Новое слово в науке стратегического прогнозирования

Версия для печати

На днях Центр военно-политических исследований МГИМО(У) МИД России подготовил аналитический доклад «Военно-политические аспекты прогнозирования мирового развития». Этот доклад, составленный под редакцией и при ведущей роли директора ЦВПИ профессора А.И.Подберезкина, посвящен методологическим вопросам прогнозирования военно-политической и военно-стратегической обстановки вокруг РФ на долгосрочную перспективу. Данную работу по праву можно назвать новым словом в науке стратегического прогнозирования. Ее наиболее сильной стороной является научная методология стратегического прогнозирования, прежде всего, в военно-политической области. Однако при определенных корректировках эта же методология может быть применена и в других областях, например, в экономике.

Надо отметить, что до сих пор стратегические прогнозы в различных областях, как у нас, так и на Западе носили преимущественно интуитивный характер. Они, как правило, основывались на эмпирическом знании определенной группы экспертов и их субъективном видении международной обстановки. В принципе, интуитивные прогнозы не обязательно должны быть ошибочными. Если они разрабатываются грамотными экспертами, то могут вполне адекватно отражать реальность и тенденции политического развития. Однако, такие прогнозы всегда будут иметь оттенок субъективизма и зачастую вести к ошибочным выводам.

Так недавно произошло с прогнозом А.Дынкина и В.Барановского, где утверждалось, что в мировом окружении России в 2014 году не произойдет кардинальных изменений[1]. Однако через несколько месяцев последовали события на Украине и ситуация принципиально изменилась. Этот просчет случился именно потому, что данный прогноз основывался на изначально неверной посылке о преобладании тенденции к «потере значения военной силы» в отношениях между ведущими мировыми державами.

Более того, абсолютное большинство публикуемых прогнозов, особенно американских, создается в пропагандистских целях, в интересах информационного воздействия на другие государства и народы, а также на аудиторию собственной страны. Целью таких прогнозов является повлиять на общественное сознание, подтолкнуть умонастроения людей в определенном желаемом направлении или дезориентировать потенциальных противников и конкурентов. В таких прогнозах фактура и аналитика носят эклектичный характер и подгоняются под уже заданный результат. Естественно, рассматривать такие прогнозы как основу для реального военного и политического планирования совершенно неуместно.

Научный подход к прогнозированию сценариев развития ВПО и СО предполагает, что они должны базироваться на множестве объективных факторов и, прежде всего, на основных тенденциях мирового развития. Как показано в докладе ЦВПИ, выявление этих тенденций должно быть стартовой позицией, отправной точкой составления любого научного прогноза. При этом тенденции мирового развития должны браться не с потолка и не быть отражением субъективных предпочтений и личной фантазии авторов, а выявляться путем использования аналитических методов исследования, базироваться на объективных исходных данных, научном понятийном аппарате с применением системного подхода. По существу, выявление основных тенденций мирового развития должно быть построено на цельной научной теории, отражающей закономерности исторического процесса.

В докладе ЦВПИ в основу составления прогноза положена теория развития и взаимодействия мировых цивилизаций. Эта теория появилась уже достаточно давно. У ее основ стояли выдающиеся русские мыслители Н.Я.Данилевский и К.Н.Леонтьев, а на Западе – О.Шпенглер и А.Тойнби. Впервые данную теорию для составления прогноза мирового развития применил в 90-х годах прошлого века консервативный американский политолог Самюэл Хантингтон. В своей нашумевшей книге «Столкновение цивилизаций» он выдвинул концепцию о том, что различные цивилизации, как высшая форма культурной идентичности, приобретают в наше время особую значимость при анализе потенциала международных конфликтов.[2]

По словам Хантингтона, «основным источником конфликтов в этом новом мире будет преимущественно не идеология и не экономика». «Наибольшие разногласия среди человечества и преобладающие источники конфликтов будут носить культурный характер», - отмечал он. Далее Хантингтон, утверждал, что, хотя «национальные государства и останутся наиболее влиятельными игроками на мировой арене», но главные конфликты мировой политики будут происходить «между странами и группами стран, принадлежащими к разным цивилизациям». «Столкновение цивилизаций будет доминировать в глобальной политике. Линии противоречий между цивилизациями станут линиями фронта будущего», - предупреждал он[3].

В то же время, Хантингтон, избрав для основы своего прогноза научную теорию, не пошел дальше в применении научной методологии стратегического прогнозирования. Поэтому в целом в его прогнозе проявились элементы субъективизма и внутренние противоречия. Он, например, правильно определил главный водораздел конфликта цивилизаций, как конфликта между Западной цивилизацией и другими цивилизациями. Но убедительно обосновать данный вывод с научной точки зрения он не смог. А это позволило критикам из либерального лагеря сразу же поставить его в целом правильный прогноз под сомнение.

Между тем, в докладе ЦВПИ подробно описывается как должен строится научный стратегический прогноз с опорой на «цивилизационную» теорию. Эта методология базируется на строгой логике, предусматривающий иерархический характер прогноза, когда каждый последующий сценарий вытекает из предыдущего. Развитие сценариев происходит в обязательном порядке «сверху вниз», – от вершины, под которой подразумевается общечеловеческая цивилизация, – к локальным цивилизациям и далее к системе международных отношений и военно-политической обстановке вокруг России.

При этом на каждом нижестоящем уровне возможно несколько сценариев, что ведет к умножению возможных вариантов развития. Таким образом, численность сценариев развития международных отношений будет больше, чем сценариев развития человеческой цивилизации, а сценариев развития военно-политической обстановки – больше, чем сценариев развития международных отношений.

