этом я старался не игнорировать те противоречия, которые возникали при сопоставлении с результатами исследования при помощи дедукции базового сценария и его конкретного варианта развития ВПО.

На мой взгляд, это даёт возможность и потребность в анализе множества других, не учитывавшихся прежде факторов и тенденций, влияющих на формирование МО и ВПО. Так, например, несколько лет назад я предложил объединить эти факторы и тенденции в 4 основные группы, где собственно субъекты[6] МО и ВПО составляют только одну такую группу (другая группа относительно независимых участников обозначена как акторы[7]), а в целом все эти группы представляют собой некую систему, которая лежит в основе модели ВПО. Эта модель, на мой взгляд, позволяет представить себе:

во-первых, МО – как систему факторов, влияющих друг на друга в разных направлениях, как производное взаимодействие самых разных факторов и тенденций;

во-вторых, вычленены 4 основные группы факторов и тенденций, которые не ограничены только основными субъектами, но и тенденциями и информационно-когнитивными характеристиками;

в-третьих, дать возможность для дальнейшего расширения числа участников и тенденций, влияющих на формирование МО;

в-четвертых, зафиксировать принципиально важное положение о политическом приоритете при формировании ВПО (МО предопределяет сценарий развития ВПО).

Подчеркну и то, что как количество основных групп, так и перечень и численность факторов должны быть существенно расширены: если 1-ая группа (государства) достаточно ограничена численностью существующих государств, то 2-ая (акторы) фактически уже не ограничена потому, что численность общественных и иных негосударственных акторов уже насчитывает сотни тысяч, а число реально влияющих на формирование ВПО (например, на внутриполитическую стабильность) – десятками тысяч.

То же самое можно сказать и в отношении других групп. И не только тех, которые указаны в модели, но и тех, существование которых можно обосновать дополнительно[8].

Рис. 1. Основные группы факторов и тенденций, влияющих на формирование МО

Как видно из предлагаемой структуры МО, представляющей основные группы факторов и тенденций, их взаимодействие и взаимовлияние (порой противоречивое) формирует в основном не только современное состояние МО, но и закладывает самые общие основы для формирования ВПО, самых различных сценариев[9] и конкретных вариантов его развития. Сказанное означает в том числе, что при исследовании и прогнозе развития ВПО исключительно важное значение имеет сценарный метод анализа и прогноза, который достаточно широко используется в самых разных областях, особенно при прогнозе социально-экономического развития. Так, в частности, считается, что «Существует два основных – и при этом очень существенно различающихся между собой – метода сценарного прогнозирования. Это:

1) дедуктивный метод (от общих альтернатив – к частным сценариям; основан на анализе факторов, влияющих на поведение объекта прогнозирования);

2) индуктивный метод (от конкретных ситуаций и действий акторов к сценариям; основан на пошаговом анализе поведения акторов в рамках определенной ситуации).

Важно отметить, что оба метода позволяют решать оба типа прогнозных задач: построение нормативного и поискового прогноза. Таким образом, на стадии выбора метода у нас имеется четыре альтернативы:

– создание поискового сценарного прогноза дедуктивным методом;

– со здание нормативного сценарного прогноза дедуктивным методом;

– создание поискового сценарного прогноза индуктивным методом;

– со здание нормативного сценарного прогноза индуктивным методом.

Каждый из подходов имеет свои преимущества и недостатки. Остановимся на этом подробнее.

Дедуктивные алгоритмы создания сценарного прогноза

Принципиальная особенность дедуктивного подхода применительно к генерации поисковых сценариев заключается в том, что работа по созданию прогноза начинается с формулирования наиболее общих альтернатив развития изучаемого объекта, который рассматривается как бы через «сеть с большими ячейками». Прежде всего производится построение оси сравнения альтернатив, на которой фиксируются – в самом общем виде – наиболее широкие варианты развития прогнозируемого объекта. Например, ось сравнения альтернатив для СССР в одной из реальных сценарных моделей 1991 г. выглядела следующим образом:

Рис. 2.

Основной альтернативой, которая легла в основу данной оси, стал раскол «рынок – централизация». Соответственно, граничные состояния оси представлены альтернативами «чистый рынок» и «крайний сталинизм», другие альтернативы являются промежуточными. Так называемая «нулевая альтернатива», на координатной сетке совпадающая с осью времени, в данном случае понимается как «сохранение статус-кво» – состояния неопределенного выбора. В некоторых других моделях нулевая ось интерпретируется как «хаос, распад системы».

