Вперёд и вверх: «оборонка» расправляет крылья

Версия для печати

29 марта в Нижнем Новгороде в торжественной обстановке было открыто крупное оборонное предприятие, еще один завод, входящий в концерн воздушно-космической обороны «Алмаз-Антей». В церемонии официального запуска Нижегородского завода 70-летия Победы принял участие президент России Владимир Путин.

В ходе своего визита он провел встречу с работниками завода и осмотрел новый цех, в котором будут собираться ракетно-зенитные системы и радиолокационные комплексы. Владимир Путин  отметив, что производственный комплекс  построен практически с нуля с применением новых технологий и что работа на заводе ведется очень технично и продуманно.

Площадка нового комплекса занимает более 60 гектар, на которых расположены четыре производственных корпуса общей площадью 147 тысяч квадратных метров. На данный момент на новом заводе уже работает 1300 человек, 35% из которых - технологи и конструкторы, однако уже к концу этого года общее количество работников обещано довести до 2,5 тысяч человек.

В составе делегации запуск нового производства наблюдал и директор Центра военно-политических исследований МГИМО, член Экспертного совета при председателе Государственной Думы ФС РФ Алексей Подберёзкин, поделившийся своими впечатлениями:

 

 

- Даже  на фоне происходящих в мире международных, экономических и социальных событий, мероприятие, состоявшееся в Нижнем Новгороде , можно назвать заметным явлением. Прежде всего, потому, что меньше, чем за четыре года руководству Концерна ВКО «Алмаз - Антей» удалось построить на базе прежнего артиллерийского производства практически новый завод. Конечно, чтобы до конца понять масштабность этой задачи, надо все видеть собственными глазами, ведь каждое решение в этом строительстве имеет очень большое значение. Например, с точки зрения финансирования, основные средства были вложены «Алмаз-Антеем»,  а не из госбюджета: из ста шестидесяти миллионов на долю Концерна приходится сто сорок четыре. То есть, «Алмаз - Антей» из собственной прибыли и привлечённых кредитных средств построил огромный, по сути дела, новый завод.  Это очень важно, потому что, когда сейчас говорят, что государство что-то где-то недофинансирует, то надо иметь в виду, что если менеджмент захочет, то он может очень многие вещи делать и сам, без привлечения ресурсов государства. Тем более, в условиях, когда этих ресурсов или мало, или вовсе нет. В данном случае пример «Алмаз-Антея» очень показателен. За четыре года удалось построить три огромных комплекса: ракетный завод в Вятке, комплекс на базе Обуховского завода в Петербурге, который будет полностью открыт осенью, и вот -  третий, на базе машиностроительного завода им 70-летия Победы в Нижнем Новгороде.

Следующий важный момент – это работа собственно конструкторов и строителей, потому что построить за три с половиной года высокотехнологичное производство в  условиях кризиса – задача крайне сложная. Представьте себе на минутку цех: огромную крытую площадку размером с несколько футбольных полей, на которой тягачи пусковых установок С-400 смотрятся просто игрушечными. А таких цехов здесь два десятка.

В них находится самое современное технологическое оборудование, производительность которого на порядок выше, чем у станков предыдущего поколения. Можно подойти к какому ни будь, условно, «сверлильному станку» и наглядно увидеть, что детали, аналогичные тем, которые были прежде, сейчас делаются с производительностью труда в 15-20-25 раз больше.

Приведу два примера, на которые обратил внимание Президент. Во-первых, налажена полная автоматизация производства: от появления конструкторской идеи, её реализации в виде 3D-модели до выхода и расчетов бухгалтерии. Вся эта цепочка автоматизирована: создание какой-то, условно говоря, втулки, - весь этап её, от придумки, до появления физического продукта, занимает 30 – 40 минут. Это конечно исключительная вещь, которая экономит много средств.

Или, другой пример: все сталкивались с тем, что для работы нужна определенная номенклатура инструментов. Здесь же  процесс подготовки необходимого полностью автоматизирован. Вплоть до того, что когда для изготовления детали нужно своё, условно говоря, сверло, чип показывает, насколько подходят имеющиеся. Что, кстати сказать, является одним из условий того, что наши противоракетные комплексы С-400 по своим возможностям лет на 15-20 превышают американские аналоги.

