«Стратегическое» возвращение в Корею

Версия для печати

Военное руководство Республики Корея выступило за размещение на территории Корейского полуострова американских стратегических вооружений на постоянной основе.

С соответствующим предложением к Председателю объединенного комитета начальников штабов вооруженных сил США генералу Джозефу Данфорду обратился его южнокорейский коллега генерал Ли Сун Чжин.

На сегодняшний день американские бомбардировщики B-52 и B-1B дислоцируются на территории Республики Корея на временной основе. Носители стратегического вооружения были переброшены на полуостров после ядерных испытаний, о которых осенью прошлого года заявляли власти КНДР.

Руководитель Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН Александр Жебин напомнил, что Соединенные Штаты и Южная Корея уже приняли решение о размещении на Корейском полуострове комплексов противоракетной обороны THAAD, которые вполне можно рассматривать как компонент стратегических вооружений. К сожалению, власти Южной Кореи, действуя таким образом, абсолютно не учитывают интересы безопасности соседних стран, прежде всего Китая и России:

«Система ПРО THAAD, которую США планируют разместить на территории Республики Корея уже является элементом стратегических сил, поскольку предназначена для перехвата оружия стратегического характера, которыми обладают Китай и Россия. Говоря о размещении дополнительных средств, речь может пойти о возможной дислокации в Южной Корее на постоянной основе американских самолетов-носителей ядерного оружия. Периодически в южнокорейские порты заходят американские авианосцы и атомные подводные лодки. Также в Южной Корее возобновились разговоры о возвращении на полуостров американского тактического ядерного оружия, вывезенного из РК, если верить официальным заявлениям, в конце 1991 года и, более того, о создании собственных ядерных сил.

Реализация только одного этого решения по ПРО может привести к серьезным изменениям баланса сил в Северо-Восточной Азии. Оно уже вызвало особенно негативную реакцию со стороны Китая, который рассматривает запланированное размещение элементов глобальной ПРО США в Южной Корее как средство, призванное обесценить силы ядерного сдерживания КНР. Этот шаг США и Республики Корея будет вынуждать соседние государства, в том числе и Россию, принимать меры, призванные обеспечить собственную безопасность, восстановить нарушенный баланс сил.

Хочется надеяться, что новая администрация США проведет собственную оценку тех последствий, к которым может привести появление компонентов стратегических вооружений США в регионе. Но если американцы продолжат этот курс, это будет означать дальнейший подрыв принципа равной безопасности, как одной из основ международных отношений, который был согласован Соединенными Штатами и Советским Союзом и лежал в основе всех соглашений об ограничении и сокращении стратегических вооружений.

Явная поспешность, проявляемая военным руководством двух стран при реализации решения о размещении ПРО США в РК, создает впечатление, что военные хотят поставить политиков перед свершившимся фактом. Ведь после импичмента Пак Кын Хе в декабре минувшего года многие в РК заговорили о необходимости вновь вернуться к вопросу о размещении THAAD и оставить его решение новому руководству страны. С другой стороны, администрация Д.Трампа также еще окончательно не озвучила своего курса в отношении Корейского полуострова, Северо-Восточной Азии и АТР в целом.

Очень негативную роль в этом вопросе играют и сами южнокорейские власти, которые панически боятся северокорейцев. Что весьма удивительно, если учесть, что Южная Корея превышает Северную в два раза по численности населения и в десятки раз - по объему ВВП и внешней торговли. Вооруженные силы Республики Корея оснащены современным американским оружием и в области обычных вооружений, безусловно, превосходят армию Северной Кореи. Но наличие у КНДР ядерного оружия вводит южнокорейские власти в ступор, и в Сеуле опасаются, что американцы, в случае угрозы ракетно-ядерного удара со стороны Северной Корее предпочтут не ввязываться в конфликт.

Страхи, раздуваемые военными кругами Южной Кореи, во многом носят искусственный характер, подтверждая крепкую спайку между военной верхушкой Соединенных Штатов и Южной Кореи. Практически весь офицерский корпус вооруженных сил РК и высший генералитет проходили обучение или переподготовку в США. Военное руководство Южной Кореи не может представить себе существование страны без американского военного присутствия и, я бы сказал, «кураторства». Известно, что до сих пор вооруженные силы РК в случае широкомасштабного вооруженного конфликта на полуострове автоматически переходят под командование американского генерала, возглавляющего дислоцированный в Южной Корее экспедиционный корпус американских вооруженных сил. Более того, его санкция необходима даже для приведения армии Южной Кореи в полную боевую готовность.

И в Сеуле, и в Вашингтоне прекрасно понимают, что Северная Корея не собирается ни на кого нападать, так как это страна, не имеющая союзников, готовых поддержать подобные действия, страна, армия которой оснащена устаревшим вооружением и не имеет достаточных материальных ресурсов для ведения крупных наступательных операций. Главная цель военных приготовлений Пхеньяна, в том числе и в ракетно-ядерной сфере – не допустить повторения против страны иракского и ливийского сценариев.

С учетом этих обстоятельств размещение на территории Южной Кореи сил стратегического назначения США может привести лишь к дальнейшему осложнению и без того непростой обстановки в СВА, возрождению там старых разделительных линий времен «холодной войны». Это не отвечает ни задачам поддержания мира и стабильности, ни интересам обеспечения режимов нераспространения ОМУ в этом регионе, так как при таком раскладе у КНДР станет еще меньше стимулов к прекращению ее военной ракетно-ядерной программы».

Подготовил Михаил Симутов, Центр военно-политических исследований

03.02.2017
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • США
  • Азия
  • XXI век