«Цепи островов» в понимании китайских специалистов

Версия для печати

На сайте ВСЕОБОСТРОВАХ.РФ в статье «Цепи островов как рубежи обороны» отмечается: «Американские стратеги планируют блокировать Военно-морские силы Китая на линии островов, разделяющих омывающие Китай моря и просторы открытого Тихого океана, а китайские военные мечтают о том, как прорвать «блокаду первой цепи островов» и получить доступ к Тихому океану».

Как разъясняет существующая в КНР электронная энциклопедия «Бай Ду Бай Кэ» (В переводе: «Сто знаний, сто наук»), то есть электронная энциклопедия, составленная, так сказать, «материковыми китайскими специалистами», понятие «цепи островов» употребляется как в географическом, так и в военном смысле.

В географическом смысле «цепи островов» – результат тектонических процессов сближения Тихоокеанской и Евразийской литосферных плит, причём, уровень первой ниже уровня второй. Словно «приклеенные» друг к другу, эти острова расположены «цепями» вдоль материковой кромки.

Однако впервые понятие «цепь островов» (island chain / 岛链) было использовано американскими стратегами именно в военно-политическом смысле (и именно в военно-политическом смысле понятие island chain/ 岛链 можно также перевести как «островная линия», то есть как островной рубеж на военной карте. – А.Ш.).

Ещё в конце 40х — начале 50-х годов 20-го века американские военные теоретики рассматривали тихоокеанские «цепи островов» со стратегической точки зрения дислокации на них военных баз, с помощью которых, как им представлялось, можно «удушить» социалистический Китай, блокируя его морскую акваторию и ограничивая его действия на море, а также блокировать советский Дальний Восток.

Так, 12 января 1950 года Госсекретарь США Дин Ачесон заявил: «Сфера обороны США в Тихоокеанском регионе простирается от Алеутских островов через Японию и острова Рюкю до Филиппин».

Через год, 4 января 1951 года, развивая эту мысль, советник Госсекретаря США Джон Фостер Даллес отметил:»Границей сферы обороны США в Тихоокеанском регионе должна быть «цепь островов» по рубежу: Япония — Рюкю — Тайвань — Филиппины — Австралия».

География «цепей островов», сообщают китайские материковые специалисты, действительно такова, что благодаря взаимодействию расположенных на них относительно недалеко друг от друга американских военных баз и военных баз союзников США возникает реальная угроза для нанесения мощных ударов в направлении материкового Китая и ограничения его активности в акватории между материком и «цепями островов»; как говорят в Китае, возможность «охаживать собаку, заперев ворота, чтоб не выскочила».

Как считают китайские материковые специалисты, в 21-м веке, стремясь сделать так, чтобы имеющий протяжённое морское побережье Китай, практически был лишён выхода в Мировой океан, США объединяют усилия с граничащими с Китаем на суше Индией и Вьетнамом. Тем самым стратегия морской блокады Китая по морским рубежам «цепей островов» дополняется стратегией блокады Китая по рубежам его сухопутных южных и юго-западных границ для того, чтобы у Китая вообще не было выхода к морским портам через территорию третьих стран, особенно к портам на побережье Индийского океана. Если все эти стратегические замыслы США реализуются в полной мере, предполагают китайские материковые специалисты, для беспрепятственного судоходства китайского флота останется менее 100 квадратных километров прибрежной морской акватории, и его активность на море будет предельно ограничена.

Китайские материковые специалисты сообщают, что «сдерживание, блокада Китая, оборона от Китая» осуществляется по рубежам  «первой», «второй» и «третьей» «островных линий» и добавляют (и об этом не говорится в российских материалах! – А.Ш.), что все  три «островные линии» не ограничиваются морскими отрезками «цепей островов», а имеют продолжение на материке, «закольцовывая» таким образом территорию КНР и китайскую акваторию.