Противопоставление «рынка» и «централизации» подразумевает не только различные подходы к регулированию экономики, но имеет более широкое значение. Так, «рынок» означает плюралистический характер общественной системы в целом и реальную многопартийность и свободную конкуренцию в политике в частности. Аналогичным образом «централизаторская» альтернатива означает монополию государства не только в экономической, но и в социально-политической сфере жизни общества.

Ось сравнения альтернатив может иметь и иной вид, когда выделение альтернатив строится как бы в соответствии с порядковой шкалой, отражающей убывание/возрастание признаков «рынок»/«централизация». Это связано с тем, что в конкретно-исторических условиях начала 1990-х гг. СССР стоял перед фундаментальным выбором модели развития, которую можно описать всего одним ключевым размежеванием. Однако допустимо конструирование и более разнообразных осей, в духе скорее номинального измерения. Так, ось сравнения альтернатив для современной внешней политики России может иметь составляющие «ориентация на Западную Европу», «ориентация на США», «ориентация на Китай». Однако в любом случае для каждой оси сравнения альтернатив требуется ясное и логичное обоснование.

Следующей стадией работы в рамках дедуктивного метода является описание системы наиболее значимых факторов, влияющих на «движение» объекта прогнозирования по той или иной траектории. Фактически исследователю нужно ответить на вопрос: какие факторы будут в наибольшей степени содействовать (или препятствовать) выбору объектом той или иной альтернативы развития. В примере с осью сравнения для СССР значимо движение страны по одной из «централизаторских» или «рыночных» траекторий. В качестве факторов были выделены, в частности, способность существовавшей на тот момент плановой экономики обеспечить поступательное развитие и позиции КПСС.

В примере с внешней политикой России важен выбор стратегического партнера на мировой арене. Среди значимых факторов могут быть взяты интенсивность угроз со стороны исламских террористических организаций, масштаб и характер китайской миграции на территории Юга Сибири и Дальнего Востока, эффективность работы ЕЭС и целый ряд других.

Далее обозначается спектр состояний для каждого фактора. В простейшем случае фактор может иметь всего два состояния: например, террористическая угроза значительная и незначительная. В более сложных случаях факторы имеют большее число состояний. Например, в сценарной модели развития СССР фактор «положение КПСС» имел четыре состояния: единовластное, прочное, слабое, полностью потерпевшее крах.

Следующей стадией является установление взаимного влияния факторов, точнее – взаимовлияния их конкретных состояний. Логика этого процесса практически полностью соответствует логике создания интегрированного прогноза и также требует матричных методов. Как и в случае с интеграцией прогнозов, попытаемся ответить на вопрос: повлияет ли – и если да, то как – реализация состояний п фактора N на вероятность реализации состояний / фактора F? Составляется матрица взаимного влияния факторов (0 означает отсутствие влияния, | – усиливающее влияние, | – ослабевающее влияние):

Рис. 3.

Следует отметить, что стремление увидеть не только влияние каждого фактора в отдельности на поведение объекта прогнозирования, но и эффекты интегрального взаимодействия факторов является отличительной чертой сценарной методологии в целом.

Очередной этап в дедуктивной сценариотехнике – уже хорошо знакомая нам процедура составления когнитивной карты взаимодействия факторов. Факторы изображаются в виде вершин графа, связи между ними – в виде дуг. Пример такой карты, отражающей ситуацию на Ближнем Востоке, приводился в параграфе 7.5. Составленная на базе анализа взаимовлияния факторов, когнитивная карта позволяет понять, какие комбинации факторов ведут к тому или иному исходу развития ситуации; какие «узлы факторов» (особенно если они объединены в контур) играют ключевую роль с точки зрения выбора объектом прогнозирования той или иной альтернативы. В зависимости от изменения состояния одного из факторов («входного»), можно проследить изменения вероятности реализации целых цепочек других факторов, с ним связанных. Иными словами, мы имеем готовую модель для создания поисковой системы сценариев развития исследуемого нами объекта.

Создание нормативных сценариев в режиме дедуктивной сценариотехники протекает сходным образом. Принципиальное отличие состоит в том, что уже на стадии формирования оси сравнения альтернатив задается целевое состояние объекта. Например, целевой для нас может быть ориентация России на Западную Европу. Соответственно, при выборе факторов мы ограничимся теми из них, которые непосредственно влияют (способствуют или противодействуют) на реализацию именно такого состояния объекта. При анализе когнитивной карты мы также будем ориентироваться на те комбинации факторов, которые ведут к целевому состоянию.

