ВКО как средство обеспечения безопасности и развития России

Версия для печати

По итогам 2016 года Россия на 5,9% увеличила свои расходы на военные нужды, доведя их до 69,2 миллиарда долларов. Это позволило стране войти в тройку мировых лидеров по объемам затрат на оборону, потеснив на четвертое место Саудовскую Аравию, расходы на военные нужды которой за прошедший год составили 63,7 миллиарда долларов. В то же время два первых места в этом рейтинге по-прежнему удерживают США с расходами на уровне 611 миллиардов долларов и Китай с расходами в 215 миллиардов долларов. Такие данные содержатся в очередном докладе Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIPRI).

При этом в номинальном выражении в местной валюте специалисты SIPRI оценили военные расходы России за 2016 год в сумму 4,64 триллиона рублей. Рост по сравнению с 2015 годом составил 14,8%. И это в условиях стагнации экономического развития.

В итоге мы можем констатировать, что российская экономика, занимающая далеко не первое место по объему ВВП в мире, расходует на оборону больше, чем остальные страны, но меньше, чем нужно просто потому, что её расходы соотносятся с расходами противостоящей военно-политической коалиции, как минимум 1:20! При этом мы просто обязаны констатировать, если не хотим показаться далёкими от реальности, что последние годы нарастает военно-силовая эскалация, которая поставила нас на  грань (или уже за гранью?) войны с Западом.

В этих условиях нарастает критика правительства и вполне справедливые требования«эффективной стратегии» и «хорошего управления», которые  сводятся в конечном счете к требованию иметь  эффективную концепцию безопасности и развития, сочетающую требования «пушек» и «масла». Причем реализовывать эту концепцию безопасности и стратегию развития придется наверняка не только в условиях недостатка времени, но и в условиях фактического внешнеполитического и экономического кризиса и жестких ресурсных ограничений, что делает требования к повышению ее эффективности еще более жесткими.

Кроме того, решать эту задачу предстоит, видимо, тем же структурам и людям, которые уже пытались ее решать прежде в имеющихся институтах государства, и на той же материальной и информационно-аналитической основе, что уже изначально ставит под сомнение возможность такого эффективного решения. Действительно, если многократно заявленный курс на «ускорение», «инновации» и «модернизации» не реализовывался в течение десятилетий, то где уверенность в том, что это произойдет сегодня или хотя бы в среднесрочной перспективе? Тем более, если сами ответственные за этот курс в экономике страны лица загодя планируют отставание?

Ситуация осложняется тем, что если говорить о законодательной и нормативной основе развития нации и государства, то в ней, как оказывается, вообще нет места для долгосрочной стратегии самого высокого уровня, в которой, прежде всего, формируется национальное целеполагание, т.е. начисто отсутствуют внятные цели развития и основные требования к безопасности. Коротко и не бесспорно они описаны в двух последних редакциях Стратегии национальной безопасности России (2009 и 2015 гг.), в которых подчеркивается, что они являются «базовым документом стратегического планирования, определяющим национальные интересы и стратегические национальные приоритеты, но где сами интересы и приоритеты изложены противоречиво и вызывают серьезные возрастания (Ст. 30 Стратегии).

Сказанное означает, что надо пробовать не новые модели и не новые кадры, которых за предыдущие десятилетия попробовали достаточно, а уже апробированные подходы в экономике и кадровой политике, которые давали положительные, пусть иногда и скромные,результаты. И прежде всего необходимо начинать с того чтобы немедленно и тотально…запретить реформы. Любые: экономические, социальные, а тем более (и особенно) кадровые.   Взять абсолютную паузу на подобную деятельность хотя бы на 2-3 года просто потому, что все предыдущие реформы были неудачны и разрушительны: в политике, экономике, науке, образовании. 

Раз, уж, мы оказались в болоте, то и вести себя нужно соответственно – не психовать, не дергаться, а осмотреться и аккуратно выбираться, используя для этого твердую основу –почву, деревья, все то, что может помочь этому. Исправить ситуацию можно по принципу «хуже не будет», используя практический накопленный и очень конкретныйпозитивный, а не абстрактный опыт тех предприятий, структур и лиц, которые сумели в тяжелейших условиях добиться положительных результатов. И только опыт, и только результат, а не «компетенции», которые стали у нас заменять знания, результат и опыт.

Надо отчетливо понимать, что любые реформы несут в себе отчетливо выраженные негативные последствия ( причем очень серьезные, а не сопутствующие) в нескольких областях:

- во-первых, они выливаются в массовую бюрократизацию, появление новых чиновников и котроллеров, нормотворчество, создание «новых компетенций» и прочую ерунду, мешающую работе;

- во-вторых, их следствием всегда является создание новых структур, стремящихся «заслушать» и «обсудить», «проверить и посоветовать» тем, кто реально работает;

- в-третьих, всегда теряется время, требуемое на реорганизацию (совещания, согласования и т.п.), нередко тратится здоровье и, как правило, теряются ещё сохранившиеся кадры, которых сокращают в «целях оптимизации».

Достоинства от таких реформ не очень заметны, а потому естественный вопрос «Зачем нам нужны их недостатки?» абсолютно закономерен. Странно только, что такой простой вопрос не возникает каждый раз после очередного провала «реформ». 

