Азиатско-Тихоокеанский узел: Южно-Китайское море

Версия для печати

Уже несколько месяцев западные СМИ обсуждают активность Китайской Народной Республики (КНР) в Южно-Китайском море, в частности на Парасельских островах, обвиняя Пекин в неправомерном использовании территории для ведения гидротехнических работ и строительства гражданской и военной инфраструктуры. Несмотря на то, что острова архипелага сегодня контролируются КНР, на обладание этой территорией претендуют Социалистическая Республика Вьетнам (СРВ) и Китайская Республика (Тайвань). Это создает точку напряженности, к которой приковано значительное внимание международной общественности.

Наряду с этим не прекращаются споры вокруг архипелага Спратли. Как известно территориальная принадлежность этих островов сегодня оспаривается рядом стран. Ввиду своего стратегического положения в Южно-Китайском море и расположенным на шельфе запасам углеводородов помимо СВР и КНР в территориальном споре принимают участие Тайвань, Малайзия, Республика Филиппины и Бруней.

Все большее внимание к Южно-Китайскому морю проявляют и Соединенные Штаты, осуществляя патрулирование акватории военными судами и организуя облеты разведывательной авиации в районе Парасельских островов территории и архипелага Спратли.

О ситуации вокруг территориальных споров в Южно-Китайском море Центру военно-политических исследований рассказал ведущий научный сотрудник Центра изучения Вьетнама и АСЕАН Григорий Локшин.

ЦВПИ: Какова сегодня степень напряженности вокруг территориальных споров в Южно-Китайском море в первую очередь по поводу архипелага Спратли и Парасельских остров?

Локшин Г.М.: Южно-Китайское море (далее сокр. ЮКМ) – кратчайший путь из Индийского океана в Тихий. Через Малаккский пролив проходит в 7 раз больше грузов, чем через Суэцкий канал и в 16 раз больше, чем через Панамский. Велико значение и его богатейших ресурсов морепродуктов и уже открытых и предполагаемых запасов углеводородов. В силу этого военный конфликт в регионе ЮКМ грозит катастрофой с глобальными последствиями.

Главная особенность этого очага международной напряженности -  наличие системного, набирающего силу противоречия двух "сверхдержав" - США и КНР. Причем обе они считают этот регион "своим". "Старый" гегемон (США) яростно борется за сохранение здесь прежних доминирующих позиций, хотя уже и явно не в состоянии их удержать, а новый (Китай) не менее энергично пытается его вытеснить и установить свой контроль над регионом. Отношения Соединенных Штатов и Китая - двух крупнейших мировых держав, которые находятся в состоянии странного симбиоза — политического, а всё более и военного соперничества при неразрывной финансово-экономической взаимозависимости, — во многом определяют сегодня обстановку в западной части Тихого океана.

США формально в территориальном споре между Китаем и его соседями по региону не участвуют. Он уходит корнями глубоко в историю, но приобрел особую остроту в текущем десятилетии. Китай и претендующие на острова и акваторию моря (а это Вьетнам, Филиппины, Малайзия, Бруней, а также Тайвань и частично Индонезия) подписали и ратифицировали Конвенцию ООН по морскому праву 1982 г. (UNCLOS). В соответствие с ней, в мае 2009 г. Вьетнам, Малайзия и Филиппины представили в специально созданную для этого Комиссию ООН свои предложения по границам полагавшихся им исключительных экономических зон (ИЭЗ) и континентального шельфа. Эту заявку незамедлительно опротестовал Китай, выдвинувший свои требования, обозначенные на карте в форме латинской буквы «U» или, как говорят во Вьетнаме, в форме «языка буйвола». Она охватывает 80% акватории ЮКМ и почти все его острова, оставляя прибрежным странам узкую полосу их территориальных вод.

Линия «U» не имеет никакого отношения ни к Конвенции 1982 г., ни к международному праву вообще. С того момента, как государство стало её участником, оно взяло обязательство соблюдать ее условия и не может больше претендовать ни на какие права и юрисдикцию, которые этой Конвенции не соответствуют. Тем не менее, события с этого времени развивались таким образом, что всё чаще происходили захваты вьетнамских рыболовецких судов, разрезание китайскими кораблями кабелей геолого-разведывательных судов Вьетнама и других стран, угрозы в адрес иностранных компаний (в том числе и российских), ведущих разведку и добычу нефти и газа на шельфе Вьетнама и Филиппин.

С 2014 г., по данным американской космической разведки, Китай приступил к масштабной операции возведения «песочной Великой Китайской стены» в ЮКМ. Он превратил 5 из 8 оккупированных им в 1988 и 1994 гг. рифов в южной части архипелага Спратли в искусственные острова и построил на них маяки, склады и гавани.  На рифе «Огненный крест» он построил взлетно-посадочную полосу, которая может принимать самые тяжелые гражданские и военные самолеты. Две другие построены на рифах Мисчиф и Суби ближе к Филиппинам. На Парасельских островах, которые были попросту отняты у Вьетнама в два приема в 1956 и 1974 гг., ещё раньше был размещен военный гарнизон, а недавно там обнаружили ракеты земля-воздух.

