Единая система ПВО Центральной Азии: проблемы создания

Версия для печати

Интеграционных успехов на постсоветском пространстве не так много - Таможенный союз, создание Евразийского союза. Сотрудничество в сфере воздушной обороны также считается успешным направлением. Действительно в 1995 году большинство постсоветских стран присоединились к Объединенной системе ПВО СНГ. В этом году несмотря на то что Узбекистан приостановил членство в ОДКБ, от сотрудничества в сфере ПВО не отказался. Благодаря ОС ПВО СНГ стороны обмениваются информацией о воздушной обстановке, регулярно проводят учения и боевые дежурства сил ПВО.
 
В настоящее время в рамках ОДКБ создаются единые региональные системы ПВО, что позволит сделать сотрудничество по ПВО экономичнее, рациональнее организовывать совместное боевое дежурство.  Восточноевропейская в составе России и Белоруссии уже создана. Есть проекты объединению ПВО России и Армении, России и стран Центральной Азии.
 
Однако, несмотря на логичность намерений, данная политика может быть слишком обременительной и лишенной как военного так и политического смысла.
 

Проблема 1 - техническая отсталость

Системы ПВО стран ЦА давно морально и физически устарели. Большинство вооружений ПВО стран Центральной Азии осталось от Советского союза.
 
В Казахстане находится пять комплексов С-300, которые используются для прикрытия воздушного пространства Астаны, Алма-Аты и Шымкента (адмцентр Южно-Казахстанской области). Также имеется около сотни ЗРК С-75 Двина и С-125 (из которых несколько десятков которых требуют своей модернизации) и около 27 С-200.
 
На вооружении ПВО Узбекистана около 45 зенитно-ракетных комплексов: С-75 Двина, С-125 Печора и Печора 2М и С-200.
На вооружении ПВО Кыргызстана стоят 12 ЗРК "Круг", около 250 ЗРК Стрела-2, 20-24 ЗСУ-23-4 «Шилка», 24 зенитных пушки С-60,  четыре дивизиона С-75 и два дивизиона С-125.
 
В состав ПВО Таджикистана входит один зенитно-ракетный полк, на вооружении которого состоят около 20-30 зенитно-ракетных комплексов С-75 и С-125, некоторое количество ПЗРК «FIM-92 Stinger» и ПЗРК Стрела-2, Шилка -28, С-60-22. Кроме того в составе российской 201 военной базы в Душанбе имеются ЗРК Оса - 12 единиц, ЗРК Стрела-10 - 6 единиц, ЗСУ 23-4 Шилка - 6 единиц, ЗУ 23-2 - 4 единицы.
 
Таким образом ни одна страна Центральной Азии не имеет современные системы ПВО: ЗРК малой дальности «Тор-М2» или "Панцирь-С1", ЗРК средней дальности "Бук-М2" или «Витязь». Нет даже последней модификации советской С-300 ПМУ2 "Фаворит". Не говоря о ЗРК С-400.
 
Кроме этого в Кыргызстане и Таджикистане нет современных АСУ и обмен информации происходит время от времени. Возможности РЛС стран Центральной Азии также все больше отстают от характеристик современных наступательных вооружений.
 

Проблема 2 - финансовая (создание и обслуживание)

Не секрет, что именно Россия является спонсором систем ПВО всех центральноазиатских стран ОС ПВО СНГ. И именно от финансовой состоятельности России будет зависеть ЕС ПВО ЦА. В 1996 году при создании ОС ПВО СНГ подразумевалось, что страны участвующие в ОС ПВО должны будут выделять средства на ее развитие через ЦБ РФ. Далее средства по необходимости могли быть востребованы командующими ПВО на закупку техники. Однако деньги на развитие ОС ПВО СНГ никто кроме России и Белоруссии не выделял. В дальнейшем было предложено сохранять деньги на ОС ПВО в странах участниках. Но и это не помогло.  В 1996 году целевая государственная помощь России на модернизацию и восстановление ПВО Киргизии и Таджикистана в общей сложности составила 20-25 млрд рублей. В 2004 на развитие центральноазиатской части ОС ПВО СНГ Россия выделила около 550 млн. рублей, а 2008 году на модернизацию ПВО ЦА Россия выделила на сумму в 15 млн. рублей. В 2013 году на развитие ОС ПВО СНГ  будет выделено более 500 млн. руб.

