У Трампа уже есть повод для ссоры с Кремлем

Версия для печати

Победа кандидата республиканцев не исключит Тегеран из списка «главных врагов» США, что грозит очередным витком конфликта с Россией.

Президент Ирана Хасан Роухани считает неважным, кто будет президентом США — Хилари Клинтон или Дональд Трамп. На самом же деле это всего лишь слова, не подкрепленные анализом непонятно какой будущей политики победившего миллиардера.

Считалось, что победа Клинтон принесет Ирану одни неприятности, и во многом это верно. Но при этом как-то забывалось, что именно она внесла немалый вклад в договоренность по ядерной программе Ирана. И, вероятно, ее победа на выборах способствовала бы сохранению соответствующего соглашения либо его не расторжению в ближайшее время. Это, однако, вовсе не означает, что стань Клинтон президентом, кипение на Ближнем Востоке, в том числе, в контексте Ирана, понизилась хотя бы на градус.

В частности, уже после достижения соглашения по ядерной программе она постоянно демонстрировала свое недоверие Ирану, хотя по части ядерного досье ни у МАГАТЭ, ни у членов «шестерки», включая США, претензий к Тегерану не было. Тем не менее, Клинтон призывала к новым санкциям против Исламской Республики из-за программы тестирования баллистических ракет. И вообще эта дама «славится» тем, что всегда предпочитает войну  мирным договоренностям: достаточно вспомнить Ирак, Афганистан, Ливию и т. д.

Понятно, что если бы выборы выиграла Клинтон, она бы не раскрыла своих объятий для Ирана. Но выиграл Трамп, который вместе со своими советниками отличается особой агрессивностью в отношении ИРИ. Чего стоят одни только антииранские высказывания Трампа в ходе его предвыборной кампании. Например, нью-йоркский миллиардер назвал Иран «большим врагом» США и обвинил Клинтон в излишне мягкой позиции в отношении этой страны.

Он также не забыл инцидент, когда ВМС Ирана вынудили военный корабль США изменить курс, пойдя с ним на сближение в Персидском заливе — Трамп даже пригрозил, что если такое повторится, иранские суда будут сметены с воды «залпами пушек». Неприемлемо для новоиспеченного президента и то, что, по его мнению, «Иран становится все сильнее и сильнее». Кроме того, в ходе своей предвыборной кампании он провел мысль, в соответствии с которой взятие американцами Мосула будет означать только одно — «выгоду получит Иран». И вообще, благодаря «глупости» руководства США, американцев «обыграли Путин, Асад, и, кстати, Иран».

Словом, можно считать, что Иран не сходил с уст Трампа за все время его предвыборной кампании — в нем он видит проблему для Сирии, Ливана, Йемена, Саудовской Аравии, Израиля; страну, финансирующую вооруженные силы на всем Ближнем Востоке, поддерживающую «ХАМАС», «Хизбалла» и «Исламский джихад». Соответственно, Трамп пообещал принять меры против ИРИ.

Судя по его настрою, совершенно не исключено, что он постарается сорвать ядерную сделку с этой страной, если ему в этом деле не окажет сильное сопротивление американский Конгресс. Впрочем, непредсказуемый и неопытный в политике Трамп вполне может наплевать и на законодателей.

Правда, ему вряд ли легко будет проигнорировать Россию и Китай — участников «шестерки», достигшей соглашения по иранской ядерной программе. Ведь Трамп своими реверансами в адрес России, приложившей максимум усилий для снятия санкций с Ирана, в среде своих политических оппонентов снискал репутацию чуть ли ни «агента Кремля».

Сам же Иран посредством главы своего МИД Мохаммада Джавада Зарифа очень спокойно заявил, что США в любом случае должны выполнять свои обязательства в рамках ядерной программы. А пресс-секретарь МИД Ирана Бахрам Гасеми (его цитирует «Тренд») подчеркнул, что Тегеран имеет горький опыт в связи с политикой Вашингтона в прошлом. «Для нас важно выполнение будущей американской администрацией своих обязательств», — сказал он.

В целом же Иран настаивает на том, что для него не имеет никакого значения, кто стал президентом США, поскольку, как сказал верховный лидер ИРИ аятолла Али Хаменеи, заявления обоих претендентов на этот пост «говорят об отсутствии человеческих ценностей в Америке». Сказано слишком сильно, потому как стоит разделять американский народ от его руководства. Ведь выиграть выборы Трампу помогла именно та часть американцев, которым близки его «миротворческие ценности».

