По соседству с «Драконом»

Версия для печати

Для чего необходимо изучать и исследовать Китай? 

Если оставить в стороне китайскую культурно-языковую экзотику и современный прагматизм бурного китайского экономического развития, то для сегодняшней России, неразрывно связанной с КНР общей сухопутно-речной границей протяжённостью 4209 км. и имеющей с Китаем соотношение населения почти 1 к 10 не в свою пользу, ответ на заданный выше вопрос сводится по большому счёту к одному, но самому главному обстоятельству, а именно: имеются ли у Китая агрессивные планы в отношении нашей страны, и, если имеются, то, как и когда он может попытаться их реализовать.

Причём, если рассуждать не «бухгалтерски», мол, берём в расчёт только нынешнюю границу РФ с КНР, а «стратегически», то есть, принимая во вимание всю бывшую советско-китайскую границу, а ещё границу МНР с Китаем впридачу,  то обстоятельство это, по крайней мере для жителей российской Азии от Владивостока до Екатеринбурга,  имеет примерно ту же злободневность, как наползание НАТО на западные границы России для жителей Европейской части страны.

Профильные материалы на китайском языке в открытом доступе бывают не только официальными, с полными выходными данными издательств и авторов, но и нередко обезличенными, скрытыми за всевозможными никами.

Разумеется, ни один государственный орган КНР,  государственные СМИ КНР либо аффилированные с государственными органами «мозговые центры» в условиях современного «стратегического партнёрства» с Россией не додумаются официально и напрямую заявить российской стороне, мол, «подавайте сюда Кемску волость».

Да, нередко публикуется точка зрения отдельных китайских специалистов, рассуждающих о претензиях Китая на российскую территорию. Однако подобного рода статьи появляются, скажем, в специализированных исторических журналах, где авторы заявляют о себе и о своей позиции открыто, а потому на полную откровенность и в этом случае рассчитывать не стоит.

Зато, когда человек или авторский коллектив скрывают свои имена, место работы, свои регалии и инкогнито несколько раскрепощаются психологически, шанс встретиться с более-менее достоверной «выбалтываемой» ими информацией на мой взгляд повышается, в том числе с информацией по теме возможных агрессивных намерений и планов Китая в отношении России.

В этом смысле определённую информационную ценность представляют китайскоязычные соцсети и форумы.

***

1 октября 2017 года (в день государственного праздника образования КНР) на популярном в КНР и в китайскоязычной блогосфере в целом форуме «Чжи Ху» (В переводе: «Знай!») был размещён материал (статья) под названием «Насколько важна для Китая Северная Азия? Зачем Китаю Северная Азия?»

В конце статьи сообщалось, что она представляет собой раздел 15 выпуска 133 «Россия» в серии материалов «Геополитика от Юнь Ши».

Смысл ника «Юнь Ши» -- «юньнаньский мрамор» или так называемый «дуаньчжоуский чернильный камень», то есть камень для изготовления тушечниц, добываемый в районе города Дуаньчжоу провинции Гуандун.

В интернет-пространстве КНР материалы «Геополитики от Юнь Ши» представлены на различных сайтах как текстами, так и видеороликами.

 


«Юнь Ши»: «Уверен, что Северная Азия волнует каждого китайца. Эта обширная территория не только таит в себе несметные полезные ископаемые, но и имеет крайне важное стратегическое значение. Поэтому, если удастся вернуть Северную Азию в лоно родины, позиции Китайского государства качественно улучшатся по сравнению с теми, которые оно занимает сейчас. Самое же главное то, что у Китая есть возможности и основания для возращения Северной Азии.

С исторической точки зрения … китайская цивилизация оказала наибольшее влияние на Северную Азию.

С геополитической точки зрения Китай также являлся той силой, с которой Северная Азия была связана теснее всего...

Но в конечном счёте удача улыбнулась России, которая не только взяла под свой контроль ничейные земли Северной Азии, но даже захватила пограничные территории Северного Китая, находившиеся под управлением Китайской империи. Это историческое поражение отозвалось непроходящей болью в сердцах китайцев.

