Маски сброшены (об атаке на российский Су-24)

Версия для печати

Прямая военная агрессия Турции в отношении российского военного самолета Су-24, т.е. агрессия в отношении России, является крайне серьезным поводом рассмотреть данную ситуацию в двух контекстах: региональном и глобальном. Полагаю, нет смысла обсуждать все технические нюансы, связанные с вопросом о том, была ли виновна турецкая сторона или же атака на российский самолет являлась актом самообороны. Исходя из известных фактов, можно сделать однозначное заключение - удар по Су-24 был заранее спланированной провокацией и вина Турции здесь неоспорима. Об этом уже сказано достаточно и нет смысла все еще раз разъяснять, дабы не констатировать очевидное и общеизвестное.

Однако, касательно причин атаки, то здесь полного единства не наблюдается, поэтому представляется крайне важным уделить внимание данному вопросу и разбить статью на три части: региональный аспект, глобальный и прогноз.

Атака турецких ВВС в региональном геополитическом контексте

Достаточно хорошо известно, каким образом реализуется нефть и древние артефакты с территории Сирии в Турции, какие схемы используются, кто стоит за контролем этого потока. В данный "товарооборот" вовлечены представители турецкого истеблишмента на самом высоком уровне. Так, например, сын действующего президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана - Билал Эрдоган "подписал контракт для транспортировки "игиловской" нефти на азиатские рынки. У судоходных компаний Билала Эрдогана в портах Бейрута и Джейхана есть особые причалы, куда танкерами доставляется контрабандная нефть" [1]. Именно турецкие банки отмывают деньги от нелегальной продажи добытой кустарным способом нефти террористическими организациями, с которыми Анкара наладила бизнес, тем самым обеспечивая финансовое прикрытие тому же Исламскому государству. Соответственно логично предположить, что за атакой на российский Су-24 имел место и бизнес-интерес чрезвычайно влиятельной части турецкого руководства. Небезызвестно, что в теневых схемах активную роль принимают участие турецкие спецслужбы, действующие по прямому указанию от Эрдогана и Давутоглу.

Кроме того, как выяснилось, на фотографии главарь террористов, позировавших с телом российского пилота - Альпаслан Челик - является членом молодежной ультраправой, неофашистской организации "Бозкурт" ("Серые Волки"), которая, в свою очередь, аффилирована с "Партией националистического движения" - ультраправой партией в Турции, набравшей на последних парламентских выборах 11.4% голосов. Некоторые известные представители "Бозкурта", такие как Абдулла Чатлы (Abdullah Çatlı), в свое время были агентами т.н. Национальной разведывательной организации (Milli İstihbarat Teşkilatı, MİT) - крупнейшей турецкой спецслужбы. С тех пор мало, что изменилось и компетентные органы все так же сильны в своем влиянии на "Бозкурт", который фактически используется для оказания помощи туркоманам - туркам, проживающим на территории Сирии и воюющим как против курдов, так и против правительственных сил, лояльных Асаду. Соответственно, удары российских ВКС по территории, где действуют протурецкие элементы, для Анкары также являются болезненными. Связано это с известным стремлением Турции создать в северной части Сирии буферную территорию, которую турки тем или иным способом собирались контролировать. В первую очередь такой контроль необходим для снижения влияния курдов в приграничной с Турцией территории, поскольку данный народ является наивысшей угрозой для Анкары.

В качестве вывода в этой части статьи, можно сказать, что среди турецкого военно-политического руководства изначально были планы по нанесению удара по одному из наших самолетов, что подтверждается выжиданием F-16 турецких ВВС для нанесения удара по бомбардировщику, не предназначенному для ведения высокоманевренного воздушного боя, т.е. представлявшего собой беззащитную цель. Само собой и "случайное" появление рядом представителей СМИ возле места удара по Су-24, снимавших расстрел террористами наших летчиков в воздухе, было заранее спланировано, а операция с высокой вероятностью координировалась одной или несколькими спецслужбами Турции. Причем, стоит заметить, что сама провокация была сделана довольно топорно в плане попытки все представить как агрессию России, а атаку турецкого самолета - вынужденной мерой по самообороне. Именно такие отговорки и были использованы высшим руководством Турции  - президентом Реджепом Эрдоганом и премьер-министром Ахметом Давутоглу. Отсутствие каких-либо извинений и нарушение всех мыслимых норм международного права уже нисколько не удивляют - Запад и его сателлиты в отношении России никогда не соблюдали правил игры. Исключением были лишь те моменты, когда наши противники совершенно точно знали, что возмездие будет неизбежным и чрезвычайно жестким. Как представляется, данный случай не должен стать исключением из приведенного правила.    

