«Западный маяк» антикитайской стратегии США

Версия для печати

Китайско-индийские межгосударственные проблемы подзабыты, но от этого они не перестают быть глубокими и серьёзными, их не устраняет партнёрство обоих азиатских гигантов в БРИКС, и каждая из сторон смотрит на эти проблемы по-своему.

Являющаяся крупнейшим мировым импортёром оружия Индия постепенно переходит от полной (до 95% приобретаемого зарубежного вооружения) ориентации на российский ВПК к сделкам с американскими оружейными компаниями, в частности закупая у них и размещая на границе с Китаем в Гималаях новейшие 155-миллиметровые гаубицы и ударные БПЛА.

Региональная держава №1 в Южной Азии Индия мечтает о распространении своего влияния всё дальше на восток (индийская "стратегия продвижения на восток"), в связи с чем ещё лет 10 назад индийские теоретики ввели в употребление понятие "индо-тихоокеанский".

Амбиции Индии оказались подогреты заявлениями администрации Трампа об "индо-тихоокеанской стратегии" США, "передовым рубежом" которой Соединённые Штаты видят именно Индию. Интересы Индии, стремящейся в регион Тихого океана, совпадают с интересами США, стремящихся расширить сферу своего стратегического влияния от "азиатско-тихоокеанской" до "индо-тихоокеанской", в результате чего обозначаются контуры гигантского региона, простирающегося от западного побережья США до берегов Африканского Рога и по замыслу американских геополитиков контролируемого Соединёнными Штатами как с помощью их ближайших военно-политических союзников по АТР - Японии и Австралии, так и с помощью "западного маяка" новой американской стратегии, стратегического партнёра Соединённых Штатов - Индии.

Два современных мегакоммуникационных проекта Китая: «Экономический ПОЯС нового «Шёлкового пути» и "Морской "шёлковый ПУТЬ " 21 века", – объединены в китайском языке общим понятием «Пояс и Путь»,  и как раз «ПУТЬ» пролегает из Южно-Китайского моря в Индийский океан через 800-километровый, но по океанским меркам неширокий (40 км.) Малаккский пролив, на западном выходе из которого рассыпаны 572 острова Никобарского и Андаманского архипелагов.

Эти острова являются не просто индийской территорией, но и местом дислокации ближайшей к западной части Малаккского пролива крупной военной базы объединённого Андаманско-Никобарского командования индийских вооружённых сил, построенной в 2001 году и используемой ВМС, ВВС и сухопутными войсками Индии.

В ближайшие годы силы и средства объединённого Андаманско-Никобарского командования индийской армии и флота будут значительно увеличены. Так, численность подчинённых этому объединённому командованию военно-морских судов возрастёт до 30 с лишним единиц. В зоне ответственности Андаманско-Никобарского объединённого командования идёт активная реконструкция военных аэродромов, приспособленных под действия состоящих на вооружении индийской армии многоцелевых истребителей Су-30, военно-транспортных самолётов С-130, патрульных противолодочных самолётов Боинг Р-8 "Посейдон". Численность личного состава в подчинении объединённого Андаманско-Никобарского командования, возможно, достигнет 15-20 тысяч человек.

4 декабря - день ВМС Индии, получивших в 2017 году к этой дате "подарок" в виде подписания министром обороны Индии Нирмалой Ситараман и министром обороны Сингапура Нг Енг Хен соглашения о военно-морском сотрудничестве двух стран, в частности предусматривающем материально-техническое обеспечение кораблей индийских ВМС во время краткосрочной стоянки на сингапурской военно-морской базе "Чанги", расположенной в восточной части Малаккского пролива практически у входа в Южно-Китайское море.

Индийские СМИ тогда неслучайно назвали подписание этого соглашения "стратегической победой", ведь наличие подобного "перевалочного пункта" индийских ВМС объективно предполагает определённый военный контроль Индии над Малаккским проливом не только с запада, но и с востока, и, кроме того, предполагает операции индийского военного флота ещё дальше на восток - в сторону Южно-Китайского моря и западной части Тихого океана. Более того, при необходимости инфраструктура сингапурской базы, в своё время существенно усиленная американцами за счёт передислокации соответствующих средств с Филиппин, может обеспечивать не только дозаправку и доснабжение индийских военных судов, даже авианосцев, но и подготовку их к выполнению задач патрулирования, охранения, участия в учениях.

В принятом в 2018 году на совещании командования ВМС Индии руководящем документе о направлениях стратегии действий на море говорилось о значительном усилении к 2030 году роли Индии как морской державы на восточном направлении, то есть об усилении её влияния на Тихоокеанский регион, а на юго-западном направлении – о распространением влияния ВМС Индии вплоть до Атлантики.

В ноябре 2017 года на "круглом столе" в Гоа начштаба ВМС Индии объявил о готовности индийских ВМС делиться актуальной разведывательной информацией с десятью государствами региона Индийского океана, пять из которых - страны АСЕАН. Индия оказывает и непосредственную помощь государствам ЮВА, например, помогая готовить вьетнамских подводников и лётчиков-истребителей.

Амбициозные планы Индии, имеющей мощную военную базу в западной части Малаккского пролива, получившую возможность гарантированного военного присутствия в его восточной части и благодаря этому фактически имеющую теперь в своих руках "ключи" от стратегической для Китая коммуникации мирового значения, проходящей через Малаккский пролив, объективно осложняют военно-политическую ситуацию в регионе, поскольку не могут не вызывать ответную реакцию и ответные действия со стороны Китая.

Кроме того, военно-политические шаги Индии по сути дела привели её в лагерь государств, почти 10 лет так или иначе манипулируемых Соединёнными Штатами сначала в рамках обамовской стратегии "перебалансировки сил в АТР", а теперь в рамках трамповской "индо-тихоокеанской стратегии", подлинная цель которых (стратегий США) - создание вокруг южных границ и вдоль южных стратегических коммуникаций Китая "пояса" из недружественных ему либо "обиженных" на него государств.

Автор: А.В. Шитов  

15.10.2020
  • Эксклюзив
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Азия
  • Китай
  • XXI век