О последствиях снятия санкций с Ирана

Версия для печати

Недавно на сайте авторитетного журнала Foreign Policy [1] была размещена статья под на-званием "Is Iran about to unleash a wave of terrorism against the United States?", которую можно пере-вести как "Иран собирается развязать волну терроризма против Соединенных Штатов?". Ее автор Дэниэль Бенжамин (Daniel Benjamin), бывший координатор по борьбе с терроризмом в Госдепартаменте в 2009-2012 гг., высказал предположение, что вырученные деньги Иран может использовать для поддержания террористических организаций и осуществления терактов, направленных против США. В данной работе имеются ссылки на некоторых политиков и экспертов и общее впечатление от нее сводится к явному недовольству Бенжамина заключенной сделкой между США и Ираном касательно его ядерной программы. В целом сама по себе статья явно тенденциозна и выражает, в определенной степени, изрядный скептицизм, если не сказать враждебность, к указанному соглашению, достигнутому между "шестеркой" и персидским государством. То же самое относится и к самому Тегерану, особенно в той части, где его считают спонсором терроризма по всему миру с большим отрывом (в оригинале - "Iran is indeed the world’s foremost state sponsor of terrorism, and by a large margin" - прим. К.С.). Само собой факт того, что Штаты в вопросе финансирования и контроля над террористическими организациями на всей планете прочно удерживают пальму первенства, причем, давно и уверенно, Бенжамин проигнорировал.      

Однако интерес представляет другое. В статье высказывается предположение о том, что Иран, после подписания соглашения в июле текущего года по его ядерной программе, в ходе снятия санкций сможет выручить серьезные суммы - Бенжамин приводит разные цифры: от 50 до 150 миллиардов долларов. В любом случае приток валюты существенный и будет исчисляться одиннадцатизначными цифрами. Соответственно возникает закономерный вопрос о том, как именно Иран намерен потратить эти деньги. Очевидно, что помимо экономики, развития промышленности, инфраструктуры и социальных обязательств, персы смогут использовать выручку и в политических целях. Вообще увеличение прибыли может стать верным признаком активизации Ирана на отдельных направлениях во внешней политике и означать рост военно-политического потенциала, а также возможностей использовать те или иные меры для достижения своих целей, например, в регионе Ближнего Востока. В частности, наличие дополнительных ресурсов действительно способно привести к новым вливаниям иранцами в организации и движения проиранской направленности, выполняющие задачи в их интересах. Так Хезболла, которую на Западе считают террористической организацией, может получить усиление с учетом весьма сложной ситуации в Сирии. К слову, вопреки отдельным оптимистичным прогнозам, у САР остается все меньше ресурсов для противостояния Исламскому государству и прочим террористическим интербригадам, имеющих практически неограниченный доступ к людскому ресурсу и финансированию. Как следствие, весьма вероятно наступление момента, когда в силу чисто количественного фактора компенсация новобранцами потерь войск Башара Асада будет меньше этих потерь. При всем опыте и эффективности сирийских вооруженных сил в деле массовой ликвидации боевиков-исламистов, у них нет столь серьезной базы для вербовки. Поэтому в настоящий момент активизация помощи Асаду в интересах Ирана, поскольку его руководство весьма хорошо представляет, что произойдет, если Сирия падет. Теперь же, для усиления помощи Асаду, у персов появились новые возможности и, не исключено, они ими воспользуются.

Помимо сирийского вопроса есть и другой, в стратегической перспективе тоже весьма важный, поскольку связан с региональным противостоянием Ирана и Саудовской Аравии. Несомненно, речь идет о ситуации в Йемене, куда саудиты на днях ввели наземные войска (провинция Мариб) при поддержке танков, вертолетов и бронетехники [2]. Скорее всего, совсем не саудовские войска будут играть роль главной ударной силы - в этом качестве выступит лояльное Мансуру Хади ополчение. Сами же саудиты возьмут на себя функции оккупационных войск, поддерживающих нужный им порядок на территориях, освобожденных от хуситов и сторонников бывшего президента Йемена Али Абдаллы Салеха. Представляется сомнительным, чтобы саудиты активно ввязались в наземное противостояние с очень непростым противником, способным вести регулярную и иррегулярную войну. Подобный подход со стороны Саудовской Аравии вполне естественный с учетом идущего с севера экспансионизма Исламского государства, внутренних проблем и бесконечной затраты средств на конфликт, чьи перспективы весьма туманны. Тем более поступает информация из иранских источников [3] о локальных, но довольно успешных действиях антисаудовских сил из Йемена и местных повстанцев в провинции самой Саудовской Аравии - Джизан (Jizan), которую Королевство присоединило к себе в 1930 году. Уже на этом основании можно утверждать, что антисаудовским силам есть, что противопоставить оккупантам и их ставленнику Мансуру Хади даже на территории саудитов.

В целом, сейчас хуситы и их соратники достигли пределов своих возможностей на данном этапе конфликта. В будущем, весьма вероятно, мы будем наблюдать переменные успехи с разных сторон, когда те или иные территории станут переходить из рук в руки. Тем не менее, определенные успехи саудитов вполне способны сподвигнуть Иран на активизацию помощи хуситам, например, инструкторами или людьми, поскольку и для того и для другого нужно финансирование. Помимо этого, возможно наращивание поставок оружия хуситам для борьбы с танками и вертолетами. Как писала газета Daily Mail [4], еще в феврале 2011 года йеменскими властями было захвачено якобы иранское рыболовецкое судно, на котором перевозилось 900 ракет иранского производства. Предполагается, что в текущем противостоянии Иран способен прибегнуть к аналогичным схемам поставок и увеличить снабжение хуситов, особенно если саудиты с лояльными Мансуру Хади войсками смогут отбить столицу Йемена Сану, операция по "освобождению" которой начнется "в ближайшее время", как заявил глава МИД Йемена Рияд Ясин.

Возможно, некоторое время со стороны Ирана серьезных подвижек может и не быть, что, скорее всего, будет связано с его осторожностью в связи с процессом постепенного снятия санкций. Данное обстоятельство является сдерживающим фактором в вопросе увеличения помощи конфессионально и идеологически близким движениям и режимам со стороны Ирана. В конечном итоге все будет зависеть от конкретной военно-политической обстановки в зонах особого внимания иранского руководства; если в Тегеране ситуацию оценят как угрожающую, то следует ожидать активизации помощи его союзникам. Особенно пристально за этим будут следить разведслужбы трех стран: США, Израиля и Саудовской Аравии. При действующей администрации Вашингтон не обязательно станет жестко противостоять деятельности Ирана, во всяком случае, открыто, зато Израиль и саудиты не оставят не замеченным возросшую активность их противника, что способно привести к дальнейшей военной эскалации в регионе Ближнего Востока и Персидского залива в частности.

Автор: К.С. Стригунов      


Источники:   

[1]http://foreignpolicy.com/2015/08/13/is-iran-about-to-unleash-a-wave-of-terrorism-against-the-united-states-iran-hezbollah-assad/

[2]http://ria.ru/world/20150822/1201587973.html

[3]http://english.farsnews.com/newstext.aspx?nn=13940602001146

[4]http://www.dailymail.co.uk/wires/afp/article-3063247/Iran-arming-Yemens-Huthi-rebels-2009-UN-report.html

03.09.2015
  • Эксклюзив
  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • США
  • Азия
  • XXI век