Атака турецких ВВС в глобальном геополитическом контексте

Если проанализировать ситуацию в более общем контексте, то произошедшее 24 ноября в сирийском небе выглядит следующим образом. Автор не согласен с тем утверждением, что из-за натянутых отношений между Анкарой и Вашингтоном, а также Эрдоганом и Обамой в частности, Турция могла самостоятельно пойти на шаг с провокацией против российских ВКС. Да, безусловно, Турция весьма сложный партнер для США и влияние последних на турок ограничено, однако нельзя отрицать, что оно есть и довольно ощутимое. При всех сложностях отношений между двумя странами у Турции и ее руководства довольно шаткое положение. Собственно, строптивость ее руководства стала поводом для намека Эрдогану, когда 28 мая 2013 года произошли волнения в Стамбуле, начавшиеся на площади Таксим. Причем, организованные протесты имели некоторые признаки технологичности, свойственной "цветным" переворотам, для которых необходимым и достаточным условиями являются наличие внутренних социально-политических проблем в обществе и молодежного протестного движения. И то и другое на тот момент в Турции было, что едва не привело к организации местного аналога "майдана" и только весьма жесткими усилиями власти сумели взять ситуацию под контроль. Вполне возможно, что данные возмущения, с высокой степенью вероятности инспирированные извне, стали своеобразным сигналом Эрдогану. Затем последовал скандал, связанный с операцией "Большая взятка", когда в середине декабря 2013 года турецкой полицией были задержаны более 80 высокопоставленных чиновников в рамках расследования дела о мошенничестве и коррупции. Эту операцию, о которой ни правительство, ни премьер (в то время Эрдоган - прим. К.С.) не знало, ныне действующий президент Турции назвал "грязной операцией, направленной против правительства", обвиняя в ее организации известного исламского проповедника Феттуллаха Гюлена, проживающего в США. По некоторым данным, этот проповедник и по совместительству олигарх, обладает поддержкой американских спецслужб, в частности ЦРУ, а движение "Хизмет", возглавляемое Гюленом, создавалось при непосредственной поддержке из Лэнгли. Поэтому у США есть свои рычаги воздействия на турецкое руководство и считать, будто Эрдоган полностью независим, в корне неверно. Данное отступление было дано для того, чтобы стали более понятны взаимоотношения между Турцией и США.

Помимо сказанного, следует напомнить, что еще год назад Анкару всячески подталкивали к тому, чтобы она приняла более активное участие в боевых действиях в ближневосточном конфликте, однако цели, которые преследовали те, кто подталкивал Турцию с головой окунуться в войну, во многом не совпадали с целями самой Турции. Плюс ко всему ввязывание в конфликт с точки зрения американцев и НАТО должно было произойти таким образом, чтобы у турок не имелось возможности призвать на помощь Североатлантический альянс, воспользовавшись 5 статьей его Устава. Приведенный факт в значительной степени не позволяет Анкаре серьезно вмешиваться в ближневосточный конфликт в качестве игрока, напрямую втянутого в него.

С другой стороны давление на Турцию никуда не исчезло и, видимо, получив определенные гарантии от США, турецкое руководство решило предоставить свою военно-воздушную базу Инджирлик для пользования американскими ВВС, а точнее для увеличения числа американской авиагруппы, уже присутствующей на этой базе. Цель понятна: американцы и турки хотели использовать авиагруппировку для решения своих задач, таких как борьба с правительственными войсками Асада и курдами, хотя борьба с последними не входит в планы Вашингтона. Во всяком случае на данном этапе. В реальности война с Исламским государством для партнеров по НАТО являлась своего рода прикрытием для своих подлинных целей.

Все радикально изменилось после вступления в ближневосточный конфликт России, которая отправила в Сирию свою авиацию, спецподразделения и пр. Одним своим присутствием мы моментально измени весь геополитический расклад сил и чаша весов качнулась в сторону правительственных войск Сирии, которые теперь постепенно, пусть и медленно, но отбирают свои земли назад, а угроза ударов с воздуха со стороны США и Турции была нивелирована. Данное обстоятельство не могло не встревожить Вашингтон и Анкару, поскольку действия России автоматически нарушали их планы и, естественно, среди военно-политического руководства американцев и турок не могло не возникнуть плана по противодействию нашему присутствии в Сирии. К этому прибавлялась стратегическая цель Вашингтона максимально усложнить наше пребывание в САР с целью не допущения реального достижения стратегических результатов, выгодных России, при параллельном стремлении вынудить ее тратить неприемлемое количество ресурсов на про-водимую военную операцию. Плюс ко всему в интересах наших геополитических противников вынудить Россию вступить в той или иной по форме конфликт с ее стратегическими партнерами. В этой связи автор рискнет предположить, что теракт с бомбой на борту А321 над Синайским полуостровом, в ходе которого погибло 224 гражданина России, и атака Турции - по сути звенья одной цепи. Совершенно необязательно, чтобы эти две враждебные по отношению к нам акции имели прямую связь, однако они могут быть частью большой геостратегической операции, связанной с попыткой как можно сильней втянуть Россию в ближневосточный конфликт через дополнительную эскалацию путем столкновения нашей страны с Турцией и другими странами.