Но минули «сто лет забытья» (Ещё называют «столетие позора» -- с середины 19 века, со времени поражения Китая в «опиумных войнах», до середины 20 века, до образования КНР. - А.Ш.), Китай, отряхнув прошлое, вновь вышел на путь развития, за несколько десятков лет стал второй мировой державой, уступающей только США, и продолжает идти вперёд. А вот Россия, достигнув своего расцвета в период СССР, рухнувшего в 1991 году, в итоге потеряла пять миллионов квадратных километров территории и испытала полный экономический крах. Сегодня Россия по-прежнему сохраняет статус державы мирового уровня и всё ещё владеет Северной Азией, но она (Россия) уже не та, что прежде, и испытывает серьёзные внутренние и внешние проблемы, поэтому вероятность второго её распада весьма высока.

В результате изменения ситуации в Китае и в России, изменения соотношения их сил всё больше китайцев задаются настойчивым вопросом: сможет ли Китай в обозримом будущем вернуть себе то, что должно ему принадлежать, – Северную Азию, либо, как минимум, забрать Среднесибирское плоскогорье и горные районы Восточной Сибири, обладание которыми уже способно обеспечить геополитическое преимущество.

Почему китайцев так волнует Северная Азия?

Потому что, помимо так называемой «тяги к родине», «географической близости к родине», Северная Азия вне всякого сомнения в ещё большей степени чрезвычайно важна для Китая по целому ряду иных причин.

Во-первых, обладание Северной Азией позволит Китаю в основном решить проблему самообеспечения природными ресурсами...

Получив Северную Азию, Китай будет иметь в своём распоряжении запасы практически всех основых видов стратегических природных ресурсов за исключением отдельных, например, каучука.

Во-вторых, обладание Северной Азией упрочит геополитическое положение Китая.  В результате оккупации Россией Северной Азии весь ключевой регион Северного Китая в одночасье оказался, что называется, под носом у этой военной державы мирового уровня, то есть, образно говоря, над головой у Китая повис «дамоклов меч». И в период ухудшения китайско-советских отношений в 60-70-е годы прошлого века Россия, разместив в Сибири огромную военную группировку, создавала серьёзную угрозу Китаю.

Сегодня Россия уже не та, что прежде, однако колоссальные размеры этой державы мирового значения уравнивают её с Китаем. А мощный военный потенциал России, в особенности её ракетно-ядерный потенциал, в случае нешуточного ухудшения китайско-российских отношений если и не поставит Китай в безвыходное положение перед внезапным российским нападением, то уж во всяком случае вынудит его находиться в постоянной готовности, затрачивая огромные ресурсы и силы. Зато, если Китаю удастся вернуть Северную Азию, эти обширные пустынные территории станут прекрасным стратегическим «буфером» между ним и Россией. Кроме того, потеряв Северную Азию (но всё-таки, пожалуй, лишь часть её), Россия неизбежно опустится до уровня второсортной страны и утратит конкурентоспособность в сравнении с Китаем.

Если только Китай сумеет вернуть Северную Азию, произойдут серьёзные изменения и в геополитической ситуации на северо-востоке Азии. После того, как Дальний Восток окажется под контролем Китая, Японские острова и Корейский полуостров будут окружены китайской территорией. Это обстоятельство станет решающим для тесной привязки  Японии и обеих Корей к Китаю, погасит центробежные и наоборот усилит центростремительные тенденции в этих странах. (Под «центром» в данном случае понимается «Срединное государство» - Китай. - А.Ш.).

И, кроме того, обладание Северной Азией создаст для Китая потенциальную геополитическую базу для борьбы за Северный Ледовитый океан.

В-третьих, обладание Северной Азией расширит жизненное пространство Китайского государства, китайской нации и цивилизации.

Северная Азия богата природными ископаемыми, которых достаточно для обеспечения дальнейшего развития Китая, а это значит, что мощь Китайского государства будет всё возрастать и возрастать, что в свою очередь обеспечит стремительное повышение уровня жизни китайского народа.

(Следует отметить, что повсеместно распространённое в промышленно развитых странах Восточной Азии, таких как Китай, Япония, Южная Корея, явление переутомления от работы в значительной степени объясняется дефицитом природных ресурсов в этих странах, которые им приходится закупать за рубежом. Ведь та страна, у которой в наличии природные ископаемые, может, что называется, богатеть, сидя на месте, в то время, как народы промышленно развитых стран Восточной Азии получают все эти природные ископаемые главным образом в обмен на продукты своего упорного труда, которым занимаются, не покладая рук).