- Сейчас, когда оборонный заказ увеличился в разы, болезненно актуальным становится вопрос кадров. Не секрет, что на протяжении последних двадцати лет российская оборонная промышленность  из года в год теряла высококвалифицированных специалистов низового звена: старшее поколение, в силу естественных причин, уходила, а молодежь не шла в «непрестижную» отрасль, предпочитая иные, финансово более перспективные профессии. Найдено ли решение на производствах «Алмаз-Антея?»

- Вопрос об этой проблеме очень справедливо поставлен, и на нее, кстати, обратил внимание и Президент, посещая Нижегородский завод. Ему ситуацию обрисовал один из членов совета директоров «Алмаз-Антея», Владимир Фёдорович Медовников, возглавляющий в Концерне комиссию по подготовке кадров. Конечно, за последние 20-25 лет человеческий потенциал был во многом потерян. Поэтому «Алмаз-Антею» пришлось создавать научно-образовательные центры практически во всех крупных городах. Созданы они, естественно и при  новых заводах. Без этого сейчас совершенно невозможно. Когда мы проходили по цехам, то там работали молодые люди с высшим, шестым разрядом. Это уже не только фрезеровщики, но и программисты. Их надо готовить и переподготавливать. Для решения этой задачи у «Алмаз-Антея» заключены договоры и с множеством ВУЗов, с МГИМО в том  числе. Собственно, наш Центр является совместным проектом Концерна ВКО «Алмаз - Антей» и МГИМО. В «Алмаз-Антее» работает с десяток академиков - членкоров РАН, десятки лауреатов государственных премий и больше двухсот докторов наук. В целом, коллектив не просто подготовлен, но и вынужден постоянно занимать переподготовкой, повышением квалификации. Иначе и быть не может, потому что если вы хотите опережать другие страны в области военных технологий, - а именно такая задача стоит, - соответственно, у вас и кадры должны быть лучше.

Но в целом, конечно, проблема есть. Особенно с учетом того, что наше приборостроение и  обрабатывающая промышленность в последние двадцать лет находились в тяжелейшем состоянии и сейчас только-только выходят из кризиса. Кстати, Президент отметил, что этот высочайший технологический уровень, которого достиг «Алмаз-Антей», показывает, что мы можем самостоятельно преодолевать проблемы и совершать технологические скачки, когда выходим на мировой уровень по целым направлениям, что это нам по силам, если люди захотят. А в данном случае команда как раз и захотела. Потому что те конструкторы, включая генерального, которые входят в Корпорацию, - это фантастически дееспособные талантливые люди. Но вслед за ними ведь идет целая армия рядовых конструкторов, инженеров, рабочих – и все они должны быть высочайшей квалификации. Там уже не осталось простых рабочих специальностей. Даже на входе, когда привозят металлические листы, - это всё-таки завод по металлообработке, - идут их автоматические сортировка и шаблонная лазерная резка. Склад, как таковой, превращается в цех механической подготовки. Всё это запрограммировано, систематизировано и сразу, без простоя, отправляется по цехам в обработанном виде, запускается в производственный цикл.

Да, высочайшего уровня кадры нужны, и они есть.

Меня больше всего поразило, конечно, поведение менеджмента, они являются не только профессионалами, - все работают в «Алмаз-Антее» уже  много лет, - но и самоотверженными людьми. Например, меня поражает, когда директор этого завода проводит планёрки с начальниками цехов и руководителями производств в полседьмого утра. Я знаю, что в наших крупных больницах идут так называемые конференции или совещания, но чтобы в шесть - тридцать собирались на заводе – это для меня удивительно. Хотя, в общем, это, как оказывается, норма, существующая на заводе на протяжении многих лет. Поэтому  ещё раз повторю: совершенно уникальное производство, уникальные люди, которые позволили, в конечном счёте, создать уникальную продукцию, налогов которой просто нет.

Ещё один пример приведу, фантастический, с моей точки зрения – огромные испытательные камеры, где многоосные махины с ракетами или радарами дециметрового диапазона смотрятся игрушечными. Проводятся разнообразнейшие испытания: температурные – от минус восьмидесяти до восьмидесяти, по защите от влаги, от радиоактивного проникновения, и т.д., и т.п.  Так вот, таких камер там  девять!  Подобного у нас ещё никогда не было. Здесь практически любое решение – инновационное и приводит к повышению производительности труда. И та очередь из потенциальных заказчиков, которая выстроилась за продукцией Концерна,  свидетельствует о том, что наше оборонное производство профиля «Алмаз-Антея» может послужить толчком для развития в том числе и гражданских секторов промышленности, где у нас очень тяжёлая ситуация. Я имею в виду приборостроение, обрабатывающую промышленность, станкостроение, потому, что эти отрасли и подотрасли находятся у нас в самом плачевном положении, прямо надо сказать, из-за той финансовой политики, которая проводится последние двадцать пять лет.

