Некоторые региональные враждебные стратегии западной ЛЧЦ и сценарии развития СО

Версия для печати

… пять ключевых областей ведения дистанционной войны: специальные операции…; частные военные кампании…; автономные системы вооружений; кибероперации; разведка наблюдение и обнаружение… обнаруживают принципиальные разногласия между общественным мнением о них и действительными военными и политическими намерениями и возможностями[1]

… нынешний генеральный секретарь
Коммунистической партии Китая Си Цзиньпин (Xi Jingping) сделал своим
приоритетом консолидацию в своих
руках власти над различными сферами
правительства – в частности над армией и службой разведки — над которыми
прежние генеральные секретари не имели единоличного контроля…, он также начал движение по направлению к «сильной,
эффективной» и «активной» внешней
политике[2]

К. Джонсон,
автор доклада о стратегии КНР

 

Анализ развития будущих региональных сценариев развития СО похож  больше на фантазии, чем на научное исследование. Причем эти фантазии и прогнозы, как правило, опираются на прогнозы развития ВиВТ, а не на те социально-политические функции, которые и являются основными, но скрываются от посторонних глаз. Так, развитие пяти областей дистанционного ведения боевых действий, о которых говорилось выше, имеет существенные политические последствия, не упоминающиеся, как правило, при их оценке. В частности, они позволяют значительно повысить эффективность использования специальных сил, а также увеличить значение частных военных кампаний (ЧВК) в политике, а использование дистанционно дронов ведет к множеству непредсказуемых последствий. Прежде всего с точки зрения потерь гражданского населения и масштабов общих военных издержек, а также контроля со стороны политического руководства и общественности, в результате которых, – отмечают авторы авторитетного исследования, – снижается ценность человеческой жизни[3].

Таким образом анализ и прогноз развития степени быть следствием анализа общественной, политической и международной ситуации в регионе, а не простой экстраполяций развития ВиВТ.

Прав, безусловно А. Колесников, который писал в конце 2014 года о реализации худшего для России сценария: «В чем состоит метод построения унылых партийно-правительственных сценариев того, что фигурально называется «развитием»? Формула проста, как портянка пожарного: экстраполяция в будущее текущих трендов плюс расчеты цены на нефть[4].

Действительно, принятый после долгого обсуждения в июне 2014 года Федеральный Закон «О стратегическом планировании в Российской Федерации»[5] завершил один из этапов «возвращения» прогнозов и планирования в практическую политику России, хотя и с большим опозданием и издержками, которые будет нести наше государство и его граждане из-за либеральной вакханалии в госуправлении последних десятилетий. Этот Федеральный Закон, конечно же, не исправил ситуацию с прогнозами и планированием, которая в области ВПО–СО только-только начала осязаемо восприниматься руководством страной, правительством и МО.

Следует сказать, что объективно, внезависимости от отношений между ЛЧЦ, существует не только деление планеты на отдельные регионы (с точки зрения экономической и социальной географии), но и этнические и культурные общности, которые отличаются и будут отличаться друг от друга своей историей, культурой, системами ценностей и интересов. В частности, некоторые попытки предлагают следующее деление.

Основные регионы мира
(сетка ООН с дополнением Ю. П. Грицака)[6]

Регион

Страны, территории

Северная Европа (1)

Великобритания, Ирландия, Дания с Гренландией и Фарерскими островами, Норвегия, Швеция, Исландия, Финляндия, Эстония, Латвия

Западная Европа (2)

Германия (ФРГ), Франция, Австрия, Швейцария, Нидерланды, Бельгия, Люксембург, Лихтенштейн, Монако

Южная Европа (3)

Португалия, Испания, Андорра, Мальта, Италия, Словения, Хорватия, Босния и Герцеговина, Сербия и Черногория, Македония, Албания, Греция, Кипр, Сан-Марино, Ватикан, Гибралтар

Восточная Европа (4)

Чехия, Словакия, Польша, Литва, Беларусь, Украина, Венгрия, Молдова, Румыния, Болгария

Северная Евразия (5)

Россия

Западная Азия(6)

Турция, Грузия, Армения, Азербайджан, Сирия, Ливан, Израиль, Палестина, Ирак, Саудовская Аравия, Йемен, Оман, ОАЭ, Катар, Кувейт, Бахрейн, Иордания

Центральная Азия(7)