То что является выгодой, является и бременем. Создание ЕС ПВО ЦА автоматически гарантирует России соглашения о подготовки кадров и техническом обслуживании систем ПВО. В странах ЦА нет ни учебных заведений по подготовке специалистов в сфере ПВО, ни заводов способных обслуживать поступающую технику. Россия ежегодно оказывает техническую помощь и готовит высококвалифицированные кадров для войск ПВО. Однако возможности ограничены. В условиях увеличения оборонзаказа и внимания к ВС в самой России возможности обеспечить потребности обороны и безопасности союзников по ОДКБ только сокращаются. Предприятия ОПК не всегда успевают своевременно обеспечить российские ВС. Поставки союзникам по ОДКБ в Центральную Азию идут остаточному принципу. Только единицы военных региона могут пройти обучение в Военной академии ВКО им. маршала Жукова - базовой организации членов СНГ по подготовке военных кадров для ОС ПВО СНГ, а также непосредственно в войсках ПВО России. При поставках новейших систем ПВО потребности в образовании увеличатся, однако мест в академии для центральноазиатских военных больше не станет.

Если ни одна из стран ЦА не вкладывалась в ОС ПВО СНГ, то вряд ли она пойдет на траты в рамках ЕС ПВО ЦА. Зависимость Единой системы ПВО от одного источника не будет способствовать техническому развитию. Более того без собственных финансовых вложений в ЕС ПВО центральноазиатские участники не будет чувствовать ответственность за нее. Это будет способствовать политическим спекуляциям об угрозе суверенитета со стороны России и попыткам ее шантажа членством в ЕС ПВО.

Проблема 3 - поддержание боеготовности

Несмотря на то, что участники ОС ПВО могут покупать вооружения по внутрироссийским ценам обновление систем ПВО планируют только Казахстан и Узбекистан. Так, Казахстан имеет цель купить у России современные системы ПВО среднего и ближнего радиуса действия: ЗРК "Панцирь-С1" и "Бук-М2Э", "Тор-М2Э" и новейшие ЗРК дальнего и среднего радиуса действия С-400 "Триумф", которые пока запрещены к продаже в зарубежные страны. Кроме это Казахстан проводит работы по созданию собственных комплексов средств автоматизации и по оснащению ими командных пунктов ПВО. Однако есть большие сомнения в финансовых возможностях Астаны. Так в начале 2008 года Казахстан вел переговоры с НПО Антей о возможности приобретения новейших систем ПВО С-300 ПМУ2 "Фаворит". Однако соглашение заключено не было. Экономический кризис не дал возможности Астане потратить около 120-150 млн. долл. на дивизион С-300. Вместо них в 2009 году Астана договорилась о поставках на безвозмездной основе более низких классом 10 дивизионов С-300 ПМУ-1 из резерва вооруженных сил РФ, то есть уже бывших в использовании Россией.

В условиях отсутствия невозможности поставок новейших систем ПВО в странах Центральной Азии главный упор делается на поставки запчастей, комплектующих, оборудования и военного имущества, поверке их состояния, ремонтно-восстановительных работах, техническом освидетельствовании и модернизации систем ПВО с помощью России. Подавляющее большинство соглашений идет в счет долгов и аренды Россией военных объектов и полигонов в странах Центральной Азии.

Например  в декабре 2006 года Россия направила в Таджикистан новейшие комплекты оборудования: аэронавигационные приборы, средства связи, комплексы автоматизированного управления ПВО. В 2010 году Россия провела модернизацию радиолокационных станций в Таджикистане и Киргизии, направила запчасти и комплектующие. В конце 2012 стало известно, что Таджикистан получит 200 миллионов долларов, а Бишкек 1,1 млрд долл. на военные расходы, в том числе на модернизацию и ремонт систем ПВО. В частности Россией будет проведена модернизация киргизских С-125 до уровня С-125 Печора 2М.

Также есть у России есть планы оснащения командных пунктов ПВО Таджикистана и Киргизии универсальным комплексом средств автоматизации командного пункта и штаба оперативно-тактического звена ОС ПВО.