Важным достоинством дедуктивного подхода является интегральное, комплексное рассмотрение факторов, влияющих на объект прогнозирования. В этом плане метод является «модельным», позволяет исследовать системные эффекты влияния «входных» параметров на «выходные». В практическом плане он позволяет лицу, принимающему решение, сконцентрироваться на наиболее значимых факторах.

В то же время дедуктивный подход обладает рядом недостатков. Основной из них – неоднозначность многих связей между факторами, сложность интерпретации их системных взаимодействий, особенно если число факторов достаточно велико. Кроме того, дедуктивный подход, как правило, недостаточно эффективен на малых периодах упреждения.

Индуктивные алгоритмы создания сценарного прогноза

Если в дедуктивном методе предметом анализа являются факторы, оказывающие влияние на выбор объектом прогнозирования широкой альтернативы развития, то индуктивный подход можно назвать субъектно-ориентированным. Основой составления сценариев в данном случае будут являться действия и взаимодействия политических акторов в рамках последовательно и логично сменяющих друг друга ситуаций (систематических контекстов). Таким образом, индуктивный подход в большей мере реализует пошаговый принцип сценарного метода в целом.

В индуктивных сценариотехниках важную роль играет ситуационный анализ. Именно этот метод, подробно рассмотренный нами выше, в наибольшей степени подходит для систематического описания интересов, целей, ресурсов, тактик политических акторов, а также связей между ними.

В поисковом индуктивном алгоритме начальной стадией является анализ политической ситуации, сформировавшейся на момент основания прогноза (исходной политической ситуации). На основании полученных в ходе предварительного ситуационного анализа данных строится первичная, «эскизная» модель политической ситуации.

Следующей стадией будет формирование системы общих гипотез относительно развития политической ситуации на период упреждения. Это уже непосредственно предсценарная стадия исследования, основным содержанием которой является установление прогнозных презумпций. Как было отмечено ранее, это необходимо для сужения множества мыслимых или виртуально возможных курсов действия для каждого из участвующих в исследуемой ситуации политических субъектов до разумного числа альтернатив, которые могут быть реально охвачены тщательным анализом.

Результатом данного этапа исследования должна стать система концептуальных допущений о характере развития политической ситуации, взаимодействии ее участников. Например, если мы прогнозируем исход правительственного кризиса, связанного с вынесением вотума недоверия премьер-министру, одной из прогнозных презумпций может стать гипотеза о протекании всего процесса в рамках правового поля, т.е. мы изначально отвергаем возможность развития событий по сценарию 1993 г., когда здание федерального парламента подверглось обстрелу.

Военно-политическая обстановка (ВПО) соотносится с международной обстановкой (МО) в целом также как понятия «политики» и «война»[10], о чем ниже будет сказано подробнее, но принципиально важно отметить, что любой сценарий развития ВПО или даже его конкретный вариант неизбежно предопределяется и вытекает из сценария (и его варианта) развития МО, что можно схематично изобразить на следующем рисунке:

Рис. 4

Как видно из рисунка, существующий сценарий развития МО может развиваться по нескольким своим вариантам, которые конкретизируют объективные и субъективные условия в настоящее время, иногда сменяя (или дополняя) друг друга. Так, современный сценарий развития МО развивается по сценарию нарастающего силового противоборства западной ЛЧЦ и ее военно-политической коалиции с другими ЛЧЦ (и их коалициями), прежде всего, китайской, исламской, российской, латиноамериканской и др.

При этом конкретные варианты (№ 1, № 2 и № 3) развития МО иногда меняются, либо «дополняют» друг друга. Например, «Вариант № 1» (конфликт с исламской ЛЧЦ) уступает место «Варианту № 2» (конфликту с китайской ЛЧЦ) и дополняется «Вариантом № 3» (конфликт с российской ЛЧЦ).

Однако принципиально важно попытаться спрогнозировать наиболее вероятный будущий сценарий развития МО, варианты которого могут принципиально отличаться от существующего.

Если существующий сценарий развития МО (при горизонте планирования 1–2 года) и его варианты относительно предсказуемы, а значит могут так или иначе и прогнозироваться различные сценарии развития СО, конфликтов и войн, то будущий сценарий развития МО может предоставить качественно (принципиально новые) варианты своего развития, как и развития ВПО и СО, которые можно охарактеризовать как «фазовый переход» к новому состоянию. Например, если будущий вариант развития сценария МО может означать создание широкой антиамериканской коалиции в составе Китая, Индии, Пакистана и ряда других государств, которые захотят пересмотреть отношения Запад-Восток в принципе.