Иран, Афганистан, Туркменистан, Узбекистан, Таджикистан, Киргиз- стан, Казахстан

Южная Азия (8)

Индия, Пакистан, Непал, Бутан, Шри-Ланка, Мальдивские о-ва, Бангладеш

Юго-Восточная Азия (9)

Мьянма, Таиланд, Камбоджа, Лаос, Вьетнам, Индонезия, Малайзия, Сингапур, Бруней, Филиппины

Восточная Азия (10)

Япония, Северная Корея, Республика Корея, Китай, Монголия, Тайвань

Северная Африка (11)

Марокко, Алжир, Тунис, Ливия, Египет, Судан, Западная Сахара

Западная Африка (12)

Кабо-Верде, Гамбия, Сенегал, Гвинея-Бисау, Гвинея, Сьерра-Леоне, Либерия, Кот-д'Ивуар, Гана, Того, Бенин, Нигерия, Нигер, Буркина-Фасо, Мали, Мавритания

Центральная Африка (13)

Чад, ЦАР, Камерун, Экваториальная Гвинея, Сан-Томе и Принсипи, Габон, Конго, Заир (ДРК), Ангола

Восточная Африка (14)

Эритрея, Эфиопия, Джибути, Сомали, Кения, Уганда, Руанда, Бурунди, Танзания, Коморские Острова, Сейшельские Острова

Южная Африка (15)

Южная Африка, Намибия, Ботсвана, Свазиленд, Лесото, Зимбабве, Замбия, Малави, Мозамбик, Мадагаскар, Маврикий, Реюньон

Северная Америка (Англо-Америка) (16)

Канада, США

Центральная Америка (17)

Мексика, Гватемала, Гондурас, Сальвадор, Коста-Рика, Панама, Белиз, Никарагуа

Карибская Америка (18)

Острова в Карибском море

Андская Америка (19)

Венесуэла, Колумбия, Эквадор, Перу, Боливия

Тропическая Южная Америка (20)

Бразилия, Парагвай, Гвиана, Суринам, Гайана

Умеренная Южная Америка (21)

Аргентина, Чили, Уругвай, Фолклендские о-ва

Австралия (22)

Австралийский Союз, Новая Зеландия

Океания(23)

Острова в Тихом океане

 

Очень важно понимать, что глобальная стратегическая обстановка (СО) может быть представлена и как некое множество региональных СО, своего рода «шахматных доск», на которых играют многочисленные субъекты ВПО, причем нередко непредсказуемо и автономно. Эту ситуацию для наглядности можно представить в виде некой логической картинки.

ГлобСОСостИЗМногочислРегионСО

Важно также подчеркнуть, что условия развития ВПО и тем более конкретные обстоятельства развития СО в различных регионах существенно, с порой и полярно отличаются друг от друга. Так, если говорить о заинтересованности тех или иных стран в природных ресурсах, например, нефти, то себестоимость ее добычи в разных регионах будет очень существенно отличаться друг от друга, точнее – трудно найти два схожих по себестоимости добычи региона, что хорошо видно на следующем примере[7].

 

Расходы на баррель
добытой нефти

Таблица 1

Регион/проект

Расходы на добычу
(долларов за баррель)

Арктика

115–122

Центральная и Южная Америка

29–35

Глубоководный шельф

54–60

Ближний Восток

10–17

Северное море

46–53

Нефтяные пески

89–96

Бывший СССР (суша)

18–25

Россия (суша)

15–21

США (сланцевая нефть)

70–77

Западная Африка

38–44

Источник: vestifinance.ru

НаиболРаспрострЯзыкиМира[8]

Учитывая, что глобальные конфликты между локальными цивилизациями критически опасны и редки, со второй половины XX века реальные войны и конфликты происходят на региональном и локальном уровне. Именно они характеризовали прежде всего состояние ВПО и СО в мире после Второй мировой войны, именно они, в конечном счете, реализовывали политические цели и задачи с помощью военной силы[9], несмотря на все идеологические и политические глобальные противостояния, «холодную войну» и геополитические споры. Учитывая же, что в XXI веке западная и некоторые другие локальные цивилизации будут стремиться защитить свои интересы с помощью военной силы, угроза обострения региональных локальных конфликтов становится наиболее актуальной. Соответственно и стратегическая обстановка в мире и в отдельных регионах будет формироваться во все большей степени под влиянием этих факторов: готовности использовать военную силу и обострения региональных конфликтов. Иначе говоря, любая региональная СО изначально будет сознательно и целенаправленно готовиться под региональный или локальный конфликт со всеми вытекающими последствиями.

