Сирия: итоги трех месяцев операции

Версия для печати

В пятницу 25 декабря начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-лейтенант Сергей Рудской подвел итоги деятельности российских ВКС в Сирии в 2015 году. На брифинге были озвучены основные результаты, достигнутые группировкой Военно-космических сил ВС РФ в ходе проведения военной операции на территории Сирии, санкционированной официальной просьбой правительства страны во главе с Президентом Башаром Асадом. Помимо количественных показателей, наглядно демонстрирующих интенсивность усилий российской авиации и Военно-морского флота в борьбе с террористическими группировками на территории Сирии, были упомянуты и существенные проблемы, связанные в первую очередь с каналами снабжения террористов из других стран через участки границы, не контролируемые сирийской армией.

О своем видении ситуации в Сирии, о результативности российских Военно-космических сил и эффективности сирийской армии, а также о нерешенных проблемах в рамках борьбы с террористическими группировками Центру военно-политических исследований рассказал старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Андрей Грозин.

- Андрей Валентинович, каковы на Ваш взгляд, главные итоги трех месяцев операции российских ВКС в Сирии, и какие проблемы были выявлены за это время в рамках борьбы с террористическими группировками?

- Опираясь на обнародованные Министерством обороны данные в ходе прошедшего брифинга, можно делать только краткосрочные выводы и прогнозы. Минимальный срок продолжительности операции - полгода, но он может и возрасти. И ситуация упирается не столько в российский компонент, не в степень эффективности Военно-космических сил или возможности их наращивания. Главная роль отводится операциям на земле, и многие российские эксперты предполагали, что наступательный порыв сирийской армии будет большим, чем это было продемонстрировано в течение последних двух месяцев. Да, на лицо постепенное освобождение территории Сирии от террористических группировок, но при этом стоит обратить внимание на две основных проблемы. 

На территории соседнего Ирака, где по разным оценкам сосредоточены наибольшие силы террористических групп, деятельность коалиции до последнего времени носила имитационный характер. Активизация иракской армии, курдского ополчения была замечена только в последние несколько месяцев. Поскольку российские ВКС не проводят военных операций на территории Ирака, задачи, выполняемые ими в небе Сирии, не могут решить всего комплекса проблем. С другой стороны, понятно, что поддержка боевиков человеческими, материальными ресурсами, вооружением, боеприпасами, амуницией, финансами осуществляется из внешних источников: из Катара, Турции, Саудовской Аравии. Очевидно, что эти страны на данный момент не продемонстрировали своей заинтересованности в прекращении фактической поддержки антиасадовских террористических группировок. И поскольку основные каналы финансирования террористов оказываются вне возможностей противодействия со стороны России, а Запад продолжает закрывать на них глаза, любые успехи и в небе, и на земле Сирии будут существенным образом девальвироваться. 

В этой же плоскости лежит проблема с сирийско-турецкой границей. Без введения жесткого пограничного режима на этом участке границы, перекрыть кислород террористическим группам, и в первую очередь Исламскому государству, не получится. С турецкой стороны идет инфильтрация новых боевиков, осуществляются поставки вооружений, замаскированные под гуманитарные конвои и т.д. В результате, без наведения порядка на этом участке границы, через который с одной стороны в Сирию направляются боевики, а с другой стороны утекает украденная у Сирии нефть, основанные задачи в борьбе с террористами решить не удастся. 

Можно нарастить группировку Военно-космических сил, можно привлечь всю стратегическую авиацию, но вряд ли это позволит достичь зримого успеха.  Будущее сирийской кампании, которая затянется не меньше чем на полгода-год, а может и больше, будет зависеть от перекрытия основных каналов, по которым осуществляется военная логистика, перебрасывание резервов, по которым осуществляется снабжение террористических групп. 

-Что можно сказать об успехах сирийской армии?

- Сухопутным подразделениям сирийской армии фактически расчищает дорогу российская авиация, обеспечивая наступление на ранее укрепленные позиции боевиков. В тоже время сохраняется проблема войны в населенных пунктах. Наши западные партнеры пытаются доказать неизбирательность применения силы со стороны подразделений российских ВКС: «жертвы среди мирного населения», «разбомбленные пекарни и госпиталя» начали кочевать и жить своей жизнью в отчетах «Amnesty International», в репортажах западных СМИ. Факты в излагаемой информации отсутствуют, но информационная война продолжается и на такие «мелочи», как документальные подтверждения, видимо не остается времени. 

