Возрастающее значение адекватного понимания правящей элитой угроз национальной безопасности

Версия для печати

 

… как показывает опыт… люди, находящиеся у власти, всегда реагируют на конкретную угрозу, а не на отдаленную проблему[1]

С. Переслегин, Е. Переслегина

Чем дальше горизонт будущего…, тем по факту больше искусства, больше интуиции… больше непонятной мистики[2]

Ш. Султанов

 

Понятие «адекватность» в политике не только очень размыто и неопределенно, но и нередко абсолютно противоположно    в понимании того или иного представителя правящей элиты[3]. Так, если взять такой аспект политической адекватности, который может показаться наиболее простым, — отношением к войне, — то мы можем, например, обнаружить, что один из самых известных интеллектуалов XXI века английский профессор Ян Моррис доказал, что «мир стал безопаснее благодаря войнам», «последствиями которых стало 90-процентное падение индекса насильственной смерти». С 15–70% 10 000 лет тому назад до менее 1%. Даже 100– 200 миллионов погибших в годы мировых войн составили всего 1–2% населения планеты[4].

Иными словами адекватность политической элиты, принимающей решения, в осознании и понимании сути явлений является очень условной, даже относительной. Более того, можно говорить, что даже в рамках одного общества и одной элиты представления об адекватности будут разные. Тем более они будут разные, если речь идет о понимании (т.е. усвоении качественно новых знаний) в разных странах и в разные исторические периоды. Думается, что чем стабильнее общество, экономика и политика, тем адекватнее представления разных слоев правящей элиты и ближе их понимание  реалий.  Это  предохраняет  общество  от  шараханий и крайностей революционных и переходных периодов. Так, при кажущейся противоречивости позиций республиканцев и демократов в США (особенно в период избирательных циклов), как правило, между ними не возникает радикальных, качественных противоречий в восприятиях изменений и последующих переходных периодов могут возникать самые противоположные оценки у различных слоев правящей элиты, часть которых может вполне относиться к неадекватным оценкам. Так, политическая история современной России демонстрирует нам прямо противоположное понимание понятия «безопасность» у различных частей правящей элиты СССР и России в разные периоды времени[5]. Со второй половины 1980-х годов, например, в СССР настойчиво внедрялось понимание «безопасности для всех» как универсального представления, что имело наивный характер и катастрофические последствия для безопасности СССР и России. К сожалению, это представление о безопасности сохранились и позже, в частности, в период президентства Д. Медведева, предложившего концепцию международной и европейской безопасности, на которую даже  не последовало сколько-нибудь заметной реакции со стороны западной ЛЧЦ. Другими словами, можно говорить об адекватности (точнее — ее отсутствия) у части горбачевско-медведевской внешнеполитической элиты.

В конечном счете, адекватность правящей элиты это максимально точное субъективное представление ее доминирующей части о международных реалиях, национальных интересах,  ценностях и потребностях, а также — что немаловажно — ресурсах и возможностях. Это представление может быть:

—           оценкой современного состояния;

—           прогнозом будущего состояния;

—           которые, как правило, выражены в неких публичных декларациях и документах.

Если вновь обратиться к нашей логической схеме политического процесса, то адекватность правящей элиты можно условно соотнести с двумя доминирующими современными тенденциями мирового развития — глобализацией (универсализацией) и изоляционизмом. Первая тенденция направлена на максимально быстрое вовлечение в процесс глобализации и соответствия мировым реалиям. Вторая — на максимальный учет национальных интересов, система ценностей и традиций:

Рис. 1. Процесс формирования адекватных политических целей и средств их достижения

 где:

—           вектор «Д»–«В» — адекватное (точное) соотношение субъективных политических целей и политических средств с объективными реалиями;

—           вектор «Д»–«В-1» — (либерально-глобалистский) — неадекватное субъективное представление, в основе которого лежит переоценка значения влияния глобальных тенденций и мировых реалий на политику и стратегию правящей элиты;

—           вектор «Д»–«В-2» — неадекватная оценка значения национальных интересов, ценностей и традиций для политических целей и средств их реализации.