ФормыСферыВзаимоДейстЛокЦивыил[10]

Для иллюстрации этой мысли можно привести следующий пример. По оценкам А. Кокошина объем ВВП КНР за 1978–2010 годы вырос в 115 раз, а в следующие 18–20 лет превысит американский на 30%. При этом А. Кокошин обращает внимание на то, что средняя продолжительность жизни увеличилась с 40 лет до 73, а доход – на 600%[11].

Важно привлечь особенное внимание к этим переменам, отражающим качественный рост национального человеческого капитала, чье значение для государственной и национально-цивилизационной мощи в XXI веке стало решающим[12]. Если учесть, что население КНР, и Индии приближается к 1,5 млрд человек, а Бразилии, Индонезии, Мексики и целого рода других государств становится по своей величине соизмеримым и даже превосходит прежние – страны лидеры, то неизбежно приходишь к выводу о радикальном изменении соотношения не только демографических, но и политических, и экономических и военных сил во всех регионах планеты – от Европы до Африки и Латинской Америки, но особенно АТР.

Подобные резкое и повсеместное, глобальное изменение соотношения сил приведет неизбежно к изменению ВПО в регионах и ускорению процесса формирования СО в регионах отдельными странами и коалициями, когда военная сила будет обеспечивать национальные интересы самого широкого порядка – от ценностных и политических, до экономических, финансовых, торговых и военных. Исследователь Ф. Войтоловский выделяет, например, следующие задачи во внешней политике США по отношению к Европе, решаемые с помощью военной силы, которые могут быть формализованы на рисунке[13]:

ВнешнПолитСШАОтношЕвропеЗадачиРешенПомВоенСилы

Таким образом военная политика США в мире (а не только в Европе) обеспечивает широкий круг интересов США в регионе или государстве, включая интересы, которые очень далеки от интересов собственно обеспечения национальной безопасности США.

Автор: А.И. Подберёзкин, доктор исторических наук, профессор МГИМО(У), директор Центра Военно-политических исследований



[1] New Ways of War: Is Remote Control Warfare Effective? / The Remote Control Digest. October. 2014. P. 10.

[2] Johnson Ch. K. Decoding China's Emerging «Great Power» Strategy in Asia // US News and World Report / Цит. по: эл. ресурс: «ЦВПИ». 2014. 22 июня / http://eurasian-defence.ru/

[3] New Ways of War: Is Remote Control Warfare Effective? / The Remote Control Digest. October. 2014. P. 60.

[4] Колесников А. Как Россия наступила на «отравленные грабли». 2014. 19 декабря / http://www.forbes.ru/

[5] Федеральный Закон «О стратегическом планировании в Российской Федерации» / http://www.Президент.рф. 2014. 28 июня.

[6] New Ways of War: Is Remote Control Warfare Effective? / The Remote Control Digest. October. 2014. P. 7.

[7] Касаев Э. Мегапроект? Остановить! // Эксперт. 2014.17–23 ноября. № 47 (924). С. 49.

[8] New Ways of War: Is Remote Control Warfare Effective? / The Remote Control Digest. October. 2014. P. 30.

[9] Долгосрочные сценарии развития стратегической обстановки, войн и военных конфликтов в XXI веке: аналитич. доклад / А.И. Подберезкин, М.А. Мунтян, М.В. Харкевич. М. : МГИМО-Университет, 2014. С. 50–69.

[10] Кузык Б.Н., Яковец Ю.В. Цивилизации: теория, история, диалог, будущее. Т. V. Цивилизации: прошлое и будущее. М. : 2008. С. 101 / http://library.newparadigm.ru/files/b5r.pdf

[11] Кокошин А.А. Некоторые макроструктурные изменения в системе мировой политики. Тенденции на 2020–2030 годы // Полис. 2014. № 4. С. 43.

[12] Подберезкин А.И. Национальный человеческий капитал Т. I. М. МГИМО(У). 2012.

[13] Ситуационные анализы. Вып. 4. Америка в фокусе российских исследователей: история и современность / Т.А. Шаклеина [и др.] М. : МГИМО-Университет, 2014. С. 11–15.

 

09.06.2015
  • Эксклюзив
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • Россия
  • Европа
  • США
  • Глобально
  • XXI век