Не допустить военное присутствие на Каспии нерегиональных держав

Версия для печати

Таков один из базовых постулатов Конвенции о правовом статусе Каспийского моря, подписанной главами «каспийского пятерки» 12 августа на саммите в казахстанском городе Актау.

Таким образом, власти России, Казахстана, Туркмении, Азербайджана и Ирана признали,  что только прикаспийские государства получают право военного присутствия в Каспийском море.

За двадцать с лишним лет переговоров о статусе и принципах совместного использования ресурсов Каспийского моря этот вопрос также не раз поднимался, и в документах, принятых странами региона ранее, уже подчеркивался принцип «не присутствия на Каспии вооруженных сил нерегиональных держав». Однако в отличие от подписанной 12 августа Конвенции, эти соглашения носили декларативный характер.

Как отметил в интервью Центру военно-политических исследований старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Андрей Грозин, в отличие от подобных документов, действующая международно-правовая норма по Каспию является следствием консенсуса всех государств «каспийской пятерки» и освещается авторитетом ведущих международных институтов, таких как Организация Объединенных Наций.

Эксперт считает, что согласие «каспийской пятерки» с этим принципом стало следствием, прежде всего, схождения внешнеполитических интересов Российской Федерации и Исламской Республики Иран, для которых вопрос обеспечения безопасности в регионе является сегодня наиболее актуальным.

«… И для России, и в особенности для Ирана именно недопущение в очень важный с геополитической, геостратегической и геоэкономической точки зрения регион возможных конкурентов - это значимый момент. Для обеих стран вопрос безопасности в сегодняшних сложных условиях нарастающей мировой геополитической турбулентности и стал основным поводом для форсирования принятия Конвенции. Это тем более заметно в связи с изменением позиции Тегерана по вопросу Каспия за последние несколько лет. Не будет преувеличением сказать, что  Соединенные Штаты с их неумеренной политикой давления оказали определенное влияние на позицию иранских властей. Тегеран заинтересован в том, чтобы обезопасить свои границы по всему периметру, в том числе и на севере, не допустить возможности использования сопредельных государств в антииранских целях», - подчеркивает Грозин.

Подготовил Михаил СимутовЦентр военно-политических исследований

03.09.2018
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Военно-морской флот
  • Россия
  • Ближний Восток и Северная Африка
  • СНГ
  • XXI век