Особенности формирования и применения социальных сетей в качестве инструмента силовой политики Запада

Версия для печати

Стратегические концепции пишут специальные люди, эти люди интегрированы в американскую систему управления[1]

Е. Федоров, депутат Госдумы

 

Американская дипломатия стала оружием массового психологического поражения после применения которого целые государства начали отказываться от своих традиций, истории и воспринимать навязанные им ценности за свои собственные[2]

Е. Гагарина

 

Превращение интернета в потенциальный фактор влияния произошло еще в конце XX века, но в начале XXI столетия этот потенциал - стремительно развиваясь и совершенствуясь – стал интегрироваться с намерениями политических сил его использовать в качестве конкретного силового политического средства.

Появление и функционирование социальных сетей означает, что мы имеем дело с формированием нового социокибернетического направления в развитии человечества. И от того, насколько страны и народы сумеют овладеть им, придать ему ноосферный путь развития, будет зависеть их будущее. Мировое сообщество представляет собой единую социокибернетическую систему, которая, в свою очередь, является частью глобальной киберсистемы – ноосферы[3].  Более того, в политической и военной области самым высшим приоритетом Запада заявляется «сохранение коллективной системы (западной) безопасности, основанной на идеологических и культурных поведениях акторов»[4], и предотвращение появления «спорных» («contented») норм.

Социальные сети в идеале в полной мере отвечают критериям ноосферного подхода. Они, как и ноосфера, выступают в качестве новой среды организованности человечества, возникающей при взаимодействии человека-общества-государства-природы. В социальных сетях идут процессы самопознания и преобразования, проявляются естественно-исторические закономерности социально-экономического развития общества, биологическая роль человечества, сознание, трудовая деятельность. Социальные сети выступают в качестве медийных площадок для граждан дипломатии. Они дают возможность всем политическим силам, всем гражданам открыто высказать свое мнение по любым жизненно важным проблемам. Они создают условия для конкуренции точек зрения и равного доступа потребителей информации к ним, они способствуют устранению непропорциональности, несбалансированности, искаженности информирования и повышения объективности интерпретации событий, общественнополитических позиций. В сетях отмечается высокая концентрация, систематизация научных и образовательных идей, исследований и технологий социальной направленности, инициатив; в них сосредоточен опыт безопасного существования личности, общества, государства, мирового сообщества.

Вместе с тем, факты свидетельствуют: вступление человечества в эпоху сетевого мироустройства имеет для него и положительные, и негативные последствия. С одной стороны, сеть носит прикладной, инструментальный характер, и в этом качестве она расширяет технические возможности человека, предоставляя ему специфические средства связи, получения, передачи и хранения информации. В группобразующих социальноориентированных сетевых кибернетических системах проявляется, как правило, стремление к консолидации, кооперации, объединению участников общения в благих делах, к формированию групп единомышленников, к росту интеллектуального потенциала и пассионарности, к созданию виртуальных социальных институтов. Таким сетям легче противостоять нетократии, выражающей чуждые нам интересы глобализаторов и осознанно, последовательно нести свою миссию служения своему народу, своей нации, своей стране, всему человечеству[5].

С другой стороны, сеть обладает огромным разрушительным потенциалом воздействия на сознание, душу, физическое состояние человека. Она уже вовсю используется США, Западом в качестве средства глобализации, метатехнологии угодной им организации человечества, установления нового мирового порядка, захвата мирового государства. Негативная сторона Всемирной Паутины подтверждается развернувшимися в ней полномасштабными сетевыми войнами, которые охватывают все пространство и все сферы жизнедеятельности человеческого сообщества. В них используются компьютерные технологии и новые возможности средств связи и коммуникации для массового и индивидуального перепрограммирования людей.

По данным бывшего советника президента США по борьбе с терроризмом Ричарда Кларка, на данный момент все необходимое для того, чтобы вести кибервойну, есть у 2030 стран. Наиболее высокий уровень киберподготовки отмечается у США и Израиля. США в 2011 году сумели с помощью вируса Stuxnet нарушить работу иранских ядерных объектов. Особое значение американское военное ведомство (Агентство оборонных разработок DARPA) придает поиску алгоритма мобилизации и координации действий больших групп людей в социальных сетях. 3 июня 2012 года представитель израильской армии признал, что она воспринимает виртуальное пространство как место военных действий. О своей готовности к ведению кибервойны объявил бундесвер. В отчете министерства обороны ФРГ говорится, что с 2006 года началось формирование «хакерских войск», а с конца 2011 года они уже готовы к участию в войсковых операциях.

Особым видом сетевых войн являются войны идентичности, когда, например, вместо цивилизационной идентичности навязывается потребительская, когда уничтожается национальная идентичность и подменяется космополитизмом, когда манипулирование сознанием становится тотальным[6].