Холодный климат Северной Азии суров, и нынешние темпы развития этого региона невысоки. Однако, помимо естественных природных факторов, освоение того или иного региона в огромной степени зависит и от уровня развития производства, от используемых технологий...

Вот почему при освоении Северной Азии с использованием более передовых средств производства, которыми располагает Китай, этот гигантский регион позволит создать обширное жизненное пространство для Китайского государства, китайской нации и цивилизации.

С точки зрения обеспечения национальной безопасности Китая на длительную перспективу концепция расширения жизненного пространства китайской цивилизации за счёт освоения Северной Азии имеет особое значение, поскольку это позволит Китаю решить давнюю и очень сложную, веками сопряжённую с социальными потрясениями проблему перенаселения, то есть ситуацию, при которой темпы роста населения страны превышают её территориальные и ресурсные возможности, что в частности стало причиной государственной политики планирования рождаемости после образования КНР.

Безусловно политика планирования рождаемости дала свои результаты, позволив сдержать темпы роста населения, однако цена, заплаченная за это, оказалась слишком высока. Изменения структуры и менталитета населения Китая в результате проведения политики планирования рождаемости смягчили кризис перенаселения в стране, но лишь на время. В будущем проблемы, связанные с кризисом перенаселения, неизбежно вернутся, что будет обусловлено объективными обстоятельствами либо просто субъективным желанием людей иметь несколько детей.

Как говорится: «Лучше отводить, чем перегораживать». (Отсылка к древней легенде о безуспешном строительстве дамб. – А.Ш.). Иными словами, в отличие от политики пассивных самоограничений рождаемости активное освоение нового жизненного пространства – без сомнения лучшее решение, позволяющее уменьшить перенаселение Китая и разрешить его внутренние противоречия. А масштабы Северной Азии, её географическая близость к Китаю, растущий научно-технический потенциал Китая и даже смягчение климата Северной Азии – всё это дарит Китаю великую надежду на возможность долгосрочного решения проблемы перенаселения за счёт освоения этого региона.

И, наконец, в-четвёртых, обладание Китаем Северной Азией позволит осуществить экономический подъём Северо-Восточного Китая.

В первой половине 20-го века Северо-Восточный Китай в своём развитии очевидно выделялся среди других китайских регионов, однако по мере реализации с конца 70-х годов 20-го века политики «реформ и открытости» Северо-Восточный Китай пребывает в относительном упадке, причём, эта тенденция стала особенно заметной в последние годы.

Причины упадка Северо-Восточного Китая многочисленны, но главная среди них – изначально неудачное географическое расположение региона.

Северо-Восточный Китай расположен практически на периферии восточно-азиатской части Евразии, географически регион довольно сильно изолирован и обособлен. (В древности Северо-Восточный Китай был связан с центральными районами страны только через шаньхайгуаньский проход в Великой стене и через Ляодунский полуостров. Современный Северо-Восточный Китай связан с остальным Китаем также морскими коммуникациями и через Внутреннюю Монголию, однако транспортная ёмкость этих маршрутов по-прежнему недостаточна). Данное обстоятельство не только оставляет сам Северо-Восточный Китай на обочине глобализации, но и является довольно серьёзным тормозом для развития экономики Китая в целом.

Компенсировать неудачное географическое расположение Северо-Восточного Китая лучше всего путём освоения обширных внутренних пространств Северной Азии. Если Китай сможет включить Северную Азию в свою экономическую систему, Северо-Восточный Китай в этом случае получит от своего географического положения ряд преимуществ.

Первое. Среди основных второстепенных регионов Китая Северо-Восток – самый северный, однако по сравнению с неплодородным и трудно осваиваемым регионом Северо-Западного Китая Северо-Восток выглядит предпочтительнее, и не только из-за довольно большой территории, но и потому, что располагает потенциалом для масштабного развития промышленности и сельского хозяйства.