Таким образом в представлении китайских материковых специалистов три гигантских, неправильной формы «кольца» «островных линий» по сути дела представляют собой единые рубежи «сдерживания, блокирования Китая, обороны от Китая» без различия того, военная инфраструктура какого именно государства задействована на тех или иных отрезках этих «колец».

«Непотопляемым авианосцем» называл американский генерал Дуглас Макартур находящийся в неполных 130 км от побережья Китая  морской отрезок «кольца» «первой островной линии», полагая, что он является главным рубежом для нанесения ударов по прибрежным районам Восточного Китая.

В связи с ростом военного потенциала Китая в последние годы современные американские военные теоретики полагают «первую островную линию» на морском отрезке её «кольца» также и главным оборонительным рубежом для воспрепятствования выхода ВМС Китая в Мировой океан.

И хотя китайский флот, замечают китайские материковые специалисты, всё-таки преодолевает рубеж морского отрезка «кольца» «первой островной линии», происходит это нечасто, а о дальних океанских походах китайских военных кораблей речь пока не идёт.

В представлении китайских материковых специалистов протяжённость морского отрезка окружающего Китай «кольца» «первой островной линии» примерно 6400 км, протяжённость сухопутного отрезка этого «кольца» – примерно 9500 км.. Акватория внутри «кольца» «первой островной линией» включает часть Восточно-Китайского моря к западу от Тайваня, часть Южно-Китайского моря к западу от Филиппин, а также часть Южно-Китайского моря между побережьем Южного Китая и «новой цепью» отдельных островов неподалёку, расположенных у побережья Восточного Вьетнама.

За счёт блокады китайской акватории внутри «кольца» «первой островной линии», сообщают китайские материковые специалисты, примерно 70% площади судоходной акватории Южно-Китайского моря может оказаться вне зоны беспрепятственных действий китайского флота.

На морском отрезке окружающего Китай «кольца» «первой островной линии» расположены (с севера на юг): Алеутские острова; Японские острова; острова Рюкю; остров Тайвань; Филиппинские острова; Большие Зондские острова.

На сухопутном отрезке окружающего Китай «кольца» «первой островной линии» расположены (с юга на север): Северный Вьетнам; Северная Мьянма; Восточная Индия; Северный Пакистан; Восточный Афганистан; Восточный Казахстан; полоса территории России, пролегающая вдоль российско-монгольской границы; южная часть МНР; западная часть Республики Корея (получается, китайские материковые специалисты видят часть сухопутного отрезка «кольца» «первой островной линии», то есть, называя вещи своими именами, часть первого сухопутного рубежа «сдерживания, блокирования Китая, обороны от Китая», как раз на  юге российской Восточной Сибири и на юге российского Забайкалья. Причём, в этом месте сухопутный отрезок «кольца» «первой островной линии» на китайских материковых схемах раздваивается: одно ответвление проходит по югу российской Восточной Сибири, по югу российского Забайкалья, другое ответвление – по югу МНР. – А.Ш.).

Китайские материковые специалисты полагают, что и на морском и на сухопутном отрезках «кольца» «первой островной линии» инфраструктура «сдерживания,блокирования Китая, обороны от Китая», представленная соответствующими воинскими контингентами и военными базами, сформирована полностью. (то есть по логике китайских материковых специалистов военная инфраструктура «сдерживания, блокирования Китая, обороны от Китая» полностью сформирована в том числе и на «российском участке» сухопутного отрезка «кольца» «первой островной линии». – А.Ш.).

Ключевым военно-стратегическим звеном всего «кольца» «первой островной линии» по мнению китайских материковых специалистов является остров Тайвань, откуда до побережья материкового Китая менее 130 км., что позволяет эффективно сдерживать КНР в Тайваньском проливе. Кроме того, через Тайвань открываются удобные коммуникации ко «второй островной линии» на морском отрезке её «кольца» и далее в Мировой океан.