На взгляд автора, при планировании провокации с нападением на российский Су-24 наблюдалась суперпозиция интересов как США, так и Турции, точнее той части ее истеблишмента, которая готова пожертвовать отношениями с Россией ради своих геополитических и бизнес интересов в регионе даже ценой откровенной конфронтации с Москвой. Наконец, косвенным свидетельством того, что американцы могли знать о готовящейся операции турков и дали на нее свое согласие, может стать информация, высказанная главой МИД России Сергеем Лавровым [2]:

"В Москве знают, что США всегда требуют от участников коалиции в Сирии согласовывать применение американских боевых самолетов".

То есть, поскольку турки использовали американский истребитель F-16, значит, Анкара должна была согласовывать свою операцию с Вашингтоном.             

 

Прогноз

Некоторые эксперты к цепи терактов и агрессивных действий турецкого государства, вы-ступившего в откровенной форме на стороне террористов, добавляют и теракт, связанный с подрывом опор линий электропередач в Херсонской области на Украине, вследствие чего Республике Крым и Севастополю искусственным образом был устроен блэкаут. Обоснованием для данных утверждений служат связи т.н. "меджлиса" крымских татар с турецкими спецслужбами и, возможно, подобные подозрения в действительности небеспочвенны.

Однако, если лишение Крыма электроэнергии (к слову, акт международного терроризма со всеми вытекающими последствиями) еще можно списать на провокацию киевского неонацистского режима и его меджлисовских приспешников, то теракт над Синаем и атака против Су-24 ВКС РФ смотрятся очень органично в одной связке. Пока усиление российской военной группировки и планируемые мероприятия по охране бомбардировщиков, установка системы С-400 "Триумф" и прикрытие крейсером "Москва" воздушного пространства над Сирией не являются чем-то критичным для нас в плане ресурсозатрат. Однако, невозможно игнорировать тот факт, что тем или иным образом нас вынуждают все сильней втягиваться в войну, из которой все сложней будет выйти. Красной чертой здесь является понимание предела своих возможностей, перейдя который мы понесем неприемлемые потери в самом широком смысле. Противники России прекрасно об этом знают и постараются всеми способами вынудить ее перейти эту красную черту. Поэтому крайне важно каждый последующий шаг планировать не только с учетом экономики и логистики, но и с учетом возможных терактов и провокаций в будущем.

На основании сказанного, стоит предположить, что в ближайшие месяц-два риск провокаций существенно возрастает. Причем, не обязатально это будет именно теракт или нападение аналогичное тому, которое совершила Турция. Наши враги проявляют изобретательность и подходят в войне с нами комплексно. Уже поэтому российскому руководству следует еще раз оценить наиболее очевидные уязвимости нашего положения, причем, не только на Ближнем Востоке. Ведь стратегический план геополитических противников России вполне просматривается: как только мы увязнем в ближневосточной войне в достаточной степени с их точки зрения, то, можно не сомневаться, последует активизация потенциальных конфликтов в других регионах, расположенных возле границ с Россией - на украинском направлении, кавказском, центральноазиатском и т.д. Смысл неизменный: мы должны увязнуть хотя бы в одной точке, чтобы не суметь достаточно адекватно (т.е. полноценно) реагировать в других. Соответственно России ни при каких обстоятельствах нельзя допустить подобного сценария и для этого требуется превентивно ликвидировать те уязвимости, с помощью которых враги постараются реализовать свой изначальный план.

Касательно же Турции, то помимо экономических мер против нее, важно осуществить еще одну, возможно, самую главную. У каждой страны на Евразийском материке есть свои болезненные точки. У России их больше, чем у кого бы то ни было в силу ее размеров и самой протяженной в мире сухопутной границы, не говоря уже про внутренние точки напряженности. Однако, подобные проблемы есть и у других стран. У Турции название этой проблемы курды и нам стоит крайне пристально обратить внимание на них и через правительство Башара Асада оказать им самую активную помощь, в т.ч. и военно-технического характера, чтобы танки и самолеты турецких ВВС никогда не чувствовали себя в безопасности, после того как к курдам попадут ПТУРы, ПЗРК и другие средства уничтожения военной техники. С учетом того, что Эрдоган в одностороннем порядке прервал де-факто существовавшее перемирие с РПК - чем в очередной раз продемонстрировал свое вероломство - уверен, курды по достоинству оценили бы помощь с нашей стороны в противостоянии с турецким военно-политическим авантюризмом.

В любом случае, мы не просто должны не допустить подобных атак в будущем - мы должны ответить и ответить жестко. Только так наши враги поймут, что ни один теракт, ни один акт прямой агрессии не останется безнаказанным, а возмездие России рано или поздно настигнет их. 

P.S. Нельзя и забыть о наказании тех, кто планировал операции наших ВКС в Сирии. Разве в Ген-штабе не понимали, что турки могут нанести удар, если мы действуем на территории их зоны влияния? Почему удары бомбардировщиками ВКС наносились без прикрытия истребительной авиации? Полагаю, есть все основания для серьезного разбирательства среди тех, кто планировал операцию.

Автор: Константин Стригунов


      

Источники:         

[1] http://www.rg.ru/2015/11/26/bilal.html

[2] https://russian.rt.com/article/132602

30.11.2015
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Россия
  • Европа
  • США
  • Ближний Восток и Северная Африка
  • XXI век