Второе. Северо-Восток имеет выход к морю на востоке Китая, поэтому, хотя он и удалён от основных экономических районов страны, но всё же связан с ними более тесно, более активно, чем Северо-Запад.

Северная Азия обладает месторождениями полезных ископаемых, но там пока нет условий для широкомасштабного развития промышленности и сельского хозяйства, а Северо-Восточный Китай располагает широкой промышленной базой и географически непосредственно связан с Дальневосточным регионом, относящимся к Северной Азии. Поэтому, если Северная Азия будет глубоко интегрирована в Китай,  Северо-Восточный Китай станет регионом с лучшими условиями для внешней торговли. (Только за счёт выхода к морю, а тем более за счёт близости к промышленно развитым регионам Восточной Азии Северо-Восток Китая гораздо мощнее, чем, скажем, Уральский промышленный район в России).

В случае обладания Китаем Северной Азией и поставкам оттуда природного сырья Северо-Восток со временем возродит свою промышленную базу и станет перевалочным узлом, через который природные ископаемые Северной Азии будут транспортироваться в промышленно развитые регионы Восточной Азии. Таким образом географическая значимость Северо-Восточного Китая возрастёт, что также пойдёт ему на пользу.

Одним словом, и с точки зрения долгосрочного решения проблемы нехватки природных ресурсов, и с точки зрения улучшения геополитического положения Китая, расширения жизненного пространства для китайской цивилизации, а также с точки зрения экономического подъёма Северо-Восточного Китая Северная Азия имеет несравненно важное стратегическое значение для Китая.

Другое дело, что сейчас Северная Азия принадлежит России, поэтому всё вышесказанное – не более, чем абстрактные умозаключения, – как говорится, близок локоть, да не укусишь.

Да, пока всё, как грёзы, однако это не значит, что и в будущем дело не сдвинется дальше иллюзий. Проблема так называемого возврата территорий, – она ведь не застывшая навек. Ведь если у Китая будет достаточно сил, и представится подходящий момент, тогда все эти мечты станут явью, а это не пустые слова, поскольку именно так, обладая достаточной силой и выбрав подходящий момент, Россия когда-то завладела Северной Азией.

В общем, проблема обозначена, и будущее покажет, сможет ли Китай вернуть в лоно родины то, что должно ему принадлежать, – Северную Азию».


 

Не знаю, состоят ли скрывающиеся за ником «Юнь Ши» китайские авторы (или автор) текста «о Северной Азии» на официальной службе у Китайского государства, являются ли они сотрудниками многочисленных окологосударственных «мозговых центров», или это размышления, так сказать, «частнопрактикующих аналитиков», коих тоже немало. Пожалуй, это не главное. А главное то, что «Юнь Ши» говорит не больше, не меньше, -- о широком общественном запросе, существующем в современном Китае относительно «возврата в лоно родины того, что ему должно принадлежать, – когда-то захваченных Россией территорий Северной Азии». Поэтому, есть сегодня «в сейфах» конкретный план отторжения у России «как минимум, Восточно-Сибирского плоскогорья и горных районов Восточной Сибири» или нет, – не так уж важно. Даже если сегодня подобного рода планов нет, витающая в воздухе, которым «дышит» китайское общество, идея рано или поздно имеет все шансы воплотится в реальность на государственном уровне.

Более того, Китайское государство уже предпринимает практические шаги, нет, не по военно-политическому «возврату Северной Азии», а по фактическому её включению в сферу китайского экономического влияния. Реализуются эти шаги в рамках концепции «Экономической сферы Северо-Восточной Азии (СВА)», согласно которой на территории того самого «чахнущего» Северо-Восточного Китая по линии «город Чанчунь-- город Цзилинь-- бассейн реки Тумэнцзян» формируется «ядро», «сердцевина» «Экономической сферы СВА», от которой в представлении китайских политэкономистов расходятся сферические зоны китайского экономического влияния, захватывающие, помимо Японии, Корейского полуострова и восточной части МНР, российский Дальневосточный регион.

