О военной активности Польши против России

Версия для печати

В связи с распространяемыми в польском экспертном сообществе утверждениями, что Россия не имеет оснований проявлять беспокойство в связи военными приготовлениями НАТО на территории Польши, редакция сайта  ЦВПИ обратилась с просьбой прокомментировать такие заявления ведущего эксперта ЦВПИ В.П. Козина, который отметил следующее.

Россия проявляет озабоченность не только в связи с начавшимся строительством оперативной базы ПРО США в Редзиково под Слупском, которая с декабря 2018 года может размещать в своих пусковых установках как ракеты-перехватчики (оборонительное оружие), но и в перспективе  крылатые ракеты наземного базирования (КРНБ), а также ударные средства, которые будут созданы в США в рамках программы «Молниеносный глобальный удар» (МГУ), которые относятся к наступательным средствам первого ядерного и неядерного удара. Тем более с учетом того, что недавно обе палаты Конгресса США в нарушение Договора о ликвидации РСМД рекомендовали Дональду Трампу выделить на разработку новой КРНБ 58 млн. долларов и продолжать работы по созданию ударных систем МГУ.

В этом контексте надо иметь в виду, что кнопка «пуск» для запуска всех названных средств будут всегда находиться в руках Пентагона и президента США, а не польского военно-политического руководства.

Варшава участвует в «чикагской триаде» - оперативно-стратегическом объединении ракетно-ядерных, противоракетных и обычных вооружений альянса, созданном на его саммите в Чикаго в мае 2012 года, которые выдвинуты на передовые рубежи к границам России и Беларуси.

Россия на может не учитывать заявление бывшего заместителя министра обороны Польши Томаша Шатковского о необходимости разместить на польской земле ядерное оружие США по примеру еще пяти стран НАТО, где оно находится же в течение нескольких десятилетий и подвергается очередной модернизации (Бельгия, Италия, Нидерланды, Турция и ФРГ).

Россия не может игнорировать крупные военные учения НАТО с участием Польши и зачастую на ее территории, которые проводятся вооруженными силами НАТО и имеют наступательный характер. Такие учения по количеству личного состава и тяжелой техники в несколько раз превосходят недавние учения России и Беларуси «Запад 2017», в которых было задействовано в общей сложности 12,5 тыс. человек. Россия учитывает, что за последние годы НАТО в два раза нарастили количество таких учений (до 300 в год) и половина из них имеет антироссийскую направленность.

Невозможно не принимать во внимание вообще пятикратное увеличение деятельности ВС альянса и десятикратное усиление его авиаразведывательной деятельности близ рубежей России и Беларуси. Не секрет, что в этой деятельности активно используются военные базы и военные аэродромы Польши. В военном бюджете США на 2018 год на усиление военного присутствия США в странах ЦВЕ выделено 4,6 млрд. долларов.

Авиация ВВС Польши принимает активное участие в ежедневно и ежегодно проводимой ударной авиацией НАТО операции «Балтийское воздушное патрулирование» в небе Латвии, Литвы и Эстонии, то есть в непосредственной близости у рубежей России и Беларуси. Польша уже предоставляла свою военно-воздушную базу под Мальборком для авиации «двойного назначения» ядерных держав НАТО.

В России обращают внимание и на то, что Польша разделяет итоговые документы двух последних саммитов НАТО в Ньюпорте и Варшаве, в которых российская сторона именуется не иначе как «агрессор». Это означает, что Варшава сама настроена агрессивно против России, коль скоро видит в России «агрессивные устремления», но так и не доказав, в чем же они проявляются.

Итак, Россия не может не учитывать в своем военно-стратегическом планировании активное участие Польши в военных приготовлениях НАТО против России и Беларуси в более широком контексте, которое было неоправданно инициировано альянсом 1 апреля 2014 года и в ряде его последующих решений.

К сожалению, Варшава поддержала это и другие деструктивные военно-стратегические установки трансатлантического союза и постоянно вносит заметный вклад в их реализацию. Все эти обстоятельства не могут не сказываться на российско-польских отношениях. Разумеется, не могут не сказываться в крайне негативном ключе.

 

 

13.11.2017
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Военно-воздушные силы
  • Россия
  • Европа
  • НАТО
  • XXI век