Если боевики укрепляются в городских кварталах, в густонаселенной местности, применять против них российскую авиацию или использовать корабли ВМФ становится весьма затруднительно. В таких ситуациях успешность боевых действий зависит от уровня подготовки сирийских войск. 

Помимо того, что свою роль в успешности постепенного продавливания обороны исламистов и прочих террористических групп, играет российская авиация, ясно, что и сирийская армия закаляется в боях. На мой взгляд, уже сегодня Вооруженные силы Сирийской Арабской республики можно назвать самыми боеспособными на Ближнем Востоке. Правительственные войска воюют уже четвертый год подряд и за это время накопили немалый опыт боевых действий. Освобожденные за последние несколько месяцев населенные пункты - лучшее тому подтверждение, тем более для сирийского народа это очень важно, так как до этого в течение трех лет с фронта поступали в основном плохие новости. Сейчас происходит нормализация обстановки, деблокируются многие подразделения, ранее попавшие в окружения. 

- Остается ли по прежнему высокой роль Башара Асада, как Президента страны и лидера сирийского народа, в борьбе с террористической угрозой и в рамках урегулирования политического кризиса?

-Должен отметить, что это весьма зыбкая почва политических предпочтений, непонятной социологии, а также недостоверных политических спекуляций. Те, кто поставил на официальный Дамаск, безусловно согласятся с тем, что без Асада не будет мира в Сирии. Оппоненты скажут, что нынешний Президент наоборот остается корнем проблемы, и убрав Асада станет намного проще выйти из политического кризиса. И то и другое утверждение реально не подтверждается ввиду отсутствия объективных данных. Нет четкой демографии: как она изменилась с учетом массового исхода из Сирии, как смотрят на будущее Сирии многотысячные массы мигрантов, проживающих сейчас на турецкой территории, каковы предпочтения людей, которые не собираются покидать Сирию и не связывают свое будущее с иммиграцией. 

Никаких четких индикаторов сейчас нет и любое утверждение за или против, на мой взгляд, носит сугубо политизированный характер и зависит от позиции, занимаемой тем или иным экспертом или чиновником. С моей точки зрения, исходя из опыта последних двух-трех лет, Башар Асада смотрится достаточно предпочтительной фигурой хотя бы на время переходного периода, на время переговоров о политическом будущем Сирии. Уверен, что Асад должен участвовать в выборах, о необходимости проведения которых сегодня идет речь, и которые рано или поздно состоятся.

Правомерной остается и та постановка вопроса, которая отстаивается Российской Федерацией. И на уровне Президента, и на уровне Министерства иностранных дел России уверены в том, что судьбу Башара Асада должен решать сирийский народ, а не Эр-Рияд, Доха, Вашингтон, Брюссель, Москва, Анкара, Тегеран или кто-то еще. Несмотря на то, что это звучит достаточно расплывчато и банально в нынешней ситуации, но кроме сирийцев никто не должен иметь никаких прав на то, чтобы определять судьбу Сирии, его будущего лидера. Задача же международного сообщества, на мой взгляд, заключается только в том, чтобы организовать на должном уровне выборный процесс, чтобы обеспечить нормальные условия для голосования и не более. 

Тем не менее политическое руководство Соединенных Штатов до сих пор придерживается мысли о том, что Башар Асад не должен играть никакой роли в будущем Сирии. Несмотря на официальное согласие с российскими оценками, нынешняя администрация Президента США в любом случае попытается продавить свой подход. Эта позиция носит сугубо конъюнктурный характер и призвана выиграть время, прощупать и по возможности ослабить позиции оппонентов. В конечном счете Соединенным Штатам, а также Саудовской Аравии, Турции и Катару будущее Сирии видится исключительно без Асада. 

Подготовил Михаил СимутовЦентр военно-политических исследований

29.12.2015
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Россия
  • Европа
  • США
  • Ближний Восток и Северная Африка
  • XXI век