Новый план Киева для Народных Республик

Версия для печати

В Киеве заговорили о проработке очередных мер по реинтеграции Донецкой и Луганской Народных Республик.

Документ, предложенный для рассмотрения депутатам Верховной Рады, по информации украинских народных избранников, помимо закона о правовом статусе военных действий, а также отдельных районов Донецкой и Луганской областей, планов по улучшению социально-экономического управления и возобновлению суверенитета и территориальной целостности предполагает завершение Антитеррористической операции в Донбассе и введение в отдельных районах Донбасса военного положения.

В сущности, предполагается, что войсковая операция должна позволить президенту Украины принимать непосредственные решения об использовании сил и средств ВСУ на территории Народных Республик, а также привлекать другие силовые структуры под общим руководством военных, замкнув в единую систему управления все военные, гражданские и администрации ресурсы.

О том, как новые инициативы украинских властей отразятся на ситуации в Донбассе, как они коррелируют с условиями Минских соглашений и какова будет реакция вовлеченных в процесс мирного урегулирования конфликта сторон, а именно стран Европейского Союза, а также Соединенных Штатов Америки, с официальным визитом в которые 20 июня прибыл Петр Порошенко, Центру военно-политических исследований рассказал заместитель директора Института стран СНГ Игорь Шишкин.

- Игорь Сергеевич, на Ваш взгляд, что означают новые планы Киева по реинтеграции территорий Донецкой и Луганской Народных Республик?

- План урегулирования конфликта, в соответствии с которым залили кровью Донбасс. Так и сейчас, какой бы мирный план они не приняли, если в Киеве получат возможность перебить всех несогласных в Донбассе и зачистить эту территорию, они это сделают. Если не будет этой возможности, то они будут ее ждать. Нужно понять, что киевский режим независимо от персоналий – это смертельный враг России и всего русского. Мир на Донбассе не наступит, пока существует этот режим. Нам нужно определиться в базовых основаниях. И если мы определим, что этот режим – враг России и всего русского, то дальнейшие действия будут понятны.

- После введения предполагаемого военного положения на Донбассе и начала войсковой операции, изменится ли ситуация для Народных Республик? Ухудшит ли это действительное положение?

Это не ухудшит и не улучшит ситуацию на Донбассе, так как при наличии такой возможности Киев уже занял бы Донецк и Луганск. От изменения формата операции этих возможностей не прибавиться. Но имеется и другой момент. В обсуждаемой инициативе есть интересная оговорка о предоставлении права на использование военной силы для защиты территориальной целостности и суверенитета Украины. Я подозреваю, что этот документ предоставит право использовать войска для подавления инакомыслия по всей территории Украины, а не только в Донбассе. Но в целом это ничего не меняет, так как сегодня ничего не мешает Киеву использовать карательные батальоны по всей Украине. Еще с 2014 года около каждого крупного центра с большим процентом русского населения размещались базы карательных батальонов. Принципиально это ничего не изменит, всего лишь появится юридическое основание для режима Порошенко использовать военную силу на всей территории Украины.

- Как новые инициативы украинского политического руководства соотносятся с Минскими соглашениями и позициями партнеров Украины в лице США и Европейского Союза, особенно в свете прошедшей 20 июня встречи Петра Порошенко и Дональда Трампа?

Минские соглашения предполагают четкий пошаговый план установления мира на Украине и в Донбассе в первую очередь. Выполнять этот план Киев не собирается, что мы наблюдаем уже на протяжении трех лет. Соответственно сейчас Киевом предлагается нечто новое, чтобы забыть об этих договоренностях. Хочу напомнить, что под Минскими соглашениями не просто стоят подписи великих держав, Германии, Франции и России, как гарантов, а также Украины, ДНР и ЛНР, как участников, но Минские соглашения обрели особый международно-правовой статус после того, как были утверждены Советом Безопасности ООН. Именно поэтому в Киеве хотят избавится от него.

Что касается Европейского Союза и США, новые инициативы Киева полностью коррелируют с их позицией. Западные партнеры Украины совершенно не заинтересованы в выполнении Киевом Минских соглашений, потому что в случае их выполнения сводятся на нет все результаты государственного переворота, осуществлённого руками бандеровцев в 2014 году. За что тогда боролась Германия, Франция, Евросоюз в целом? За что боролись США? Лучшим доказательством их незаинтересованности является то, что никакого давления со стороны Запада на Киев в связи с невыполняем Минских соглашений не было и нет. Думать, что они не замечают действий Киева, смешно. Они пошли на Минские соглашения только после разгрома украинской армии, после того как Порошенко в очередной раз попытался установить, как он выражается «мир в Донбассе». И чтобы спасти киевский режим, Ангела Меркель прибыла в Москву, хотя за несколько дней до этого, когда в Астане намечалась встреча Нормандской четверки, канцлер ФРГ высокомерно заявила, что ей не о чем разговаривать с Владимиром Путиным. На Западе тогда были уверены в том, что Порошенко за несколько дней захватит Донецк и Луганск. А когда вместо победы их украинский протеже потерпел сокрушительное поражение, Ангела Меркель и Франсуа Олланд были вынуждены прибыть в Москву для переговоров.

Но и Меркель, и Олланд, и Запад в целом воспринимают Минские соглашения как свое стратегическое поражение. И именно поэтому они не собираются их выполнять. Соединенные Штаты настаивать на его выполнении тоже не будут, потому что им выгодна сложившаяся на Востоке Украины ситуация, так как она объективно ослабляет Россию. А все, что ослабляет Россию выгодно Соединенным Штатам. Таким образом, ждать, что добрые дяди с Запада, в том числе и Дональд Трамп заставят Порошенко стать реальным миротворцем, нет никаких оснований.

Подготовил Михаил СимутовЦентр военно-политических исследований

26.06.2017
  • Эксклюзив
  • Проблематика
  • Органы управления
  • Россия
  • Европа
  • США
  • СНГ
  • XXI век