Если эту схему соотнести с потребностями стратегического планирования, будущего для того или иного субъекта, и, соответственно, с адекватностью стратегического прогноза, то она приобретет следующий вид.

Рис. 2. Адекватность стратегического планирования правящей элиты

Вариант «стратегического планирования» и прогноза   «Д»–«В-1» — это сегодняшний вариант неадекватности правящей элиты России, ориентированный на чрезмерный учет реалий глобализации, который за последние 7–10 лет «сполз» к более реалистическому варианту, но отнюдь не превратился в вариант «Д»–«В-2».

Традиционно считается, что выбор наиболее эффективных средств обеспечения национальной безопасности России в XXI веке (т.е., по сути, — главная задача, стоящая перед Стратегией национальной безопасности) зависит от:

—           во-первых, фактически существующих объективных реалий, сложившейся МО и (может быть, даже важнее — стратегического прогноза этих реалий, т.е. будущего состояния МО);

—           во-вторых, адекватности такой оценки и прогноза правящей элитой, т.е.  степенью точности и профессионализма   субъективных оценок отдельными представителями правящей элиты и экспертного сообщества;

—  в-третьих, выбора точного набора средств и методов влияния на формирование МО и ВПО со стороны отдельного государства и средств противодействия внешнему влиянию.

Иными  словами,  традиционно  считается,  требуется  точно и объективно (т.е. прежде всего, научно!) оценить и спрогнозировать развитие будущей международной и военно-политической обстановки, а также попытаться абстрагироваться от анализа только современных угроз, и представить себе полнее будущие проблемы. В этих целях в последнее время сформировались целые отрасли наук и отдельные дисциплины, разработаны многочисленные методы, методика, модели и алгоритмы, прежде всего, в США и других странах, но также и в России[6]. В качестве примера можно привести среднесрочный прогноз формирования военного бюджета США, предложенного еще в начале 2016 года Б. Обамой (на 2017–2021 гг.), в котором достаточно конкретно расписаны основные статьи полномочий и расходов на эти годы (рис.3)[7].

Рис. 3. Бюджетные полномочия ($ billions)

Как видно из самого общего взгляда на динамику военных расходов их относительный рост в условиях войны и мирного времени ориентирован на 3% ВВП страны (рис. 4)[8].

Рис. 4. Доля военных расходов в ВВП США (1950–2016 гг.)

 

>>Полностью ознакомиться с аналитическим докладом А.И. Подберёзкина "Стратегия национальной безопасности России в XXI веке"<<


[1] Переслегин С., Переслегина Е. Дикие карты будущего, или «Сталинград» (фрагмент). — С. 69.

[2] Султанов Ш. З. Стратегическое сознание и мировая революция. — М.: Книжный мир, 2016. — С.

[3] Адекватность — зд. совпадение субъективных качественных характеристик правящей элиты объективным требованиям и реальным условиям существования ЛЧЦ, нации и государств.

[4] Моррис Я. Война! Для чего она нужна? Конфликт и прогресс цивилизации — от приматов до роботов. — М.: Кучково поле, 2016. — С. 11.

[5] Подберезкин А. И. Международная безопасность в XXI веке и модернизация России / Эволюция идеологии российской политической элиты / Подберезкин А. И. Национальный человеческий капитал (1990– 2011 гг.) / Национальный человеческий капитал. В 5 т. Т. 2. — М.: МГИМО– Университет, 2012. — М.: МГИМО–Университет, 2012. — М.: МГИМО–Университет, 2012.

[6] См., в частности, работы: Стратегическое прогнозирование международных отношений: кол. монография / под ред. А. И. Подберезкина, М. В. Александрова. — М.: МГИМО–Университет, 2016. — 743 с., а также многие другие.

[7] Defense Budget at a Glance / Air Force Magazine. 2016. May. — P. 12–13.

[8] Там же.

 

03.11.2017
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • США
  • Глобально
  • XXI век