Итоги саммита США и КНДР в Ханое

Версия для печати

Отсутствие совместного документа или каких-то других согласованных заявлений, без которых закончился второй американо-северокорейский саммит в Ханое, ещё не даёт основания считать, что отношения США и КНДР зашли в тупик, и прогресса как в деле денуклеаризации Корейского полуострова, так и в улучшении отношений между этими странами ожидать не приходится. Важно учитывать, что факторы, которые привели Дональда Трампа и Ким Чен Ына в Ханой, несмотря на отсутствие объявленных договоренностей, продолжают действовать.

США по-прежнему хотят добиться продвижения в денуклеаризации Корейского полуострова. А для северокорейской стороны нужны снятие санкций и нормализация отношений с США.

Эти факторы сохраняют свою силу. И это обстоятельство позволяет надеяться, что США и КНДР продолжат переговорный процесс с целью решения вопросов, которые привели их лидеров в Ханой.

Почему же не удалось достичь соглашения на этот раз? Думаю, что при оценке причин необходимо внимательно подойти к оценке имеющихся фактов. Ведь по итогам первого дня стороны излучали оптимизм, и всё шло по намеченному плану. Все ожидали, что саммит закончится подписанием каких-либо совместных документов.

И вдруг что-то изменилось.

Пока оба лидера были в Ханое, в мире происходили разные события, но не такие, которые могли бы сильно повлиять на позиции сторон. За исключением одного: к утру 28 февраля помощники Трампа, видимо, проанализировали, какие негативные последствия для Президента США могут принести показания бывшего адвоката Майкла Коэна в Конгрессе. Считаю, что это главный и, возможно, единственный фактор, повлиявший на позицию американской стороны.

Большинство прогнозов накануне Ханоя сводилось к тому, что Северная Корея в качестве уступки согласится ликвидировать ядерный центр в Йонбёне под международным и, прежде всего, американским контролем, а в ответ США пойдут на подписание декларации об окончании Корейской войны и частичную отмену санкций. После анализа негативных последствий показаний Майкла Коэна для имиджа Дональда Трампа, Йонбёна было уже мало. Чтобы погасить негативный вброс показаний Коэна, Трампу нужен был более весомый успех. Тем более Йонбён США уже один раз «выкупали», еще в Рамочном соглашении 1994 года, а Трамп неоднократно заявлял, что «одну и туже лошадь у Северный Корее покупать не будет». Поэтому американцам пришлось пополнить список своих требований еще одним объектом, о котором они знали, но, возможно, не планировали настаивать на его включении в соглашение на данном этапе. Но ситуация вынудила окружение Трампа ужесточить американскую позицию.

Северокорейцы, в свою очередь, оказались к новым дополнительным требованиям не готовы. Кроме того, в КНДР внимательно отслеживают то, насколько прочны позиции Трампа и его администрации внутри страны, внутри правящей элиты США. А большинство обозревателей расценивают показания Майкла Коэна, как весомый вклад в позицию тех, кто добивается импичмента Дональда Трампа. Возможно северокорейцы сочли, что шансы Трампа сохранить президентское кресло невелики, а значит и подписывать что-либо с его администрацией на данном этапе не стоит.

Руководство КНДР неоднократно сталкивалось с тем, что новая администрация США проводила отличную от прошлой политику. Во времена президентства Билла Клинтона американо-северокорейские отношения складывались неплохо, но когда пост Президента США занял Джордж Буш-младший, его администрация начала проводить политику «ABC» (Anything but Clinton). Сегодня Дональд Трамп проводит политику «ABO» (Anything but Obama). Вполне вероятно, что следующий Президент США, особенно если он будет из Демократической партии, начнет отменять всё, что делал Трамп. Возможно, северокорейцы решили взять паузу, посмотреть как Трамп справится с ударом по его репутации в результате показаний Коэна.

Надо признать, что политическая интуиция не подвела и Трампа. Он вовремя прочувствовал, что в сложившихся обстоятельствах отсутствие договоренности будет лучше, чем плохое соглашение, за которое его подвергнут жёсткой критике дома. И, похоже, судя по реакции даже своих противников, не ошибся.

Этими обстоятельствами, на мой взгляд, и объясняется то, что на саммите в Ханое сторонам не удалось ничего подписать. Считаю необоснованными заявления некоторых экспертов, утверждающих, что они чуть ли не предвидели подобный исход. Если бы лидеры КНДР и США не ожидали, что саммит в Ханое принесёт результаты, которые каждый их них может преподнести как свой успех, они бы туда не поехали. Итоги первого дня также свидетельствуют о том, что всё шло по плану, однако внутриполитическая борьба в США не позволила этим планам свершиться. К слову, Трамп сказал об этом в ходе пресс-конференции, фактически обвинив «демократов» в попытке подорвать его дипломатические усилия на северокорейском направлении назначением слушаний Майкла Коэна в Конгрессе на день проведения саммита в Ханое.

Так что свою долю ответственности за то, что саммит завершился неудачей, несут демократы, устроившие показательный «процесс» в день важнейших международных переговоров. Это была явная попытка отвлечь Трампа, максимально ослабить его позиции на переговорах. Это лишний раз говорит о том, что американская правящая элита настолько погрязла во внутренних дрязгах и склоках, что готова пожертвовать важнейшей международной проблемой, решение которой отвечает интересам всего мирового сообщества. Задача денуклеаризации Корейского полуострова – одна из таких проблем. И вот, когда наметился некоторый обнадёживающий прогресс, признаки того, что на этом пути можно продвинуться, всё это срывается, в том числе усилиями той группировки американской правящей элиты, которая хочет во что бы то ни стало отстранить Трампа от власти.

С другой стороны, есть доля истины и в утверждениях, что саммит в Ханое показал, что с наскока такие важные международные вопросы как ядерная проблема Корейского полуострова не решить. Но это было ясно и до Ханоя. Никто из серьёзных экспертов и не ожидал её окончательного разрешения этой встречей. Но и то, что было вполне возможно сделать новый шаг в этом направлении, не вызывало сомнений.

Теперь переговорщикам предстоит заняться более тщательной проработкой тех  пунктов соглашений, которые могут подписать руководители, приехав на очередную встречу. Добиться этого, судя по всему, будет нелегко. В минувший четверг высокопоставленный представитель госдепа (по некоторым сведениям им был спецпредствитель внешнеполитического ведомства на переговорах с Северной Кореей Стефен Биган) заявил, что США будут настаивать на полной денуклеаризации КНДР и лишь потом собираются отменять санкции против этой страны. Между тем, накануне Ханоя тот же С.Биган признал, что США фактически согласились с поэтапным подходом к решению проблемы  путем взаимных уступок. Возврат к ультимативным требованиям немедленно вызвал резкую критику экспертов, указавших на бесперспективность и даже опасность такого подхода. Эти заявления сделаны на фоне повышенной и пока не вполне понятной активности  КНДР на её ракетном полигоне. Хочется надеяться, что, что действия обеих сторон – проявление традиционной тактики поднятия ставок и укрепления переговорных позиций, а не шаг к возобновлению конфронтации. Но уже ясно, что процесс решения ядерной проблемы Корейского полуострова будет очень непростым.

 Автор: Александр Жебин, руководитель Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН

11.03.2019
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • США
  • Азия
  • XXI век