И в качестве примера можно и нужно взять некий конкретный образец деятельности, практический результат, рассмотрев, что помогает, а что мешает его развитию. Наиболее яркий – Корпорация ВКО «Алмаз-Антей», которая отметила недавно 15-летие своего создания. К еенаиболее известным достижениям (полученным, напомним, на фоне деградации промышленности страны) можно отнести:

В военно-политической области – воссоздание суверенитета России в своем воздушно-космическом пространстве, которое контролируется на всей ее огромной территории, после многих лет сознательного разрушения ПРО и ПВО страны.

И если кто-то думает, что не только за рубежом, но и в российской элите это считает достижением, то он ошибается. До сих пор у части российской элиты существует убеждение о том, что «России никто не угрожает», которое трансформируется в самых разных формах. В том числе и в настойчиво-некомпетентное «прожимание» идеи о всесильности СНВ и «бесперспективности»американской ПРО. Эти идеи в свое время привели к деградации стратегических наступательных и оборонительных вооружений СССР и России, но эти же идеи и их носители благополучно и безбедно существуют (в том числе и на зарубежные гранты) и сегодня.

В военно-экономической области – Концерн вошел в 10 крупнейших военно-промышленных компаний мира, став безусловным лидером в целойлинейки систем не только военного, но и гражданского назначения. Продукция концерна не просто конкурентоспособна, но и  крайне востребована на мировых рынках. Более того, самаформирует во многом этот рынок вооружений, военной и специальной техники (ВВСТ) . Кто ещё (за исключением компаний – экспортеров нефти и газа) может похвастаться таким результатом?

В промышленной области – Концерн создал по сути новую отрасль промышленности, перестроив, построив и закупив фактически три новых комплекса заводов, соответствующих лучшим мировым стандартам. Причем, сделано было это преимущественно за счет собственных средств и коммерческих кредитов, когда роль государственной поддержки была сведена к минимуму: из 260 миллиардов рублей, затраченных на переоснащение и строительство предприятий концерна, государство выделило только 40. Это - лучшее свидетельство пустой критики либералов относительно «разорительности оборонки».

В главной, военно-технической области – Концерну удалось модернизировать прежние и создать новые системы ПРО и ПВО, не имеющие своих аналогов по эффективности в мире. Это системы ближнего радиуса – ТОР всех модификаций, средней дальности – БУК, большой дальности – С-300, С-400, а теперь и на подходе – С-500, а также многие другие системы разных типов базирования.

В научно-технической и образовательной области – Концерну удалось в целом решить эту наиболее трудную задачу предотвращения деградации научного, конструкторского и рабочего потенциала, сохранив в основном старый и нарастив новый кадровый потенциал. Конечно сегодня он меньше, чем во времена СССР, а задач – больше, но его наращивание является главным приоритетом руководства Концерна и его предприятий.

Не удивительно, что на Западе поражаются этим результатам, которые там называют «выдающимися» даже на фоне вполне позитивной динамики развития ОПК в целом.

А теперь попробуем применить этот удачный опыт к российской экономике в целом. Каковы же главные условия успеха? На мой взгляд, они вполне осязаемы и поучительны.

Во-первых, вовремя удалось остановить приватизацию и разграбление предприятий концерна. Конечно, не без потерь. Часть собственности, документации и оборудования оказалась в частных руках. Можно привести много примеров как в последний момент, например, остановили распродажу цехов легендарного Обуховского завода (кое-что все-таки не удалось отстоять) или комплекса зданий на Ленинградке в Москве. Самый яркий пример – Брянский завод, с цехов которого срывали крыши и двери, а оборудование отправляли в металлолом: два года назад, когда он вошел в концерн, женщины-станочницы вернулись на завод, чтобы как во время войны зимой работать в цехах, где разворовали трубы отопления. Сейчас вы можете видеть на параде многоосные тягачи этого завода, которые по общим оценкам являются выдающимся достижением мировой конструкторской мысли.

Во-вторых, огромная заслуга в этом корпоративной патриотичности руководителей, конструкторов и рабочих Концерна, которые работали буквально «с утра и до ночи». Так, как когда-то работали во время войны и в самые тревожные годы гонки вооружений. Этот интеллектуальный, творческий и нравственный человеческий капитал и стал в конечном счете тем рычагом, с помощью которого удалось Концерну добиться таких успехов.

В-третьих, это, безусловно, внимание и участие некоторых руководителей страны, которые лично следили и помогали Концерну. Надо сказать, что за 15 лет Концерну часто везло на руководителей и тех, кто курировал его деятельность.

Ну, а что же мешает дальнейшему развитию?

К сожалению, даже самые положительные результаты не гарантируют от того, чтобы этот опыт был сохранен и поддержан. В жизни так бывает. Особенно в тех случаях, когда во главе угла стоит не главный мотив - результат деятельности, - а иные мотивы. И люди, заинтересованные в иных мотивах.

В принципе Концерну сегодня мешает то же, что и всем, что и всей наукоемкой промышленности – некомпетентность, малообразованность и безнравственность руководителей, игнорирование и непонимание интересов страны и оборонной промышленности, нахальное вмешательство в дела Концерна, стремление начальников «порулить», а кураторов – «посоветовать». Другими словами, стремление бюрократии «поучаствовать» в управлении, прежде всего посредством очередного «реформирования». Естественно, что без всякой ответственности за последствия.

Поэтому-то лучшим препятствием для такого реформирования является полный запрет на «реформы». Как минимум, на какое-то время. И отказ тем, кто хочет очередного реформирования, в праве на это. Как, впрочем, в праве на некомпетентное и непрофессиональное вмешательство.

Автор: А.И. Подберезкин, Источник: VIPERSON

05.05.2017
  • Аналитика
  • Вооружения и военная техника
  • Россия
  • XXI век