США: поворот к Азии

Версия для печати

Каждый американский президент, тем более переизбранный на второй срок, был вынужден думать о том политическом наследии, которое сохранится после его пребывания в Белом доме. Нынешнему главе государства Бараку Обаме уже уготовано место в истории - его будут помнить как первого темнокожего президента США. Однако он может остаться в памяти соотечественников и как лидер нации, вытащивший страну из самого тяжёлого после Великой депрессии финансово-экономического кризиса.

Эта задача станет для него главной в следующие четыре года, и если он сумеет решить её, то получит все шансы присоединиться к когорте своих великих предшественников. Сделать это будет, мягко говоря, непросто, и поэтому второе хождение Обамы во власть обещает быть не легче, а, скорее всего, даже сложнее предыдущего.

21 января 2013 года Обама во второй и последний раз в своей политической карьере произнесёт клятву на мраморных ступенях конгресса, чтобы продолжить работу на посту главы государства в течение ещё четырёх лет.

Тем не менее сразу же после выборов стало очевидно, что воспользоваться обновлённым мандатом 44-му президенту США будет не так-то просто. Республиканцы, сохранившие большинство мест в палате представителей (сенат остался под контролем демократов), тоже заявили, что имеют моральное право говорить от имени тех, кто делегировал их в конгресс.

В общенациональном масштабе Обама победил своего соперника лишь с незначительным преимуществом - 50 против 49 процентов голосов. А когда американцы шли на избирательные участки, им приходилось выбирать не только между кандидатами двух партий, но и между их программами, которые изобиловали принципиальными различиями в таких областях, как экономика, медицинское обслуживание, социальное страхование, иммиграция. Идеологическое размежевание в обществе оказалось напрямую спроецировано на расстановку политических сил в исполнительной и законодательной ветвях власти.

Давние разногласия по бюджету и налогам между администрацией Обамы и республиканской оппозицией к концу года привели страну на край «финансового обрыва». Инстинкт самосохранения заставил их искать компромисс, чтобы отойти от края пропасти, на дне которой рецессия и даже спад. Однако ожесточённая межпартийная борьба наверняка будет и дальше затруднять президентство Обамы на протяжении всех следующих четырёх лет.

Кстати, в результате этой борьбы президентская команда уже получила весьма болезненный укол от своих политических оппонентов. Из-за возражений республиканцев Обаме пришлось отказаться от идеи выдвинуть кандидатуру постоянного представителя США при ООН Сюзан Райс на пост госсекретаря вместо уходящей в отставку Хиллари Клинтон. Теперь наиболее вероятным кандидатом на эту должность считается глава сенатского комитета по иностранным делам Джон Керри.

Уйти, чтобы остаться

На внешнеполитическом фронте Обама освободился за последние годы от груза некоторых проблем, ограничивавших ему свободу манёвра. Закончена война в Ираке, объявлено о ликвидации «международного террориста номер один» Усамы бен Ладена.

Однако перед американским лидером стоят другие сложные вызовы, главным из которых считается Афганистан. Войска США должны покинуть эту страну к концу 2014 года, передав контроль над её территорией афганской армии и службам безопасности. Справятся ли сами афганцы с сопротивлением остатков «Аль-Каиды» и боевиков движения «Талибан», пока остаётся под большим вопросом. Серьёзные опасения вызывает и экономика Афганистана, которая после ухода американцев может оказаться на грани полного коллапса.

Заместитель директора программы изучения России и Евразии в Фонде Карнеги Мэтью Рожански считает, что «каких бы успехов на поле боя ни достигли американские войска до вывода и даже если они сумеют лучше подготовить и снарядить афганскую армию и полицию, можно с уверенностью сказать, что движение «Талибан» не будет ликвидировано, а террор, незаконная торговля оружием и наркотрафик не прекратятся».

Кстати, американский эксперт отмечает, что эта проблема уже давно беспокоит Москву, поскольку нестабильность в Афганистане после ухода войск США «может распространиться на Центральную Азию - с тяжелейшими последствиями для «мягкого подбрюшья» России».

Не случайно в недавнем докладе «Глобальные тенденции до 2030 года» Национального разведывательного совета США (аналитическое подразделение Управления директора американской разведки, которое готовит рекомендации для Белого дома) Афганистан оказался на пятом месте в списке потенциальных «государств-неудачников», где существует большой риск развала всей системы властных и социальных институтов.