Разумеется, экономическое сотрудничество, тем более такого проблемного российского региона, как Дальневосточный, с экономическим гигантом Китаем –  дело неплохое. Другой вопрос, понимают ли с российской стороны, что стоит за китайскими проектами на среднесрочную и на отдалённую перспективу. Или всё сводится к получению сиюминутной выгоды от экономического (гораздо реже – политического, а тем более военно-политического) сотрудничества с Китаем? Если так, тогда «грёзы» «Юнь Ши» действительно имеют шанс когда-то стать реальностью. Не хотелось бы.

Один из постулатов Конфуция гласит: «Если благородный муж не может реализовать свои замыслы, он не отступает от них и ждёт, когда представится возможность для их реализации».

«Юнь Ши» как раз и говорит о таком «подходящем моменте» для «возврата Северной Азии», а ещё о «достаточной силе», необходимой для того, чтобы этим «моментом» воспользоваться.

Что такое китайская «достаточная сила» тезисно разъяснил, например, 26 апреля 2020 года пользователь «Чжи Ху» HR Юй Гэ:

 


«Естественные союзники Китая – это только трудолюбивый и смелый китайский народ; это только КПК, понимающая задачи развития передовых производительных сил, видящая перспективы развития передовой культуры и выражающая коренные интересы самых широких народных масс; это только руководимая КПК Народно-освободительная армия Китая».


 

А вот «подходящий момент» для реализации «общенациональной мечты по возвращению Северной Азии в лоно родины» китайцы видят вариативно.

Например, этнический китаец из Сингапура Кристофер Бонг, чьё мнение опубликовано на «Чжи Ху» 26 декабря 2019 года, считает, что Китай по сути дела поступит согласно стратагеме №5 «Грабить во время пожара» (См. «Люди реки» с Центральной равнины». - А.Ш.), то есть воспользуется бедственным положением противной (в данном случае российской) стороны:

 


«Если Россия подвергнется агрессии сильного государства, Китай введёт свои войска на территорию Сибири. Точнее, Китай улучит момент и начнёт наступление на Россию прямо перед агрессией против неё этого сильного государства, чтобы вернуть ту огромную территорию, которую он когда-то проиграл России. Завладев огромной частью нынешней России, Китай сможет эффективно реализовать свой «Пояс и Путь», и «китайская мечта» («Китайская мечта о великом возрождении китайской нации» – провозглашённая Си Цзиньпином цель развития современного Китайского государства и китайского общества.– А.Ш.) будет осуществлена».


 

Несколько по-другому видит «подходящий момент» для «возврата когда-то отторгнутых Россией территорий» пользователь «Чжи Ху» «Ян Янъян» (три иероглифа «баран»), который, также рассуждая в стиле стратагемы №5, а ещё стратагемы №20 «Ловить рыбу в мутной воде», 11 июля 2017 года  разместил пост под названием: «Если Россия распадётся, что произойдёт с Дальним Востоком?»

 


Пользователь «Ян Янъян»: «На сегодняшний день признаков распада России пока не наблюдается, если она и распадётся, то не раньше, чем через 20 лет.

Если не появятся «чёрные» технологии, основанные, скажем, на применении управляемого ядерного синтеза и сильного искусственного интеллекта, то по оптимистическим прогнозам через 20 лет Китай обязательно вернёт Тайвань, будет способен беспрепятственно преодолевать «первую островную линию» (См. «Цепи островов» в понимании китайских специалистов». - А.Ш.), возьмёт под свой полный контроль Южно-Китайское море, превзойдёт Америку по объёму ВВП и будет располагать пятью-шестью авианосцами.

К тому времени процесс стратегического сжатия и пара экономических кризисов приведут к тому, что США станет сложно оставаться мировым гегемоном,  хотя они по-прежнему будут самой мощной научно-технической и военной державой мира.

Думаю, другие страны будут, «как птица» (Обращение или сравнение «как птица» в китайском языке  – проявление крайней степени неуважения. – А.Ш.): Индия так и будет себе подниматься, Япония будет терять десятилетие за десятилетием, но всё-таки останется в «пятёрке»экономически наиболее развитых стран, Великобритания так и будет барахтаться в дерьме (Это дословно. - А.Ш.), в Евросоюзе продолжатся бесконечные склоки, но всё же постепенно он будет освобождаться от контроля со стороны американцев.

