ЗРК С-300 не решает комплексную задачу создания системы ПВО в Иране

Версия для печати

Несмотря на существенные подвижки в сфере возобновления военно-технического сотрудничества между Россией и Ираном, в частности касательно возрастающих перспектив возврата к контракту 2007 года по поставке в Исламскую республику ЗРК С-300, существует ряд смежных проблем в реализации конечных целей Тегерана.

В данном случае речь идет о создании полноценной эффективный системы противовоздушной и противоракетной обороны, для обеспечения которой одних только ЗРК С-300 будет явно не достаточно. Для обеспечения полноценной зоны прикрытия от аэродинамических целей необходимы системы среднего, ближнего радиуса действия, а так же современные радиолокационные станции и системы управления, призванные объединить разрозненные элементы обеспечения ПВО и ПРО единую систему.

Директор Центра анализа мировой торговли оружием Игорь Коротченко, комментируя возможности поставки в Иран усовершенствованной версии ЗРК С-300 ПМУ-2, отметил, что «закупка одного или двух комплектов ЗРС С-300 не решит задачу создания комплексной системы ПВО».

«Если Иран всерьез задумывается о своей безопасности, то он не должен ограничиваться одним контрактом, а предусмотреть приобретение российских ЗРС и ЗРК большой, средней и малой дальности, а также сопрягаемых с ними РЛС контроля воздушного пространства для создания сплошного радиолокационного поля и систем АСУ для автоматизированной обработки информации и выдачи целеуказания огневым средствам ПВО», - подчеркнул эксперт.

На сегодняшний день в составе вооруженных сил Исламской республики из относительно современных средств противовоздушной обороны насчитывается около 30 пусковых установок ЗРК Тор-М1 и 10 установок Панцирь-С1. В их задачу входит обеспечение защиты наиболее важных объектов ядерной промышленности страны. Основную часть зенитно-ракетных комплексов, обеспечивающих систему противовоздушной обороны, составляют ЗРК, разработанные в СССР и США в 1950-х - 1960-х гг.

В частности вооруженные силы используют около 150 пусковых установок ЗРК среднего радиуса действия MIM-23 Хок, а так же порядка 200 установок ЗРК «Mersad», разработанных и производных непосредственно в Иране на основе глубокой модернизации MIM-23 Хок. Аналогичный образом иранские специалисты подошли к использованию советских зенитно-ракетных комплексов С-75 «Двина» и С-200, состоящих на вооружении армии Ирана в количестве порядка 45 и 200 пусковых установок соответственно. На основе данных систем иранская оборонная промышленность разработала ЗРК Сайяд-1 (в основе С-75 «Двина», в Сайяд-2 увеличена дальность) и Фаджр-8 (в основе С-200).

Кроме того насчитывается незначительное количество британских ракетных систем класса «земля-воздух» «Рапира», и французских ЗРК малой дальности «Crotale», а так же несколько сотен зенитных артиллерийских орудий иранского производства, разработанных на основе советской 100-мм КС-19 и 23-мм ЗУ-23-2.

Подобная «сборная солянка», несмотря на количество пусковых установок, вряд ли способна противостоять современным средствам воздушного и воздушно-космического нападения. Это очевидно. В ином случае Тегеран на протяжении последних 5 лет с момента прекращения реализации контракта по ЗРК С-300 не стал бы настаивать на возвращении к этому вопросу. Что в свою очередь открывает значительнее перспективы на этом рынке для российских предприятий обороной промышленности, в частности для основного производителя систем противовоздушной и противоракетной обороны в лице ОАО «Концерн ВКО «Алмаз-Антей».

Подготовил Михаил СимутовЦентр военно-политических исследований

24.07.2015
  • Эксклюзив
  • Вооружения и военная техника
  • Россия
  • Ближний Восток и Северная Африка
  • XXI век