Азиатско-тихоокеанский узел: повестка дня

Версия для печати

С увеличением экономического и политического влияния Китайской Народной Республики в мире, а также в связи с продвижением Пекином целого ряда интеграционных проектов как в Восточной Азии, так и в целом в мире, и столкновением интересов Китая с национальными интересами Соединенных Штатов, все большее значение для мирового сообщества начинает играть политика в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Экономические и геополитические проекты двух центров силы, стремящихся задействовать в их продвижении все большее число стран, фактически выходят за рамки исключительно региональной политики, во многом приобретая глобальный характер.

На этом фоне ввиду широкого спектра причин усиливается напряженность в рамках территориальных споров, в которых участвуют многие, в том числе и ведущие государства Азиатско-Тихоокеанского региона. Нельзя не заметить, какое внимание сегодня уделяется ситуации вокруг спорных островов в Южно-Китайском, Японском и Охотском море.

Разобраться в непростой ситуации в регионе, а также определить наиболее проблемные точки напряженности в АТР Центру военно-политических исследований МГИМО помог руководитель Центра Азиатско-Тихоокеанских исследований ИМЭМО РАН Василий Михеев.

- Василий Васильевич, какие из точек напряженности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, на Ваш взгляд, сегодня носят наиболее конфликтогенный характер и почему?

- На данный момент, на начало 2016 года, на первом месте стоит проблема Южно-Китайского моря. Эта проблема включает два основных обстоятельства. Во-первых, наблюдается обострение американо-китайских военно-политических отношений. Фиксируются пролеты разведывательной авиации над спорными территориями, проход на опасном расстоянии друг от друга военных судов. При этом у Пекина и Вашингтона отсутствуют юридически закрепленные механизмы предотвращения случайных военных столкновений на море. Во-вторых, в ближайшее время должен состояться суд в Гааге по запросу Филиппин по поводу признания правомерности или неправомерности действий Китайской Народной Республики в тех водах, которые Пекин относит к своей территории. КНР не признает претензии Филиппин, имея свою аргументацию по этому вопросу. Тем не менее решение суда будет интересным с точки зрения дальнейшего развития событий.

Сегодня из всех территориальных споров эти две проблемы остаются главными. Сюда же можно отнести и китайско-японский территориальный спор вокруг острова Сенкаку, но сейчас он несколько утих по сравнению с прошлым годом; обе стороны осознают, что они подошли к черте, за которой могут быть поставлены под угрозу взаимные долговременные экономические интересы. Так же несколько приутихла ситуация вокруг островов Токто, которые остаются предметом территориального спора между Японией и Южной Кореей. Отношения же между Японией и Российской Федерацией в целом можно назвать мирными, несмотря на то, что территориальный спор остается неразрешенным.

- Какие страны сегодня фактически определяют повестку дня в политике Азиатско-Тихоокеанского региона?

- Это Соединенные Штаты Америки, Китайская Народная Республика, Российская Федерация, Япония. Сегодня изменилась только иерархия влияния на политику в АТР. США продолжают сохранять ведущие позиции и в экономическом, и в политическом, и в военном плане, но появился новый игрок в лице КНР. При новом руководстве Китай начал играть все более активную роль в регионе и со своей концепцией морского шелкового пути, и с активными действиями в Южно-Китайском море. Если сегодня выстраивать иерархию сил, ответственности и возможностей, то Китай занимает прочное второе место, тогда как Япония постепенно уходит вниз. Южной Корее и Австралии сегодня отводится роль средних держав.

- В настоящий момент Соединенные Штаты переформатируют состав тихоокеанского флота и соответственно его возможности. Говорит ли это о стремлении Вашингтона повысить свои возможности по влиянию на политику в Азиатско-Тихоокеанском регионе?

- Дело в том, что военное присутствие является далеко не первым фактором, который в современных условиях определяет степень политического влияния. Конечно Соединенные Штаты стремятся закрепить свои возможности, в том числе в военной сфере, но главным механизмом остается экономическое сотрудничество и культурно-политическое воздействие. В этом отношении созданное Соединенными Штатами Транстихоокеанское партнерство (TPP) - сфера, включающая не только обязательства по свободной торговле, но и предполагающая изменения законодательств присутствующих стран с целью выравнивания законодательных условий для инвестирования, защиты интеллектуальной собственности. Это очень важный фактор влияния США в регионе.

- Какие интересы преследует в Азиатско-Тихоокеанском регионе Российская Федерация и какова основанная стратегия России в рамках интеграции в АТР?

- После проблем в отношениях с Западом, озвучиваемая цель поворота на Восток, а именно замена Востоком Запада звучит достаточно наивно, но как дополнение, как второй вектор интеграционного взаимодействия России с глобальной экономикой - это очень перспективное направление. К списку интересов России в Азиатско-Тихоокеанском регионе относится улучшение отношений прежде всего с Китаем, поиск возможностей для нового толчка в развитии экономических отношений с Японией, развитие отношений с Южной Кореей, со странами АСЕАН, а также обозначение своего усиливающегося военного присутствия. Но как я говорил ранее, военный фактор не является главным, поэтому если Россия имеет целью укрепление политических позиций в регионе, то ставка на экономику должна оставаться приоритетной.

Подготовил Михаил СимутовЦентр военно-политических исследований

08.04.2016
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • США
  • Азия
  • Китай
  • XXI век