Географически «первая островная линия» на морском отрезке её «кольца» вытянута далеко с севера на юг, но расстояние от неё на запад до побережья материкового Китая незначительно; по очертаниям морской отрезок «кольца» «первой островной линии» чем-то напоминает «сапог», а по существу, с этого рубежа появляется возможность намертво блокировать материковое побережье Восточно-Китайского моря.

Площадь акватории внутри «кольца» «первой островной линии» всего около 870 тысяч кв.км., это гораздо меньше акватории Индии и половина акватории такого относительно небольшого государства, как Филиппины. Узкий Тайваньский пролив в центре морского отрезка «кольца» «первой островной линии» по сути является препятствием для военных и экономических коммуникаций, соединяющих южную и восточную части акватории Китая.

Сосредоточив мощнейшую военную группировку на рубежах морских отрезков «колец» «трёх островных линий», полагают китайские материковые специалисты, США и их союзники при необходимости способны решить задачу блокады ВМС НОАК уже на рубеже морского отрезка «кольца» «первой островной линии». Таким образом зона беспрепятственного судоходства для китайского флота в оперативном смысле фактически ограничена акваторией внутри «кольца» «первой островной линии», в результате чего китайский военный флот в основном вынужден действовать в своей прибрежной акватории, как уже отмечалось, практически без дальних походов.

Как сообщают китайские материковые специалисты, «вторая островная линия» на морском отрезке её «кольца» в понимании американских стратегов представляет собой вспомогательный рубеж обороны в случае прорыва китайскими войсками основного оборонительного рубежа на морском отрезке «кольца» «первой островной линии». В настоящее время вооружённые силы США и их союзников, дислоцированные на рубеже морского отрезка «кольца» «второй островной линии», во взаимодействии с силами и средствами, дислоцированными на рубеже морского отрезка «кольца» «первой островной линии», осуществляют наблюдение за действиями НОАК и готовы обеспечить ПВО в случае наступления НОАК на данном оперативно-стратегическом направлении.

По мнению китайских материковых специалистов инфраструктура «сдерживания, блокирования Китая, обороны от Китая» на морском отрезке «кольца» «второй островной линии» сформирована «в основном», а на сухопутном отрезке этого «кольца» такая инфраструктура сформирована «во многих районах» (ещё раз отметим, что китайские материковые специалисты, рассматривая «кольца» трёх «островных линий» как единые рубежи «угрозы» Китаю, не делают принципиальных различий между военной инфраструктурой США и их союзников и военной инфраструктурой других государств (в том числе России), по чьей территории в представлении китайских материковых специалистов проходят сухопутные отрезки «колец» «островных линий». – А.Ш.).

Американские военные базы на острове Гуам, являющемся ключевым военно-стратегическим звеном всего «кольца» «второй островной линии», и американо-японские военные базы на острове Окинава, находящемся на рубеже морского отрезка «кольца» «первой островной линии», находятся в тесном взаимодействии, по образному выражению китайских материковых специалистов «перекликаются» друг с другом. В целом по мнению китайских материковых специалистов географическая близость морских отрезков «колец» «первой» и «второй» «островных линий» обусловливает тесное взаимодействие дислоцированных на этих рубежах войск США и их союзников, решающих в процессе такого взаимодействия основную задачу – «сдерживание и блокирование Китая, оборону от Китая». Кроме того, утверждают китайские материковые специалисты, морской отрезок «кольца» «второй островной линии» – это район освоения Соединёнными Штатами природных ресурсов в западной части Тихого океана.

Протяжённость морского отрезка окружающего Китай «кольца» «второй островной линии» примерно 9300 км., протяжённость сухопутного отрезка окружающего Китай «кольца» «второй островной линии» примерно 14200 км.,  площадь акватории внутри «кольца» «второй островной линии» примерно 2 млн. 300 тыс. кв.км.