На 12-й строчке в том же перечне расположился Пакистан, что также не может не тревожить США. Отношения с этой страной, в которой сильны позиции радикальных исламистов и широко распространены антиамериканские настроения, крайне важны для США из-за её ядерного потенциала и соседства с Афганистаном.

В последнее время в Вашингтоне обсуждался вопрос, кем вообще является Пакистан для американцев – «другом или врагом». Это также предстоит выяснить администрации Обамы по мере восстановления сотрудничества с Исламабадом, которое по разным причинам было сильно подорвано в минувшем году.

Глава Центрального командования вооружённых сил США генерал Джеймс Мэттис ещё в марте 2012 года открыто заявил на слушаниях в сенате, что вывод американских войск из Афганистана и сохранение там безопасности будут практически невозможны без поддержки со стороны Пакистана.

Надежда на санкции

Другая взрывоопасная проблема, которая не сулит президентству Обамы ничего хорошего, - это Иран, а точнее, ядерная программа этой страны, по-прежнему отказывающейся выполнить резолюции Совета Безопасности ООН и требования Международного агентства по атомной энергии. Минувшей осенью американской администрации уже пришлось сдерживать воинственный пыл своего стратегического союзника Израиля, утверждавшего, что Иран вот-вот пройдёт «точку невозврата» и вплотную приблизится к созданию ядерного взрывного устройства, которым начнёт шантажировать другие страны.

Обама неоднократно заявлял, что «не допустит создания Ираном ядерного оружия», и так или иначе ему придётся подкреплять эти слова конкретными делами. Однако он вовсе не желает решать эту проблему с помощью военной операции, которая чревата непредсказуемыми последствиями для Ближнего Востока, да и всего мира. Судя по всему, США надеются, что беспрецедентно жёсткие экономические санкции всё-таки вынудят высшее руководство Ирана уступить международному давлению под угрозой широкомасштабных внутренних протестов в связи с резким ухудшением социальной ситуации в стране.

В то же время Вашингтону будет не так-то легко держать под контролем действия Тель-Авива, не устающего напоминать о своём «праве на самооборону». Переговоры «шестёрки» (пяти постоянных членов Совбеза ООН и Германии) с Тегераном пока не приносят результатов. Накануне ноябрьских выборов появились сообщения о том, что США рассматривают возможность прямых контактов с Ираном.
Патриарх американской дипломатии Генри Киссинджер считает, что администрация Обамы должна найти ответы на два главных вопроса: следует ли вообще вести переговоры с Ираном и как решить проблему обогащения урана, которое продолжается в рамках иранской ядерной программы. «Провести какие-то переговоры надо вне зависимости от того, каким будет наш дальнейший курс, - сказал бывший госсекретарь США в интервью газете «Уолл-стрит джорнэл». - Если же мы готовы начать войну или блокаду, то придётся пройти через этот процесс. Но у нас мало времени. Это нужно сделать в течение 2013 года, иначе технологический прогресс в Иране опередит события».

Реалии и миражи Ближнего Востока

Тем временем на Ближнем Востоке продолжаются вооружённое противостояние между Израилем и палестинским движением ХАМАС, хаос после свержения режима Муаммара Каддафи в Ливии и кровопролитная гражданская война в Сирии. Соединённые Штаты заняли по отношению к сирийским событиям позицию ограниченного вмешательства (политическая поддержка оппозиции, гуманитарная помощь беженцам, поставки мятежникам средств связи, но не боевых систем вооружений), поскольку не испытывают ни малейшего желания втягиваться в ещё один вооружённый конфликт. Оружие повстанцам передают с согласия США арабские монархии Персидского залива.

Однако в любом случае Вашингтону придётся играть более чем активную роль в сирийских делах, в том числе на стадии послеконфликтного обустройства жизни в этой стране. Если ещё добавить сюда конституционный кризис в Египте, а также усиление влияния «Аль-Каиды» на севере Африки, то станет ясно, какую головную боль доставит этот регион администрации Обамы.

Что касается конфликта между Израилем и палестинцами, то в последние четыре года американское руководство подвергалось жёсткой критике со стороны и консерваторов, и либералов за то, что не уделяло ему достаточно внимания. По разным причинам объективного и субъективного характера Обама действительно самоустранился от этой проблемы, не став вкладывать в её решение личный политический капитал. Да и сделать это в условиях двоевластия в Палестинской автономии - администрация Махмуда Аббаса и исламистское движение ХАМАС, которое США и Евросоюз считают террористической организацией, - было практически невозможно.