Однако несмотря на ежегодные меры по поддержке боеспособности сил ПВО ЦА темпы ремонта, модернизации и поставок запчастей и комплектующих не выдерживают необходимых требований. Например в декабре 2008 года Россия передала силам противовоздушной обороны Таджикистана зенитно-ракетный комплекс "Печора 2М".  Однако в 2011 году стороны уже обсуждали необходимость ее ремонта. Экономическая ситуация в мире и регионе не способствует появлению даже у Казахстана или Узбекистана новейших систем ПВО и РЛС. Выходом становится поставка более дешевых и менее функциональных средств обнаружения и уничтожения. Так из-за отсуствия необходимого количества систем ПВО Таджикистан может контролировать свое воздушное пространство только на наиболее важных направлениях и не может принимать участия в боевом дежурстве ОС ПВО СНГ. Более того все существующие в ЦА системы ПВО учитывая сравнительно небольшие территории стран и скорости современных средств нападения не смогут полностью обеспечить свою безопасность. Подобная положение напрямую угрожает и национальной безопасности России.

Проблема 4 - Узбекистан

Уже давно никто не надеется привлечь к интеграционным процессам Туркменистан. Узбекистан же с его человеческими и экономическими ресурсами, напротив, хотели бы видеть в любой центральноазиатской интеграционной структуре. Планировалось, что в перспективе именно в Узбекистане будет оборудован региональный штаб центральноазиатской единой региональной системы ПВО. Местный командный пункт ПВО базируется на мощностях бывшей 12-й армии ПВО СССР и находится в целости и сохранности. Однако как и в случае с другими интеграционными объединениями в сфере ПВО Ташкент также не отличается постоянством. В начале Ташкент присоединился к созданию ОС ПВО СНГ, потом вышел из нее и сотрудничал с Россией исключительно на двусторонней основе. После 2006 года снова активизировал свое участие в ОС ПВО. Однако когда в 2007 году Россия и центральноазиатские страны вели переговоры о возможности создания единой ПВО ЦА, Ташкент выступил против. Из-за очередной "особой" позиции Узбекистана пришлось развивать сотрудничество по ПВО Центральной Азии с отдельными странами. Включая Узбекистан в ЕС ПВО ЦА нужно иметь убежденность, что будет выполнять взятые обязательства и сможет сотрудничать с другими странами региона. История показала, что нынешнее руководство к этому не готово.

Проблема 5 - проблема политических или союзнических отношений

Все страны с кем предполагается создание ЕС ПВО Центральной Азии являются членами ОДКБ, однако членство в союзнической структуре не гарантирует ни только поставок новейших систем ПВО но и их систем предыдущих поколений. С 2009 года ведутся переговоры о поставках в Казахстан ЗРК С-300 ПМУ1, окончание которых планировалось в 2011 году. Однако на настоящее время главком ПВО Казахстана надеется их получить только в 2013 году.

Что касается поставок современных С-400 то по словам главы Рособоронэкспорта А.Исайкина то они возможны только после 2014 года. Однако концерн "Алмаз-Антей", который изготовляет С-400, не справляется с производством ЗРК для российских ВС. Для увеличения производства планируется открытие еще двух заводов в 2015 году. Таким образом фактически Казахстан сможет получить ЗРК не раньше 2015 года. Однако после 2015 года ВВС России должны уже получить новейшие С-500. Таким образом даже если стороны договорятся о ценах или компенсации, противовоздушная оборона российского союзника, а фактически России будет оснащена системами более низкого класса.

ПВО центральноазиатских стран изначально находилась не в выгодном свете. На Западном направлении уже давно дежурят С-300: в Белоруссии несколько бригад и полков оснащено дивизионами С-300, в Армении С-300 располагают 5 батальонов. ПВО же стран Центральной Азии по прежнему в большинстве своем используют С-75 и С-125.