На морском отрезке окружающего Китай «кольца» «второй островной линии» расположены (с севера на юг): Японские острова; островная группа Огасавара; архипелаг Кадзан; Марианские острова, в том числе остров Гуам; острова Яп; острова Палау; остров Хальмахера; Малаккский пролив.

На сухопутном отрезке окружающего Китай «кольца» «второй островной линии» расположены (с юга на север): Центральная и Южная Индия; Центральный Пакистан; Центральный и Западный Афганистан; Центральный и Западный Казахстан; бОльшая часть территории на востоке России; северная часть МНР; центральная и восточная часть Республики Корея; Япония (как видно на схеме с сайта «Бай Ду Бай Кэ», сухопутные отрезки «колец» «первой» и «второй» «островных линий» формируют широкий «пояс угрозы» вокруг сухопутных границ КНР. Применительно к современным границам Китая с РФ, МНР и среднеазиатскими государствами такой «пояс угрозы» совпадает с территориям, откуда Китаю, как он когда-то полагал, исходила «военная угроза» во времёна советско-китайского вооружённого противостояния. В конце 80-х годов 20-го века СССР выполнил условия Китая по нормализации двусторонних межгосударственных отношений в том числе в части, касающейся вывода советских войск из Афганистана, из МНР и их отвода от советско-китайской границы.  Однако очевидно, что политическая нормализация отношений Китая с СССР/РФ и МНР, его добрососедские отношения со среднеазиатскими государствами ни в коей мере не повлияли на взгляды китайских материковых стратегов, которые ставят в один ряд реальную военную угрозу со стороны США и их союзников и гипотетическую «угрозу» со стороны РФ, МНР и среднеазиатских государств.– А.Ш. ).

«Кольцо» «третьей островной линии» по мнению китайских материковых специалистов является рубежом сосредоточения военно-стратегического резерва инфраструктуры «сдерживания, блокирования Китая, обороны от Китая», развёрнутой по рубежам «колец» «первой островной линии» и «второй островной линии».

Протяжённость морского отрезка окружающего Китай «кольца» «третьей островной линии» примерно 24000 км., протяжённость сухопутного отрезка окружающего Китай «кольца» «третьей островной линии» примерно 38000 км., площадь акватории внутри окружающего Китай «кольца» «третьей островной линии» около 18 млн. кв.км.

На морском отрезке окружающего Китай  «кольца» «третьей островной линии» расположены (с севера на юг): Алеутские острова; Гавайские острова; Океания; южная часть Бенгальского залива; центральная и северная часть Аравийского моря; Персидский залив; Красное море и восточное побережье Африки.

На сухопутном отрезке окружающего Китай «кольца» «третьей островной линии» расположены (с юга на север): Саудовская Аравия; Иран; Северо-Восток России на широте Алеутских островов.

Китайские материковые специалисты отмечают, что военная инфраструктура «сдерживания, блокирования Китая, обороны от Китая» пока частично сформирована только на морском отрезке «кольца» «третьей островной линии» от Алеутских островов до Океании, на сухопутном отрезке этого «кольца» основы такой инфраструктуры ещё не созданы.

Основные элементы инфраструктуры «сдерживания, блокирования Китая, обороны от Китая» по рубежу «кольца» «третьей островной линии», сообщают материковые китайские специалисты, в настоящее время в основном представлены американскими военными базами и пятью АУГ Третьего флота ВМС США на Гавайских островах, которые с одной стороны являются стратегическим тылом американских войск, дислоцированных в АТР и нацеленных на материковый Китай, а с другой стороны являются передовым оборонительным рубежом территории самих США.

Как считают китайские материковые специалисты,  если США сумеют развернуть свои военные базы на территории Индии, неминуемо сформируется «жемчужное ожерелье», единая «цепочка» американских военных баз от Тихого океана до Индийского, в результате чего США создадут  самый протяжённый за всю историю человечества рубеж военной инфраструктуры, сверхпротяжённую «островную линию» от Алеутских островов на востоке до Персидского залива и даже до восточного побережья Африки на западе.