Кроме того, реверансы Обамы перед арабскими странами и его позиция по поводу строительства израильских поселений на оккупированных территориях (едва ли не более жёсткая, чем у самих палестинцев) не способствовали налаживанию хороших личных отношений с премьер-министром Биньямином Нетаньяху. Последний, кстати, подложил своему американскому партнёру большую свинью, когда в разгар предвыборной кампании в США заговорил о возможности нанесения удара по иранским ядерным объектам.

Ставка делается на беспрецедентно жёсткие экономические санкции против Ирана.

В Вашингтоне поползли слухи о том, что Нетаньяху открыто делает ставку на Ромни. Обама не стал встречаться с израильским премьером во время сессии Генассамблеи ООН в Нью-Йорке, а Белому дому пришлось заниматься кризисным пиаром, уверяя всех, что отношения между союзниками прочны как никогда.

Возрождение мирного процесса на Ближнем Востоке выглядит сейчас как мираж в пустыне Негев. После очередной операции Израиля в секторе Газа, предпринятой в ответ на ракетные обстрелы его территории палестинскими боевиками, можно уповать лишь на то, что стороны не возобновят военных действий. О том, чтобы усадить их за стол переговоров, в настоящее время речь не идёт. Вдобавок Египет, взявший на себя важную посредническую функцию в диалоге с ХАМАС, сам оказался в состоянии острейшего внутреннего конфликта, также вызывающего серьёзную обеспокоенность Соединённых Штатов.

Вице-президент вашингтонского Института Брукингса Мартин Индик считает, что Обама должен «вновь повернуться лицом к Ближнему Востоку», чтобы сохранить основы той системы региональной безопасности, которая была выстроена с американской помощью за последние десятилетия. Гневные протесты в Египте и Иордании против израильской операции в секторе Газа могут перерасти «в требования отмены мирных договоров с Израилем, являющихся краеугольными камнями стратегии и влияния США в регионе», предупреждает эксперт.

По его мнению, в настоящее время только новый президент Египта Мухаммед Мурси может убедить ХАМАС в необходимости отказаться от военной помощи со стороны Ирана и перейти в «лагерь мира», и поэтому путь к нормализации положения на Ближнем Востоке лежит через американо-египетское партнёрство.

Азиатский кульбит

Отвлечение колоссальных дипломатических ресурсов на решение этих проблем может помешать Вашингтону в полной мере осуществить свои замыслы в Азиатско-Тихоокеанском регионе, который должен стать приоритетом во внешней политике США в предстоящие четыре года. Тем не менее объявленный год назад госсекретарём Хиллари Клинтон «поворот» в сторону Азии остаётся в силе и Барак Обама, провозгласивший себя «первым тихоокеанским президентом Америки», подтвердил это буквально через пару дней после выборов, сообщив, что оправляется в Таиланд, Мьянму и Камбоджу.

Поездка, охарактеризованная всеми американскими политологами не иначе как «историческая», показала, что внешнеполитическая команда Обамы сделала осознанный стратегический выбор в пользу углубления отношений с динамично развивающимися странами Азии, которые в перспективе будут играть всё более весомую роль с точки зрения американских интересов в области экономики и безопасности. Наибольшую обеспокоенность Вашингтона в этом плане по-прежнему вызывает политика Китая, расширяющего своё влияние в регионе и сохраняющего гигантский профицит в двусторонней торговле с США (295,5 млрд. долларов за 2011 год), в том числе благодаря заниженному курсу юаня.

Важная задача – вовлечь Китай в структуры регионального сотрудничества, где ему придётся играть по общим правилам.

Руководитель программы изучения стран Юго-Восточной Азии в вашингтонском Центре стратегических и международных исследований Эрнест Боуэр считает, что во время первого срока пребывания у власти администрация Обамы сумела выработать «мудрую политику» на китайском направлении, которую продолжит в следующие четыре года. По словам эксперта, она заключается не в традиционном сдерживании Китая, а его вовлечении в структуры регионального сотрудничества, где ему придётся «играть по общим правилам, установленным вместе со своими соседями». Главная роль среди таких структур, которые должны способствовать трансформации политики КНР (в первую очередь в сфере экономики), отводится Ассоциации стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Углубление связей с каждым из членов этой организации будет также способствовать достижению долговременной цели США в регионе - созданию «зоны свободной торговли» с АСЕАН.

Автор: Иван Лебедев (ИТАР-ТАСС, Вашингтон)

Источник: Красная Звезда, 18 января 2013 года, 01:12

  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Невоенные аспекты
  • Глобально
  • США
  • Азия