Или например из-за политических разногласий Москва тормозит поставку Минску четырех дивизионов тех же С-300 ПМУ1. Также не ясен вопрос с управлением и командованием ЕС ПВО России и Белоруссии, которая по заявлением российских руководителей уже создана. В дальнейшем текущие разногласия между руководителями России и стран Центральной Азии также могут сказаться на состоянии ЕС ПВО ЦА. Например, в октябре 2012 года пресс-секретарь министра обороны России подполковник Ирина Ковальчук сообщила, что проект создания единой системы ПВО России и Казахстана будет готов до конца 2012 года. Однако подписание соглашение теперь ожидается только в 2013 году.

Проблема 6 - военное обоснование ЕС ПВО Центральной Азии

Потенциальными угрозами ПВО с южного направления являются Иран и Китай. Если отталкиваться от того что ЕС ПВО ЦА должна обеспечивать безопасность России то ни Иран с которым у Москвы партнерские отношения, ни Китай с которым "дружеские" на реальной угрозой не представляют. Но даже если исходить из потенциала, то только СНВ Китая способны угрожать ПВО России. В этой ситуации встает вопрос с реакцией Китая на развертывание современных систем ПВО в пограничных с ним странах. Страны Центральной Азии со своей стороны не готовы рисковать отношениями с Пекином ради удовлетворения амбиций Москвы. Также как вряд ли готовы стать частью соревновательной политики Москвы отвечая на развертывание ПРО США в Европе и Азии.

Если отталкиваться от того, что ЕС ПВО должна обеспечивать безопасность стран Центральной Азии, то кроме СНВ Китая развитие ракетных технологий в Иране также является региональной угрозой. Хотя эти угрозы можно принять с оговоркой. Потенциальные участники ЕС ПВО ЦА являются членами ОДКБ, а реально проверить действие Договора вряд ли кто либо отважится.

Если говорить о потенциальных военных угрозах, то проблему Ирана вполне можно решить комплексами С-300. Проблему Китая без России даже с несколькими установками С-400 не решить. А значит, наличие или отсутствие ЗРК в странах Центральной Азии, безопасность определять не будут. Все будет зависеть от политических отношений Москвы и участников ЕС ПВО ЦА. Таким образом в Центральной Азии могут перестать видеть практическую необходимость в приобретении современных С-400 (как происходит в Казахстане) или необходимости коллективного решения проблемы ПВО (как в Узбекистане). Что таким образом отсутствие военного обоснования ЕС ПВО ЦА ставит под сомнение саму ее эффективность.

* * *

Плюсы от создания единой ПВО Центральной Азии очевидны: обслуживание систем ПВО потребует квалифицированных кадров, что потребует дополнительных соглашений о военной образовании и о дальнейшем техническом обслуживании. Кроме этого Москва через ЕС ПВО создаст единое оборонное пространство, укрепит свое влияние в регионе. ЕС ПВО ЦА как и другие региональные системы станут ответом США на развертывание ПРО в Европе и Азии.

Однако перечисленные проблемы ставят под сомнение создание эффективной ЕС ПВО ЦА.  Если Москва избрала пусть создания Евразийского союза и Единой системы ПВО Центральной Азии участники интеграционных структур должны быть технически и кадрово оснащены не хуже ВС РФ. Создавая единую систему ПВО Россия должна бы озаботиться о создании региональных центров технической поддержки на базе каких либо заводов или мастерских, подготовки кадров на базе региональных военных университетов. Пока же такие расходы и всевозможные риски Москва взваливать на себя не намерена.

Темпы создания и ее техническое обеспечение ЕС ПВО ЦА не должны зависеть от общей повестки внешней политики России, формировании и оценки угроз. Это не будет воспринято партнерами в ЦА желающих повысить свою обороноспособность сейчас, а не тогда когда это будет выгодно Москве. ЕС ПВО не должна зависеть от текущих проблем в политических отношениях как стран региона с Россией так и между собой. Не должна становится элементом спекуляций или шантажа. Москва должна не тащить, а вовлекать страны в ЕС ПВО ЦА, предоставляя возможности управления ЕС ПВО самим странам ЦА.

Максим Владимирович Старчак

сотрудник Института США и Канады РАН, эксперт фонда "Наследие Евразии"

  • Эксклюзив
  • Аналитика
  • Вооруженные силы
  • Военно-политическая
  • Вооружения и военная техника
  • Войска воздушно-космической обороны
  • Глобально
  • Россия
  • XXI век