По мнению китайских материковых специалистов «цепи островов» в Тихом океане – важный стратегический рубеж США в Азии, созданный с целью окружения Китая. Основой этого стратегического рубежа является морской отрезок «кольца» «первой островной линии». Важными звеньями этого стратегического рубежа являются  Алеутские острова, Японские острова и Республика Корея. Однако в военно-стратегическом отношении ключевыми элементами тихоокеанского стратегического рубежа от Алеутских островов до Сингапура, Филиппинских островов и Индонезии являются остров Тайвань и остров Гуам.

По-иному описывают три «цепи островов»/три «островные линии» специалисты за пределами материкового Китая, то есть в первую очередь на Тайване, в Северной Америке, в странах ЮВА, а также в Сянгане, чьё мнение отражено в соответствующей статье китайскоязычной «Википедии».

Своё видение «цепей островов» эти специалисты ограничивают исключительно морскими отрезками «трёх островных линий» и в отличие от специалистов материкового Китая ничего не говорят о «закольцовывающих» территорию и акваторию Китая сухопутных отрезках «трёх островных линий», ничего не говорят о «кольцах» «трёх островных линий» как о единых рубежах «сдерживания, блокирования Китая, обороны от Китая».

Нематериковые китайские специалисты считают, что на «первой островной линии» расположены (с севера на юг): Алеутские острова; Японские острова; острова Рюкю; остров Тайвань (в географическом центре «первой островной линии»); Филиппинские острова; Большие Зондские острова. Сообщается, что иногда элементом «первой островной линии» считают Республику Корею.

За счёт того, что  Седьмой флот ВМС США и вооружённые силы Китайской республики на Тайване в своё время обладали военным превосходством над НОАК, КНР почти 30 лет не имела возможности обеспечивать прямые морские коммуникации между портами на севере и на юге материкового Китая. Маршрут протяжённостью 4533 морских мили из Южного Китая в Северный Китай в обход Тайваньского пролива был открыт для судов под флагом КНР только в 1968 году.

25 апреля 1968 года торговое судно «Ли Мин» под флагом КНР вышло из порта Чжаньцзян в провинции Гуандун (КНР), через пролив Балабак прошло из Южно-Китайского моря в море Сулу и, следуя вдоль северного берега острова Минданао, через проливы Суригао и Сан Бернардино вышло в Филиппинское море, затем взяло курс на Японию, через пролив Осуми между островом Кюсю и островами Осуми прошло в Восточно-Китайское море и 8 мая 1968 года бросило якорь в порту Циндао провинции Шаньдун (КНР). Суда под флагом КНР получили возможность следовать из Южного Китая в Северный Китай и обратно кратчайшим путём, через Тайваньский пролив, только в 1979 году, то есть после установления официальных дипломатических отношений между КНР и США 1 января 1979 года и соответственно прекращения официальных дипломатических отношений между США и Китайской Республикой на Тайване.

Как и специалисты материкового Китая, нематериковые китайские специалисты  считают ключевым звеном «первой островной линии» остров Тайвань, играющий исключительную стратегическую роль, во-первых, как инструмент эффективного блокирования стратегических для КНР морских коммуникаций из Восточно-Китайского моря в Южно-Китайское море и обратно, и, во-вторых, как начало удобных для противников КНР морских коммуникаций ко «второй островной линии» и далее в Мировой океан

Нематериковые китайские специалисты сообщают, что в изданной Кабинетом министров Японии «Белой книге обороны» подчёркивается «угроза китайского военно-морского флота», а в соответствующих докладах японских специалистов нередко описываются учебно-боевые действия ВМС НОАК, отрабатывающих прорыв оборонительных рубежей на «первой островной линии» и на «второй островной линии».