Широкое распространение в последние годы получили в сетях «цветные» войны-революции. Именно в социальных сетях они зарождаются, созревают, наполняются энергией, а затем выплескиваются на улицы и площади, сметая, казалось бы, весьма прочные режимы и приводя к власти новые силы. За так называемыми «стихийными» выступлениями народов, почти не скрываясь, стоят США, Запад, НАТО. Очевидно, что тенденция продолжения подобного рода сетевых войн в ближайшей перспективе сохранится. По существу, сетецентрическая, «цветная» войнареволюция уже полным ходом ведется против России. Одним из подтверждений тому является назначение послом США в Москве М.Макфола, которого не без оснований называют главным организатором продвижения американской подрывной демократии в России. Пока российские власти проигрывают в информационном противоборстве с противником, что может иметь, как показывает опыт поражения СССР, самые трагические последствия для нашей страны.

Российские социальные сети по своему наполнению в принципе отличаются от западных, что объясняется разными идеологемами, различными системами ценностей, разной логикой информационного воздействия, разными социальными мотивами, разным миропониманием, на которых они строятся. На Западе в основе сетей лежит маркетинг, продажа как главная форма деятельности человека, извлечение прибыли, индивидуализм. Там ведутся виртуальные сетевые войны с последующим их переводом в реальные, там занимаются разработкой и внедрением социальных технологий ради успеха в противостоянии цивилизаций. В содержании же российских сетей в большей мере, чем в западных, отражены ноосферное миропонимание, русский космизм, единство мира-человека, общества, природы; единство человека и Космоса, человека и Вселенной. Российские социальные сети проявляют себя как отражение регулируемой эволюции мира, человека, неразрывности связи времен и поколений, как поиск Истины, путей консолидации, возрождения, решения созидательных задач общественного развития[7].

Деятельность национально ориентированных социальных сетей осуществляется в контексте поддержки государства и общества, объединения людей по национальному, сословному, классовому, профессиональному, религиозному, идейному и иным признакам. Они пытаются обеспечить участие своих пользователей в обсуждении и принятии жизненно важных решений, касающихся судеб России, мирового сообщества. Социальные сети в целом положительно повлияли на ситуацию в нашей стране, хотя, конечно, в их деятельности было и остается немало негативных моментов. В российских сетях нашла свое отражение вся палитра внутренней и внешней политики, идеологии, потребностей, все важнейшие события в стране и за рубежом. Сети, по существу, превратились в политическое оружие, в средство создания благоприятной коммуникативной среды для формирования массовых протестных движений, что наглядно проявилось в череде митингов и демонстраций, состоявшихся в Москве, Петербурге и других городах в связи с массовыми нарушениями на парламентских и президентских выборах 2011 - 2012 гг. Эти акции можно рассматривать и как своего рода полигон для испытания и обкатки технологий сетевой войны.

Вместе с тем, уже появились и бытийные сети, ставшие средством самоорганизации социальной и экономической жизни общества: досуга, занятости, решения житейских проблем и др. В социальных сетях также создаются и распространяются новые идеологемы, теории, мнения, в них формируются большие и малые группы сторонников, последователей, пассионариев. Некоторое распространение в сетях получили действия, направленные на ограничение произвола чиновников, взяточников, иностранных агентов… В сетях можно встретить также немало предложений по поводу того, как обустроить Россию и спасти мир от грядущих потрясений[8].

При всей остроте международного положения России, социальные сети должны сегодня сосредоточить свое внимание на внутренних проблемах. Уже более 20 лет прошло после крупнейшей геополитической катастрофы – поражения Советской России в Третьей мировой войне (холодной), но усеченная, разрушенная страна так и не нашла в себе силы, чтобы «сосредоточиться» (канцлер Горчаков), как после поражения в Крымской войне в XIX в.

Пренебрежение внутренними делами исторически всегда обходилось очень дорого российскому государству. Полтора века назад известный русский писатель-славянофил И.С.Аксаков в своей статье «Отчего так нелегко живется в России?» писал: России «неможется особенно потому, что приходится ей иметь дело не с какой-либо внешней опасностью, внешним врагом, - а с самою собой». В числе причин такого нестроения он указывал на «переселение русских капиталов за границу в лице сотни-другой тысяч наиобразованнейших и состоятельнейших людей, на страшное усиление пьянства в простом народе вместе с ослаблением нравственных побуждений и физических сил к производительному труду…» и, наконец, на следование России заграничным рецептам, когда страна по формальным признакам больше других становится похожей на Западную Европу, но при этом «богатая Русь бедна и беднеет», а верхи демонстрируют «поразительную неспособность, нравственную дряблость и духовную непроизводительность»[9].