- Что сейчас можно сказать о перспективах дальнейшего развития отечественного оборонного комплекса? Наши успехи, конечно, несомненны, но не рано ли почивать на лаврах?

- Конечно. Дело в том, что любая сложная техника, военная - в особенности, проходит очень длительный цикл.  Скажем, исследования и разработки, начиная от стадии фундаментальной науки, занимает десять – пятнадцать лет.  Создание опытных образцов, их испытания, запуск в серию, потом модернизация -  этот процесс может занимать несколько десятилетий. Приведу пример. Наш вертолёт Ми-8 в строю более 50 лет, впрочем, как и вся стратегическая авиация, что у нас, что у американцев. Поэтому все системы делаются с прицелом на будущее и обязательным учетом возможности их модернизации, либо создания принципиально новых разработок. Именно в оборонном комплексе наиболее четко прослеживается идея конкурентоспособности: если у вас самолет или ракета будут худшего качества, то их просто никто не купит. Смысл  создания теряется – зачем выходить на бой, заранее зная, что твои броня или оружие хуже, чем у противника? Здесь не может быть третьих, четвёртых, пятых мест –  только первое. Поэтому сейчас идёт внедрение новейших разработок и создание производственных циклов. В этой связи надо отметить, что постройка за четыре года этих трёх крупнейших комбинатов является инициативой, собственно, руководства Концерна «Алмаз-Антей». Никто ничего не навязывал, не предлагал и денег не давал. Они сами рискнули, понимая, что на старых площадях, со старыми технологиями дальше делать новые системы невозможно. Влезли в долги, взяли коммерческие кредиты, причём в условиях кризиса, когда процентная ставка постоянно растёт. Ведь государство не финансировало эти расходы, подключившись лишь на последних этапах.  А вот менеджмент взял на себя эти риски, ответственность, для того, чтобы создать новые производства. Это говорит о том, что люди смотрят далеко вперёд и понимают значение этого. Сейчас модернизация будет продолжаться и дальше, по тому же принципу. Например, взяли старый, «грохнутый» совершенно, Брянский завод, специализировавшийся раньше на производстве тягачей, которых, как вы понимаете, в течение года для «Алмаз-Антея» нужно не один десяток.  В принципе, мы их закупаем в Белоруссии, у Минского завода, но там цена не всегда соответствует качеству. Поэтому выкупили приватизированный в своё время Брянский завод, и сейчас там будут проходить те же самые стадии, что и на других производствах Концерна: начнут с замены кровли цехов, ремонта котельных и т.п., потому что в том виде, в котором  он существует сейчас, на нём работает полторы тысячи человек (вместо плановых восемнадцати), в основном женщины пред- и пенсионного возраста, которым просто некуда уйти. А здесь нужны будут и новые кадры, и станки, и технологии – всё это ещё предстоит сделать, как, впрочем, и на многих других заводах.

Кстати сказать, - возвращаясь к Нижегородскому комплексу, - насколько хорошо сработали наши конструкторы! Представьте себе огромный старый артиллерийский завод, который во время войны произвёл больше орудий, чем вся гитлеровская Германия – свыше ста тысяч.  Естественно, эта огромная территория была  достаточно запущена – там размещались так называемые открытые хранилища горюче-смазочных материалов, фактически представляющие собой пруды с соляркой. Представляете, -  испорченная экология, огромное хранилище изгаженной земли. Всё было вычищено, и на этом месте российскими конструкторами была создана уникальная экологическая станция замкнутого цикла. Такую же примерно сделали и теплоподстанцию: там общая площадь крытых производственных цехов, высотой с десятиэтажный дом, составляет десятки гектар. При желании весь Кремль разместить можно. А без идеального температурного и светового режима никакое современное высокоточное производство попросту немыслимо.  

Да, к сожалению, по некоторым позициям станкостроения пришлось обращаться, несмотря на санкции, и к зарубежным поставщикам, потому что наш станкоэкспорт уже давным-давно не соответствует мировому уровню. Тем не менее, радует тот факт, что, в основном, все применяемые технические решения носят авторство отечественных разработчиков.

Беседовал Андрей Куприянов

04.04.2016
  • Эксклюзив
  • Вооружения и военная техника
  • Войска воздушно-космической обороны
  • Россия
  • XXI век