В китайскоязычной статье «Википедии», посвящённой «цепям островов»,  также рассказывается о публикации в гонконгском еженедельнике «Азия» - «Ячжоу чжоукань» в июле 2009 года. Авторы этой публикации рассуждали о том, что, разместив свой воинский контингент на острове Йонагуни (самая западная территория Японии в составе островов Рюкю в 125 км. от Тайваня. – А.Ш.) , в 500 км. от материкового побережья Китая, Япония, во-первых, усиливает фактический контроль над спорными с Китаем островами Дяоюйдао, во-вторых, укрепляет основной рубеж «первой островной линии», с которого осуществляется непосредственная блокада Китая и, в-третьих, способствует укреплению вспомогательного оборонительного рубежа «второй островной линии» в случае возможного военного конфликта с Китаем, коль скоро тот попытается действовать согласно своему древнему принципу военного искусства «ударить первым, дабы обуздать зарвавшегося врага».

В статье китайскоязычной «Википедии» также приводится выдержка из интервью с руководителем НИИ стратегии Университета обороны НОАК, профессором, старшим полковником НОАК Мэн Сянцином газете «Хуаньцю шибао» (структурное подразделение «Жэньминь жибао». – А.Ш.) 19 июля 2009 года на тему опасений Японии относительно возможного прорыва Китаем основного оборонительного рубежа на «первой островной линии»:»Япония несомненно ощущает дискомфорт из-за стремления Китая в океанские просторы. Япония исконно островное государство, поэтому такого рода дискомфорт– исчерпывающее проявление природной ограниченности островитян».

Кроме того, в рассматриваемой китайскоязычной статье «Википедии» приводится высказывание япониста из КНР, бывшего директора НИИ Японии АОН КНР Гао Хуна, полагающего, что военно-стратегическая концепция «цепей островов» – ни что иное, как нацеленный на блокаду Китая стратегический план США и Японии, в соответствии с которым ставится задача сдержать стремящийся в Мировой океан Китай уже на рубеже «первой островной линии». В мирное время, отмечал Гао Хун, китайский флот имеет возможность беспрепятственно преодолевать «первую островную линию» согласно международным правилам, в частности согласно Конвенции ООН по морскому праву, однако вопрос о том, смогут ли ВМС НОАК прорвать рубеж «первой островной линии» в военное время, по его мнению остаётся открытым.

В конце 2015 года, говоря о возможностях НОАК преодолевать стратегические рубежи «островных линий», на которых дислоцированы силы и средства США и их союзников, публично высказался Ван Хунгуан — до 2012 года заместитель командующего бывшим Нанкинским центральным военным округом НОАК (1 февраля 2016 года были расформированы семь центральных военных округов НОАК и на их основе были созданы пять оперативно-стратегических районов НОАК. – А.Ш.), отметивший, что на тайваньском оперативно-стратегическом направлении войска НОАК полностью укомплектованы, а входящие в их состав ударные силы при необходимости способны выполнить поставленные им ближайшие задачи на рубеже «первой островной линии» и имеют последующие задачи на рубеже «второй островной линии».

В свою очередь американские эксперты полагают, что в случае наступления войск НОАК и прорыва ими главного оборонительного рубежа на «первой островной линии» следует организовать оборону на вспомогательном оборонительном рубеже по «второй островной линии» с нанесением встречных ударов по наступающим войскам НОАК на всю оперативную глубину между «второй» и «первой» «островными линиями».

По мнению нематериковых китайских специалистов на «второй островной линии» расположены (с севера на юг): острова Идзу; островная группа Огасавара; архипелаг Кадзан; Марианские острова, в том числе остров Гуам; остров Яп; острова Палау; остров Хальмахера.

По мнению нематериковых китайских специалистов на «третьей островной линии» расположены (с севера на юг): Аляска; Гавайские острова;  некоторые островные территории США в Тихом океане; важные союзники США – Австралия и Новая Зеландия.