При анализе ВПО в настоящей работе предлагается использовать метод моделирования ВПО[11], в частности метод разработки возможных и наиболее вероятных сценариев развития ВПО[12]. При этом, как уже говорилось, военно-политическая обстановка (ВПО) закономерно вытекает из характера МО в качестве результата развития военно-политических отношений[13]. Она в дальнейшем конкретизируется в СО, а та – в конкретном типе вооруженного[14] или международного военного конфликта[15].

Для целей конкретного политического анализа необходимо вычленить максимально точно конкретный вариант развития МО и, как следствие, конкретный вариант развития ВПО (вытекающий из него) потому, что этот конкретный вариант ВПО «материализуется» в одном из вариантов развития СО (война, конфликт, столкновение, военно-силовое противоборство и т. д.).

Автор: А.И. Подберезкин

>>Полностью ознакомиться с учебным пособием "Современная военно-политическая обстановка" <<


[1] Метод дедукции анализа и прогноза ВПО – зд.: метод логических умозаключений, основанный на общем анализе МО, и, как следствие его развития, – ВПО, в результате которого выстраивается цепь рассуждений относительно наиболее вероятного конкретного варианта одного из сценариев развития ВПО (иногда СО).

[2] Метод экспертных оценок военно-политической обстановки – зд.: метод оценивая состояния текущей военно-политической обстановки на основе опыта, знаний и интуиции высококвалифицированных специалистов.

[3] Прогнозирование ВПО – зд.: процесс разработки прогноза развития факторов и тенденций, формирующих ВПО, а также возможных и вероятных взаимосвязей между ними.

[4] Метод экстраполяции военно-политической обстановки – зд.: метод прогнозирования развития военно-политической обстановки, основанный на анализе сложившейся в прошлом и настоящем закономерностей, характера и условий развития ВПО и распространения их на соответствующую перспективу прогноза (планирования) в будущем.

[5] Метод индукции анализа и прогноза ВПО – зд.: метод логических рассуждений, основанный на анализе эмпирических данных и экспертных оценках, с помощью которого вносятся коррективы и другие изменения в разработанный наиболее вероятный из возможных сценарий и его вариант развития ВПО (иногда СО).

[6] Субъекты МО и ВПО – зд.: суверенные с точки зрения международного права государства, способные к проведению самостоятельной внешней и военной политике.

[7] Акторы МО и ВПО – зд.: легитимные и нелегитимные негосударственные организации и структуры, участвующие в формировании МО и ВПО.

[8] См., например: Подберёзкин А.И., Соколенко В.Г., Цырендоржиев С.Р. Современная международная обстановка: цивилизации, идеологии, элиты. М.: МГИМО-Университет, 2015. 464 с.

[9] Сценарий развития военно-политической обстановки – зд.:порядок перехода ВПО из одного состояния в другое под воздействием совокупности факторов, определяющих социально-политическое и военно-техническое, а также иное развитие субъектов и тенденций в развитии ВПО

[10] См.: Истоки представлений о соотношении понятий: Клаузевиц, Карл фон «О войне». М.: АСТ, 2019. 320 с.

[11] Метод моделирования ВПО – зд.:метод исследования в форме конструирования модели военно-политических отношений с адекватным отображением их содержания, существенных признаков и характеристик.

[12] Метод разработки сценариев военно-политической обстановки – зд.: метод моделирования развития ВПО, выполненный в соответствии с правилами разработки возможных и наиболее вероятных, а также недопустимых сценариев и их вариантов развития ВПО.

[13] Военно-политические отношения – зд.:результат взаимодействия субъектов международных отношений в силовых областях (военной и не военной) противостояния.

[14] Вооруженный конфликт – зд.: тип военного конфликта, представляющий ограниченный по масштабам, времени, целям, составу сил и средств вооруженное столкновение между участниками и акторами ВПО или противостоящими сторонами внутри одного субъекта МО, не требующий использования всех сил и средств.

[15] Международный военный конфликт – зд.:военный конфликт, выходящий за территориальные пределы одного государства, в котором участвуют, как правило, субъекты ВПО (но могут участвовать и привлекаться акторы).

 

13.07.2020
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Глобально
  • XXI век