В докладе указывается, что сценарии развития человеческой цивилизации определяются основными тенденциями мирового развития. Эти тенденции носят долговременный, глубинный характер, предопределяемый социально-экономическими процессами, охватывающими весь мир и затрагивающими миллиарды людей. Как таковые, тенденции мирового развития представляют собой явления объективного порядка, то есть не могут быть изменены субъективной волей отдельных личностей, включая даже руководителей мощных мировых держав. Действия этих руководителей, правительств, да и целых государств могут лишь повлиять на скорость данных процессов, а также те формы, в каких эти процессы будут протекать. Однако остановить или перенаправить тенденции мирового развития они не в состоянии. По этим причинам сценарии развития человеческой цивилизации не могут быть многочисленными. По существу, речь может идти об одном – двух, в крайнем случае – трех сценариях такого развития. Количество сценариев нижестоящих уровней увеличивается в несколько раз. Причем на каждом нижестоящем уровне роль субъективного фактора в реализации того или иного сценария возрастает.

По ходу исследования методологии стратегического прогнозирования, авторы доклада анализируют возможные сценарии развитии человеческой цивилизации, международных отношений и военно-политической обстановки. Они также предлагают систему классификации этих сценариев. Так, в первую группу они включают «пессимистические» сценарии, которые представляет собой варианты конфронтационного развития человеческой цивилизации. Речь идет о нарастающем напряжении в международных отношениях, которое становится результатом обострения противостояния локальных цивилизаций, их систем ценностей и интересов. В практической политике это проявляется в усилении борьбы за природные ресурсы, транспортные коридоры и активном продвижении своих систем ценностей. По логике таких сценариев основные державы и возглавляемые ими коалиции готовятся к активному применению военной силы во всех ее формах. В докладе эта группа сценариев рассматривается как наиболее вероятная.

Вторая группа включает «оптимистические» сценарии, которые подразумевают, что уже во втором десятилетии XXI века в развитии человечества будут доминировать тенденции сотрудничества и кооперации между различными цивилизациями. Будет происходить демилитаризация союзов, коалиций, блоков, сокращение военных расходов. «Позитивность» для России будет означать, что в мире будет создана евразийская военно-политическая коалиция во главе с «российским ядром», куда войдут не только страны ЕврАзЭС, но и, возможно, целый ряд других евразийских государств. Эта коалиция сможет нейтрализовать негативное влияние НАТО.

Третья группа сценариев получила условное название «диалектическая», так как включает противоречивые процессы – как позитивные, так и негативные.

Среди позитивных сценариев развития международной обстановки авторы выделяют сценарий «партнерские отношения». В основе этого сценария будет лежать упрочение мирового порядка на основе норм международного права, укрепления государственных суверенитетов, роли международных организаций и учета интересов других наций, государств и сообществ. Однако, по мнению авторов, данный сценарий является в настоящее время маловероятным, так как «реальная политика США, НАТО и ЕС свидетельствует, что этот сценарий в лучшем случае может рассматриваться как декларативно-медийный, а в худшем – как проявление целенаправленной информационной политики, ориентированной на маскировку действительных целей».

Гораздо более вероятным представляется конфронтационный сценарий, связанный со стремлением США добиться мирового доминирования. С этой целью американцы, по мнению авторов, будут стремиться «окончательно подчинить своим интересам Европу»; «обеспечить нейтрализацию России» как самостоятельного цивилизационного центра Евразии, «способного быть альтернативой США»; обеспечить сдерживание КНР «с помощью объединенных сил Запада (Трансатлантического партнерства) и Востока (Транстихоокеанское партнерство)» и добиться «благожелательного нейтралитета» Индии, Бразилии и других крупных незападных государств. Этот сценарий допускает эскалацию противоборства между Россией и США вплоть до военного столкновения в той или иной форме, за исключением мировой ядерной войны.

В конце доклада приводится развернутая характеристика нескольких возможных сценариев развития военно-политической обстановки: сценарий создания евразийской системы безопасности, сценарий геополитической поляризации, сценарий усиления роли геополитики, сценарий евразийской военно-политической интеграции, сценарий сохранения «ядерного сдерживания» в Евразии и сценарий развития стратегического неядерного оружия.

Таким образом, доклад содержит много новых идей, весьма актуальных для нынешнего состояния международной обстановки. Подборка и систематизация материала в рамках доклада, сделанные в нем оценки и выводы позволят читателю получить целостную картину современных подходов к методологии стратегического прогнозирования. Доклад адресован как специалистам — политикам, политологам, журналистам, историкам, дипломатам — так и всем интересующимся вопросами военно-политического прогнозирования и планирования. Он также может служить хорошим подспорьем в практической работе министерств, ведомств, других государственных организаций и научных учреждений, занимающихся соответствующей проблематикой.

Автор: М.В. Александров


[1] Россия и мир: 2014. Экономика и внешняя политика. Ежегодный прогноз / Рук. Проекта – А.А. Дынкин, В.Г. Барановский. М.: ИМЭМО РАН, 2013. С. 89.

[2] Huntington, Samuel P., The Clash of Civilizations and the Remaking of World Order, New York, Simon & Schuster, 1996.

[3] Huntington, Samuel P., The Clash of Civilizations? // Foreign Affairs, vol.72, no.3, Summer 1993 – p. 22

 

01.09.2014
  • Эксклюзив
  • Аналитика
  • Проблематика