Анкара активизирует усилия на «курдском фронте»

Версия для печати

17 и 18 февраля в Турции были совершены террористические атаки, жертвами которых стали военнослужащие турецких вооруженных сил. В результате подрыва служебного автобуса в столице республики погибли 28 человек и еще 61 получили ранения различной степени тяжести. Прогремевший днем позже взрыв самодельного взрывного устройства на юго-востоке Турции рядом с военной автоколонной привел к гибели еще нескольких военнослужащих.

Анкара уже объявила виновными в организации нападений курдские формирования, в частности «Рабочую партию Курдистана», с целью уничтожения которых на протяжении последних нескольких месяцев правительственные силы Турции проводят военную операцию в юго-восточных провинциях страны

Учитывая обстоятельства, можно ожидать не только активизации действий Анкары в рамках решения курдской проблемы на своей территории, но и начала военной операции в том или ином виде против курдов на территории Сирии.

Своим мнением по этому вопросу с Центром военно-политических исследований поделился старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Андрей Грозин:

«Ситуация включает два основных момента. Почему всех волнуют перспективы ответа Анкары на террористический акт, прогремевший в столице и результатом которого стала гибель большого числа военнослужащих турецких вооруженных сил, в том числе пилотов ВВС? Дело в том, что Турция уже несколько месяцев ведет боевые действия против курдов на своей территории. В восточных провинциях по сути разыгрывается полноценная гражданская война против «Рабочей партии Курдистана», и вопрос только в том, не попытается ли нынешнее турецкое руководство расширить эту операцию, в том числе начав военные действия на сирийской территории. У Турции есть два варианта ведения боевых действий против курдов в Сирии: прямое вторжение турецкой армии либо гибридное вторжение, предполагающее маскировку действий Турции на чужой территории через большую активизацию и вовлечение в боевые действия террористических экстремистских формирований. Как известно в приграничных с Турцией территориях действует большое количество организаций, которые Анкара спонсировала, насыщала оружием, связывая с ними большие надежды.

Сегодняшняя нервная реакция Турции, которую мы наблюдаем последние месяцы, является следствием понимания турецкого руководства, что все усилия, затраты были потрачены напрасно, и, если провинцию Латакия удастся окончательно очистить от всех экстремистских групп, то «турецкий проект» по превращению Сирии в турецкого вассала, а приграничных сирийских территорий в территории, де-факто контролируемое Анкарой, можно будет закрывать. Уже сегодня можно сказать, что этот проект «списывается в утиль». При этом на территории Сирии остаются группы, снабжаемые, спонсируемые Турцией. Анкара может использовать их, может набрать «пушечное мясо» из тех сотен тысяч сирийских граждан, которые влачат жалкое существование в лагерях беженцев на турецкой территории, может собрать несколько батальонов из отпускников, из уволенных из рядов вооруженных сил и т.п.

Такой вариант наиболее вероятен, потому как прямое вмешательство вооруженных сил Турции смотрится достаточно проблематичным. В первую очередь, потом что такое вмешательство приведет в конченом итоге сначала к столкновению с регулярной сирийской армией, а затем и с союзниками Дамаска, в том числе с Россией. В условиях, когда Турция не имеет даже расплывчатых гарантий того, что ее действия могут поддержать партнеры по Североатлантическому Альянсу, а Вашингтон за спиной Турции договаривается с Москвой по поводу условий прекращения огня в Сирии, давая понять Эрдогану, что его мнение не является определяющим, самостоятельно взваливать на себя бремя войны на сирийской территории с Сирией, Ираном, Россией – это чересчур даже для нынешнего турецкого лидера.

Скорее всего следует ожидать активизации гибридной войны. Бывшие турецкие офицеры, отпускники, туркоманские объединения, вербованное «пушечное мясо» из лагерей сирийских беженцев. Все это будет накладно, но не повлечет легко доказуемого участия Турции в агрессии в отношении другой страны.

Почему такие шаги предпринимает турецкое руководство во главе с Эрдоганом? Потому что убеждено в том, что, если произойдет слияние двух больших турецких анклавов на территории Сирии и Ирака, тогда Турция получит грандиозные проблемы, которые будут усилены курдским фактором на самой турецкой территории. Как я понимаю, турецкое руководство убеждено в том, что, если курдам при негласной поддержке и Москвы, и Вашингтона, и некоторых региональных сил удастся создать полу признанное неформальное государство, территорию на которой не будут действовать законы Турции – это станет первым шагом на пути развала турецкой республики. В этом, судя по всему, Эрдоган абсолютно убежден. Отсюда и та ожесточенность, с которой действуют против «Рабочей партии Курдистана» и в целом против курдских активистов турецкие власти».

Подготовил Михаил СимутовЦентр военно-политических исследований

22.02.2016
  • Эксклюзив
  • Ближний Восток и Северная Африка
  • XXI век