«Новый подход» США к контролю над вооружениями

Версия для печати

В апреле этого года Государственный департамент США после долгих раздумий наконец-то опубликовал долгожданное «исследование» в области контроля над вооружениями (КНВ), которое постоянно откладывалось по неизвестным причинам. Оно вышло в новом издании американского внешнеполитического ведомства, имеющем собственное название «Контроль над вооружениями и исследовательские разработки в сфере международной безопасности», которое будет выходить периодически.
 
Первым материалом в нем стало «исследование» Кристофера Форда, занимающего должность заместителя государственного секретаря США по вопросам международной безопасности и нераспространения.
 
В своем новом апрельском изыскании, которое вышло под многообещающим заголовком «Следующее поколение контроля над вооружениями», предпринята попытка изложить основные принципы Администрации президента Дональда Трампа в названной сфере.
 
Как известно, США открыто продемонстрировали свою негативную позицию к 13 двусторонним и многосторонним договорам и соглашениям, сдерживающим гонку вооружений по различным направлениям.
 
Но этот высокопоставленный представитель Государственного департамента так и не смог объяснить, почему американская сторона либо в одностороннем порядке денонсировала часть договоренностей именно в области контроля над вооружениями (например, ДРСМД, «иранскую ядерную сделку» и Договор о торговле оружием), либо нарушила часть из них (к примеру, ДРСМД и продолжает нарушать Договор СНВ-3), либо отказалась от их ратификации (скажем, ДВЗЯИ) или вообще предпочла не обсуждать некоторые  проекты новых международных договоренностей, в частности, по предотвращению гонки вооружений в космическом пространстве.
 
В своем «исследовании» Кристофер Форд вообще обошел стороной такой актуальнейший вопрос последних лет российско-американских отношений и мировой политики – проблему пролонгации Договора СНВ-3. Видимо, не продлят. Но зато затронул некоторые иные темы.
 
Он вновь поднял шумиху о том, что российские «экзотические» виды вооружений, обозначенные президентом России в марте 2018 года, подпадают под определения Договора СНВ-3. Увы, не подпадают. В этом договоре нет положений, которые ограничивали бы «гиперзвуковые планирующие боевые блоки» или «подводные автономные системы». Не могут распространяться его положения и на новые МБР, например, на ракету «Сармат», которая еще не прошла всех испытаний, массовое производство которой еще не начато и которая пока не поступила на вооружение российских РВСН.
 
По мнению Кристофера Форда, именно Россия и КНР «бросают вызов» КНВ своими ядерными потенциалами, а вот, мол, США, которые в ближайшие 30 лет израсходуют на создание качественно новой стратегической ядерной триады до 1,7 трлн. долларов, такого вызова не бросают. Странная логика. А точнее: отсутствие вообще какой-то логики. В этом контексте откровенно ложным заявлением заместителя государственного секретаря является его «признание», что Соединенные Штаты не наращивают свой ядерный арсенал. Словно нет никаких огромных расходов на эти цели и не принятых Конгрессом решений о модернизации существующих ядерных систем и о создании качественно новых.
 
Он обрушился с критикой на Россию за то, что она, якобы, по-прежнему нарушает недействующий ДРСМД, который перестал существовать именно благодарю одностороннему и инициативному выходу из него в августе 2019 года именно США. Интересно: как можно нарушать договор, который не существует?
 
Пекину досталось за его нежелание участвовать в трехсторонних переговорах по сокращению ядерных вооружений с Вашингтоном и Москвой, на чем активно настаивает Белый дом, несмотря на твердый отказ КНР вступить в такие дискуссии.
 
Коснувшись проблематики введения возможных ограничений на тактическое ядерное оружие (ТЯО),  названный американский эксперт так и не пояснил: а собираются ли Соединенные Штаты полностью освободить Европу от своих ядерных вооружений этого класса, которые находятся на европейском континенте уже свыше 70 лет, и вывезти их на свою континентальную территорию? То есть поступить точно также, как поступила Россия, которая к середине 90-ых годов прошлого столетия перебазировала все ТЯО из трех бывших советских республик на свою территорию.
 
Но на эту актуальную тему в докладе руководителя столь ответственного направления Государственного департамента нет не единого слова. Интересно: как можно селективно сокращать такой вид вооружений при игнорировании их географического и стратегического фактора, когда американские ядерные боезаряды тактического назначения находятся далеко за пределами Америки и вместе с их авиационными носителями квалифицируются в Пентагоне как средства «передового базирования», а сопоставимые российские вооружения и их носители воздушного базирования – складированы только на территории России?
 
В своем докладе Кристофер Форд оправдывает развертывание на американских подводных ракетоносцах ядерных боезарядов малой мощности, то есть от 5 килотонн и ниже, тем фактором, что это, дескать, не увеличивает общий лимит по американскими СНВ, определенным Договором СНВ-3. Но здесь же он напрочь забывает, что эти новые системы «пониженной мощности» все равно относятся к дестабилизирующим видам СНВ, так как могут быть применимы по любому государству в любое время в инициативном первом ударе.
 
Так в чем же заключается «следующее поколение КНВ» по-американски? Если попытаться найти это в представленном варианте, то никого «нового» подхода к этому процессу нет и в помине. А что есть? Вместо этого выдвинута новая инициатива Вашингтона: «Создание атмосферы для ядерного разоружения» – в сокращении «CEND».
 
К сожалению, не только подходы Государственного департамента США к КНВ, изложенные в распространенном докладе, но и их ядерные, противоракетные, космические и иные военно-стратегические установки, а также огромные военные расходы не создают и никогда не создадут подобной «атмосферы». А «новая» инициатива «CEND» фактически является пропагандистским прикрытием для анти-контроля над вооружениями.
 
 
Автор: Владимир Козин;  Источник: ИА Инфорос
29.04.2020
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Ракетные войска стратегического назначения
  • Россия
  • США
  • XXI век