Между тем в отличие от материковых китайских специалистов нематериковые ограничиваются рассмотрением военно-политической ситуации исключительно в Тихоокеанском регионе и ничего не говорят об «индо-тихоокеанской стратегии» США, в рамках которой грядёт формирование самого протяжённого в истории человечества военно-стратегического рубежа от берегов Аляски и Гавайских островов на востоке до региона Индийского океана на западе.

В то же время, как и специалисты из КНР, нематериковые китайские специалисты согласны с тем, что тихоокеанские «цепи островов» – важный стратегический рубеж США в Азии, созданный прежде всего с целью блокады Китая. Однако в отличие от материковых китайских специалистов нематериковые рассматривают этот важный стратегический рубеж США в Азии и как инструмент блокады России и КНДР, а не исключительно Китая, хотя Китай и является по их мнению главной мишенью американской блокады.

И материковые и нематериковые китайские специалисты едины в том, что основой стратегического рубежа США в Азии является океанская «первая островная линия». Нет между этими специалистами расхождений и в том, что важными звеньями американского стратегического рубежа являются Алеутские острова, четыре основных Японских острова и Республика Корея. Как единодушны все они в том, что в военно-стратегическом отношении ключевыми элементами тихоокеанского стратегического рубежа Соединённых Штатов от Алеутских островов до Сингапура, Филиппинских островов и Индонезии являются остров Тайвань и остров Гуам.

С точки зрения стороннего (некитайского) исследователя понятно следующее:

 

1.         Стратегический рубеж, формируемый США и их союзниками на «первой» и «второй» «островных линиях» в регионе Тихого океана, а также на «третьей островной линии», пересекающей Тихий океан и дотягивающейся до Персидского залива и даже до Красного моря и восточного побережья Африки,  безусловно выполняет две функции. Во-первых, функцию блокады недружественных США государств – Китая, России, КНДР, военно-политического давления на них, а также функцию «единого военно-политического присутствия» США от Аляски до Ближнего Востока и даже до Восточной Африки. Во-вторых, атлантическое побережье США надёжно прикрыто прочным европейским стратегическим рубежом. Не имея подобного надёжного стратегического прикрытия со стороны своего тихоокеанского побережья, США кропотливо, год за годом выстраивают эшелонированный стратегический рубеж обороны в регионе Тихого океана, стремясь сделать его как можно более глубоким и охватывающим как можно более широкий «фронт» с выходом в регион Индийского океана.

2.         Специалисты в КНР (материковые китайские специалисты), признавая ключевое, решающее для национальной обороны Китая значение выстраиваемых США и их союзниками океанских стратегических рубежей, в своих рассуждениях делают следующий шаг и на своих схемах продлевают «линии» этих стратегических рубежей с океана на территорию Евразии, «закольцовывая» в общей сложности пространство от Индии, Ирана и Саудовской Аравии на северо-восток – до почти широты Магадана и на восток – до российского Приморья и до Корейского полуострова гигантским, одинаково-враждебным Китаю в их понимании «поясом».

 

Насколько оправдана подобная картина непосредственно окружающего Китай мира? С точки зрения древней китайской космогонии, описывающей Срединное Государство, окружённое враждебными «варварами четырёх сторон света», подобная логика понятна. Однако с точки зрения современных реалий, прежде всего основывающихся на скрупулёзном выполнении поздним СССР ключевых внешнеполитических условий, которые выдвигались китайской стороной для нормализации двусторонних межгосударственных отношений, в том числе в части, касающейся вывода советских войск из Афганистана, из МНР и их отвода от советско-китайской границы, в результате чего современные границы КНР с РФ, с МНР и со среднеазиатскими государствами превратились в надёжный «стратегический тыл» Китая, логика китайских материковых специалистов как минимум заставляет с неослабевающим вниманием продолжать наблюдение за словами и делами «великого восточного соседа» и «стратегического партнёра» России.

Автор: А.В. Шитов   

11.09.2020
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • США
  • Азия
  • Китай