Будет ли обманут электорат Трампа, покажет будущее. Равно как в скором времени станет ясно, как реально поведет себя новый американский лидер во внутренней политике и международных отношениях. Потому что предвыборная кампания — это одно, а реальная политика — совершенно иное.

Обустроившись в Овальном кабинете, ему сразу же придется заняться глобальными политическими вопросами, включая, в первую очередь, отношения с Россией и ситуацию на Ближнем Востоке. И тут ему очень пригодится прагматизм бизнесмена, нажившего 4 миллиарда долларов. Но при этом ему может помешать отсутствие политического опыта. Однако в любом случае прагматизм дельца Трампу в большей степени, чем Клинтон, оставит пространство для компромиссов — в том числе, касающихся Ирана.

То есть «наезжать» на Иран во время предвыборной кампании — легко, а в ранге президента мировой державы — затруднительно. Потому как Трамп, безусловно, довольно ясно представляет себе, насколько сильно «наследили» руководители США и в отношениях с Россией, и в своих действиях на Ближнем Востоке.

Конечно, не все его рассуждения следует воспринимать как «искреннее мнение» — ведь надо же еще и потрафить избирателям. Но все же Трампу так или иначе придется отвечать делом на его же упреки по поводу того, что США и союзники проводят операции в Сирии без ведома властей этой страны; что возникновение ИГ («Исламское государство» — террористическая организация, запрещенная в РФ) — это результат действий Клинтон и Обамы на Ближнем Востоке; что не стоило начинать войну в Ираке, а начав, нельзя было из него уходить, чтобы не допустить распространение влияния ИГ; что оппозиция Асада «может быть еще хуже, чем сам Асад». И при этом Трамп не единожды повторял, что Иран «захватывает» Ирак, а он, Трамп, хочет вывести США из международных конфликтов.

Так кто есть Трамп — миролюбивый и «пушистый», несмотря на всю его эксцентричность, или жесткий и мстительный — особенно в отношении Ирана? Вероятно, на посту президента он будет разным и непоследовательным. Но поскольку он готов идти на примирение с Россией, Ирану, возможно, стоит сделать ставку именно на это, а также изменить риторику в отношении США, перестать навязывать своему народу Америку в образе безусловного врага. Правда, у Ирана есть все основания для скепсиса в отношении США, но в политике нет ничего безусловного — все очень относительно и быстротечно.

С большой долей вероятности, Трамп будет применять на практике именно теорию «политической относительности» и «относительного зла». Конечно, он столкнется со шквалом критики в самой Америке, включая политиков от Республиканской партии, но Трамп знал, на что шел.

А в случае с Ираном он шел, как минимум, на растущее влияние этой страны в Ираке, Ливане и Йемене; на едва ли не решающую поддержку Ираном Сирии; на отсутствие поддержки по срыву иранской ядерной сделки со стороны европейских государств, не говоря уже о России и Китае. Так что Трампу есть о чем подумать в связи с Ираном  в ожидающем его Овальном кабинете. Как минимум, ему, в свете желания бороться с «Исламским государством» совместно с Россией, придется очень точно рассчитать свои действия, имея в виду союз Москвы, Тегерана и Дамаска.

Исключить из этой борьбы Иран уже не получится. И сильно «наехать»  на него — тоже. Потому что России крайне невыгодно сдавать Исламскую Республику Америке по сугубо прагматичным соображениям. Во-первых, стороны активно и плодотворно сотрудничают в сфере безопасности. Во-вторых, отречение от Ирана означает оголение южного фланга России и усиление влияния США в Афганистане. В-третьих, Иран в его нынешнем виде так или иначе сохраняет баланс сил не только в региональном, но и мировом масштабе.

Словом, Россия будет защищать Иран до последнего, что, в свою очередь, заметно ослабит надежды на российско-американское сближение. Скорее всего, стороны будут «дружить» выборочно — по тем «эпизодам», по которым это будет взаимовыгодно.

Автор: Ирина Джорбенадзе, Источник: РосБалт

11.11.2016
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • США
  • Ближний Восток и Северная Африка
  • XXI век