Всё это было воспринято в США как намерение Китая создать свой непотопляемый авианосец в ЮКМ, что позволит Китаю проецировать свою возросшую военную мощь на все участки региона из самого его центра. В июне прошлого года, сразу после визита Председателя КНР Си Цзиньпина в США, с которым по этим вопросам договориться не удалось, Б.Обама приказал начать так называемые операции “FONOP” (операции по утверждению свободы навигации). 27 сентября ракетный эсминец «Эссен» вошел в 12-мильную зону и приблизился к искусственным островам на рифе Суби.  Через несколько дней этот риф облетели два бомбардировщика Б-52. Находившиеся там китайские военные корабли никаких ответных мер не приняли, ограничившись наблюдением и предупреждениями. МИД КНР заявил свой протест. В ответ министр обороны США Аштон Картер, выступая в Конгрессе США, заявил: «Мы будем летать, плавать и проводить свои операции везде, где позволяет международное право, и когда это будет необходимо в оперативных целях». 30 января уже этого года США повторили подобную операцию на этот раз у острова Тритон из Парасельского архипелага.

Таким образом, конфликт в ЮКМ вступил в новую, более сложную фазу, характеризующуюся тем, что спор разгорелся уже не только между Китаем и соседними государствами АСЕАН, но и между Китаем и США, к которым присоединяются Япония, а также частично Индия и Австралия. Всё это привело к значительной эскалации напряженности в регионе. И, как в недавнем прошлом Германия на долгие годы стала линией фронта в «холодной войне», так и через акваторию ЮКМ может пройти линия фронта новой холодной войны на предстоящие десятилетия.

ЦВПИ: Какие цели преследуют стороны, фактически участвующие в территориальных спорах в Южно-Китайском море?

Локшин Г.М.: У всех участников конфликта свои цели и интересы, как и совершенно разные возможности их отстаивать.

Для Китая как региональной державы, находящейся на пути превращения в глобальную сверхдержаву, регион ЮКМ является важным «задним двором», который призван защищать континентальный Китай от возможной агрессии с моря. Допустимо спросить, как повели бы себя США, если бы китайские военные корабли с ядерным оружием подобно кораблям 7-го Тихоокеанского флота США, постоянно бороздили Карибское море или Мексиканский залив и проводили бы там учения со своими союзниками? Далеко не последнюю роль играют, конечно, и экономические интересы, обеспечение энергетической и продовольственной безопасности.

Всё это - нормальные государственные интересы Китая. Беда только в том, что они сталкиваются с такими же не менее законными интересами соседних государств, особенно Вьетнама, для которого ЮКМ имеет буквально жизненное значение и у которого имеются гораздо более весомые исторические и юридические аргументы в обоснование своих требований. Очевидно, что и Китаю, и его соседям по ЮКМ предстоит нелегкий поиск баланса своих интересов.

США обвиняют Китай в милитаризации ЮКМ, не раскрывая, что именно при этом имеется в виду. Обвинения в милитаризации ЮКМ вполне могут быть предъявлены и самим США, и даже в первую очередь. С самого начала работы администрации Б.Обамы США провозгласили курс на «возвращение» в АТР, откуда они вообще-то никогда и не уходили. Этот курс сводится к так называемой «перебалансировке» сил ВМС и ВВС США в АТР, т.е. к наращиванию там своего военного присутствия, а также связан с укреплением существующих военных союзов и поиском новых партнеров.

ЦВПИ: Какое влияние оказывает на политику в Южно-Китайском море и в отношении территориальных споров в регионе Соединенные Штаты?

Локшин Г.М.: ЮКМ для США имеет исключительное значение. Здесь проходит 70-80% поставок нефти с Ближнего Востока США и их союзникам. Сегодня тот факт, что напряженность в ЮКМ стала столь заметной, во многом связан с вмешательством США в территориальные споры на стороне оппонентов Китая. Очевидно, что ЮКМ при любом новом президенте США останется районом соперничества США с Китаем, которое США намерены вести с позиции силы.

Тем не менее, все эти события в ЮКМ не повлияли на сотрудничество США с Китаем в экономике и по многим другим вопросам. Обмен громкими заявлениями с обеих сторон, за которыми не следуют какие-либо существенные меры, говорит скорее о том, что США и Китай по вопросам ЮКМ как бы «согласились не соглашаться». Так что обстановка в ЮКМ при всей напряженности и непредсказуемости ещё к взрыву не близка. У всех участников своя двойственная позиция. Войны никто не хочет, и она никому не нужна, но в истории не раз бывало, что война вспыхивала независимо от желания её участников.

Подготовил Михаил СимутовЦентр военно-политических исследований

16.03.2016
  • Эксклюзив
  • Проблематика
  • Военно-морской флот
  • США
  • Азия
  • Китай
  • XXI век