На фоне всех этих международных событий и произойдёт крах, распад России, а Дальний Восток вне всякого сомнения обретёт государственную независимость при международной поддержке. За счёт преимуществ своего географического положения и, имея сильную сухопутную армию, Китай легко превратит Дальний Восток во «вторую Канаду» (Видимо, имеет в виду положение Канады как государства, формально суверенного, но фактически зависимого от могущественного соседа - США и таким образом намекает на полную зависимость от соседа - Китая буде вновь созданного и формально суверенного «Дальневосточного государства». – А.Ш.) , однако аннексировать его не станет, поскольку в этом нет необходимости. В то же время Китай возможно вернёт себе территории площадью в несколько сотен тысяч квадратных километров, которые были отторгнуты у него царской Россией в конце династии Цин (То есть во второй половине 19 века. – А.Ш.), поскольку выход к океану ему необходим будет в любом случае.

Япония также воспользуется распадом России и захватит четыре южнокурильских острова.

Естественно США, не заинтересованные в том, чтобы Китай взял под свой контроль столь обширную територию, будут обязательно мешать и препятствовать ему. Но проблема на самом деле будет не в этом, а в том, смогут ли США, так сказать, окоротить Японию.

Китай же начнёт массовое переселение своих граждан в Сибирь. Сейчас многие китайцы не могут въехать туда из-за препятствий российских властей, но, погодите, пройдёт несколько десятков лет, и китайцев в Сибири станет больше, чем аборигенов.

Монголия окончательно  склонится перед Китаем, и мы станем свидетелями её унижения, когда несмотря на положительное решение общемонгольского референдума о вхождении в состав Китая мы ответим им отказом.

Под влиянием Китая произойдёт объединение двух Корей, а среднеазиатские «станы» превратятся в «младших братьев» Китая, благодаря чему Китай сможет распространить своё влияние на Ближний Восток и на Европу. Вот тогда появятся возможности для эффективной реализации «Пояса и Пути».

Всё вышесказанное – оптимистический прогноз. А пессимистический прогноз – это то, что Китай развалится через месяц».


 

В этом прогнозе фигурирует не внешняя («агрессия сильного государства против России»), а внутренняя («распад России») причина, из-за которой Россия утратит свой контроль на Сибирью и Дальним Востоком, а следовательно объективно возникнет необходимый Китаю «подходящий момент» для «возврата того, что должно ему принадлежать», ну, или, как в данном прогнозе, для «возврата территорий, отторгнутых Россией у империи Цин» и установления китайского протектората над остальной частью Дальневосточного региона.

И уж совсем кошмарный «сценарий завоевания России» озвучил 16 октября 2018 года пользователь «Чжи Ху» «старый Адам»:

 


«Когда Китай начнёт потихоньку отвоёвывать свою территорию к западу, думаю, на это уйдёт более года.

Если же Китай объединится с Украиной и начнёт с её территории войну с Россией, то за пять дней сможет окружить Москву, а за десять дней одержит победу и вырежет всё население Москвы».


 

Да-да, прямо так и сказал, «вырежет всю Москву». Понятно, что это крайнее мнение, возможно, не совсем здорового человека. Но, повторю, все эти «сценарии», «прогнозы», «грёзы» и «иллюзии» китайцев относительно «возврата территорий, когда-то захваченных Россией»  – ни что иное, как ретрансляция в рассуждениях отдельных персон широкого общественного запроса в Китае, с которым нельзя не считаться.

Разумеется, запретить китайцам мыслить в этом направлении никто не может, как не может запретить китайскому руководству рисовать сверхсекретные карты вторжения НОАК в Сибирь и на Дальний Восток. Запретить это действительно невозможно, а вот укреплять свой оборонный потенциал в Дальневосточном регионе, всемерно развивать дальневосточную экономику, создавать благоприятные условия для проживания там граждан России – всё это вполне по силам современному Государству Российскому. Была бы политическая воля и понимание вызовов национальной безопасности России на длительную перспективу. И тогда у «Дракона» не возникнет ощущения, что заветный «подходящий момент» для «возрата того, что ему должно принадлежать» наконец-то наступил.

Автор: А.В. Шитов   

02.10.2020
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • Китай
  • XXI век