В оценке Аксаковым тогдашней ситуации в России легко узнается ее современное состояние. Актуальны и его призывы к обществу «проснуться», не поддаваться безудержной пропаганде неких успехов России, не воображать себя русскими и патриотами под ее влиянием, а быть ими, опираться на «сокровища духа в Русской земле», в чем он видел способ исцеления общественных недугов. Аксаков, несомненно, был прав, когда неявно намекал, что внутренний враг опаснее внешнего, что внутренние неурядицы несут с собой большую угрозу для страны, чем внешние силы. Такая позиция по крайней мере должна насторожить пользователей сети, которым следовало бы взять на вооружение принцип «не навреди», примыкая к недругам России в виртуальных или реальных акциях, например, к маргинальным группам провокационных некоммерческих организаций, финансируемых из-за рубежа.

Думается, что самым пагубным сегодня для России остается ее блуждание в потемках, отсутствие достойной великой цели, непонимание своих миссии и предназначения, вакуум идей, социальных энергий и смыслов, забвение русского созидательного фактора, без учета и возвышения которого будущего у страны, у русской цивилизации нет. Решение русского вопроса является главным для выхода из кризиса, выживания и процветания России, поскольку русский народ является государствообразующим, основой российской государственности, и от его национального самочувствия прямо зависит судьба Отечества, всех граждан страны.

Как показалось, в последние годы произошло определенное пробуждение русского духа. Народ как бы ожил, духовно окреп. Первым признаком тому стало улучшение демографических показателей в стране: несколько увеличилась рождаемость, сократилась смертность, возросла продолжительность жизни при всем том, что не произошло никаких коренных изменений к лучшему в области здравоохранения, материального положения населения. Скорее всего, это связано с тем, что у людей появился луч надежды на лучшее будущее в связи с провалом нового капиталистического эксперимента и антирусского проекта в России. Свою положительную роль в сбережении народа, его духовном укреплении сыграла Русская православная церковь, вставшая на защиту русских традиций, русской цивилизации, русской национальнокультурной идентичности. Так, она вступила в борьбу с такими демографическими диверсиями, как планирование семьи, реклама абортов, ювенальная юстиция и др.[10]

Социальные сети призваны сыграть важнейшую роль в собирании Русского мира, представляющего сегодня всемирную сетевую структуру больших и малых сообществ людей, думающих и говорящих на русском языке и даже забывших его, но помнящих о своем историческом Отечестве и радеющим за него. Социальные сети, глобальная сеть Интернет позволяет устанавливать тесные связи и контакты с русскими диаспорами, разбросанными по всему свету, координировать их действия, укреплять русский интеллектуальный и информационный потенциал, позиции России на международной арене.

Это произошло в силу нескольких важных особенностей развития технологий и общественно-политической жизни с конца 80-х годов прошло­го века, а именно:

С точки зрения технологической, в последнюю треть XX века, как известно, произошла информационно-технологическая революция в области информатики и средств связи, в результате которой произошло качественное и масштабное изменение в средствах, а затем и в способах ведения войн. В конце 30-х гг. XX в. русский ученый Вернадский Владимир Иванович, сказал пророчески: «Процесс полного заселения биосферы человеком – обусловлен ходом истории научной мысли, неразрывно связан … с успехами техники передвижения, с возможностью мгновенной передачи мысли, ее одновременного обсуждения на планете… Благодаря успехам связи, человек может быть неотрывно в сношениях со всем миром, нигде не может быть одиноким и потеряться беспомощно в грандиозности земной природы»[11]. Одним из последствий этой революции стало опережение темпов развития средств информатики и связи (возможностей) темпов социального и экономического развития.

Автор: А.И. Подберезкин


[1] Федоров Е. Госпереворот. Технология предательства. – СПб.: ИГ «Весь», 2016. – С. 31.

[2] Гагарина Е. Распутывая социальные сети / Дипломатика, 2012. – № 4. – С. 1629.

[3] Шершнев Л. Социальные сети: воплощение и развитие идеи В.И. Вернадского о ноосфере / Дипломатика, 2012. – № 4. – С. 9.

[4] Joint Operating Environment (JOE) 2035. The Joint Force in a Contested and Disordered World. 2016. 14 July. – P. 5.

[5] Шершнев Л. Социальные сети: воплощение и развитие идеи В.И. Вернадского о ноосфере / Дипломатика, 2012. – № 4. – С. 10.

[6] Там же.

[7] Шершнев Л. Социальные сети: воплощение и развитие идеи В.И. Вернадского о ноосфере / Дипломатика, 2012. – № 4. – С. 11.

[8] Шершнев Л. Социальные сети: воплощение и развитие идеи В.И. Вернадского о ноосфере / Дипломатика, 2012. – № 4. – С. 12.

[9] Шершнев Л. Социальные сети: воплощение и развитие идеи В.И. Вернадского о ноосфере / Дипломатика, 2012. – № 4. – С. 13.

[10] Шершнев Л. Социальные сети: воплощение и развитие идеи В.И. Вернадского о ноосфере / Дипломатика, 2012. – № 4. – С. 13.

[11] Вернадский В.И. Научная мысль как планетное явление. 1937–1938 гг.

 

02.06.2017
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Кибер-войска
  • Россия
  • Глобально
  • XXI век