М. Александров: Это США создали различные исламские террористические организации

Версия для печати

Отношения России и Америки достигли критической точки

В Госдепартаменте США поспешили опровергнуть заявление заместителя главы МИД России Сергея Рябкова, в котором американская сторона обвиняется в поддержке террористов в Сирии. В частности, российские дипломаты уверены, что американские военные причастны к гибели российского генерал-лейтенанта Валерия Асапова.

Представитель дипломатического ведомства Хизер Науэрт написала в Twitter, что подобные обвинения США «фактически не имеют под собой основания. США и коалиция имеют единственную цель — уничтожение ИГ», — написала Науэрт.

Также она обвинила в «не соответствующих правде» заявлениях российских официальных лиц. Науэрт подчеркнула, что Вашингтон продолжит работу по сокращению напряженности в отношении России.

Напомним, Сергей Рябков заявил, что «гибель российского генерала Валерия Асапова в Сирии стала «платой за двуличие американской политики» в борьбе с терроризмом. По мнению Москвы, декларируя своей целью победу над терроризмом, Вашингтон своими действиями порой «демонстрирует обратное».

Замминистра отметил, что военные РФ и США продолжают интенсивные контакты по ситуации в районе Дейр-эз-Зора. Военные контакты идут на разных уровнях.

Ранее в Минобороны РФ призвали международную коалицию во главе с США «хотя бы не мешать борьбе с террористами в Сирии».

Кроме того, 21 сентября Минобороны РФ заявило, что поддерживаемые США сирийские демократические силы (СДС) беспрепятственно вливаются в боевые порядки ИГ, при этом за неделю разведка не зафиксировала ни одного боестолкновения между группировками.

А из районов на восточном берегу Евфрата, в которых находятся боевики СДС вместе с военнослужащими спецподразделений ВС США, по сирийским войскам дважды открывался массированный огонь из минометов и реактивной артиллерии.

Именно в районе Дейр-эз-Зора погиб Асапов: генерал-лейтенант, который был старшим группы российских военных советников, находился на командном пункте 5-го добровольческого штурмового корпуса сирийской армии. Он помогал правительственным вооруженным силам в управлении операцией по освобождению Дейр-эз-Зора.

В результате разрыва минометного снаряда генерал получил смертельное ранение. Асапов был представлен к государственной награде посмертно.

Министерство обороны России представило доказательства того, что американский спецназ координирует свои действия с боевиками «Исламского государства» на территории Сирии и беспрепятственно базируется на территории, занятой террористами.

США же приказывают сирийской оппозиции и отрядам курдов остановить боевые действия против ИГ для того, чтобы террористы смогли сконцентрировать свои силы на сдерживании наступления сирийской правительственной армии.

Как мы видим, американцам предъявлены довольно серьёзные обвинения. Ясно, что они их постараются проигнорировать, отделавшись заявлениями в соцсетях вроде того, что сделала Хизер Науэрт.

Однако важнее другое. 22 сентября после того, как в провинции Идлиб исламистами была окружена и обстреляна группа российских военных полицейских, Россия пообещала жёсткий ответ на подобные провокации в будущем. Как будет развиваться ситуация после очередной такой провокации, приведшей к гибели высокопоставленного российского военного?

— Я всегда говорил, что это США создали различные исламские террористические организации, включая запрещённую в России ИГ, — говорит ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров. — Они используют их для достижения своих геополитических целей.

А многие российские дипломаты и политологи вот уже три года продолжают муссировать тему о некоем союзе с США для того, чтобы бороться с мировым терроризмом. Получается, что эта линия была нам исподволь навязана Западом и до последнего времени российская пропаганда вводила людей в заблуждение. Обществу навязывалась мысль, что мы можем заключить некий союз с американцами, который позволит нам найти точки соприкосновения и по другим вопросам. Мало того, дезориентированной оказалась даже часть военного руководства России.

Поэтому можно только приветствовать, что в последнее время, особенно после обстрела наших военных полицейских под Идлибом, стали звучать разумные заявления российских дипломатов и политиков, о том, что США должны отказаться от помощи террористам. После данных разведки и аэрофотосъёмки мест боёв стало понятно, что американцы используют разные обходные пути для помощи исламистам. В частности, как бы по ошибке, сбрасывают им оружие. Готовят боевиков, для так называемой умеренной оппозиции, а они вскоре оказываются в рядах ИГ или Джабхат ан-Нусры.

Правильно, что об этом наши дипломаты стали говорить в открытую. Надо и дальше вести такую линию, что США это не наш союзник по борьбе с исламистами, а государство, выступающее одним из главных спонсоров этих террористических группировок.

— Каковы будут последствия, если мы продолжим такую линию?

— Мы поймём, что имеем дело с серьёзным противником. Вести себя в Сирии будем осторожней. Гибель генерал-лейтенанта Валерия Асапова во многом произошла потому, что наши военные предполагали, что на такой дистанции боевики не смогут прицельно обстрелять командный пункт. Однако при соответствующей наводке американских военных такой обстрел стал возможен. Думаю, что были использованы высокоточные миномётные снаряды. Но только их было недостаточно. Надо было знать, куда бить. И это обеспечили американцы, предоставив точные данные местоположения российского генерала.

— В СМИ попала информация, что дело в предательстве кого-то из штабистов армии Башара Асада.

— Это не самый убедительный аргумент. Предатель может только сообщить, что генерал должен быть в таком месте в такое-то время. Но этого недостаточно, чтобы прицельно накрыть командный пункт, который находился за несколько километров от линии фронта. Я думаю, что американцы сыграли свою роль, предоставив террористам средства наведения.

Поэтому на будущее надо повысить бдительность, использовать средства радиоэлектронной борьбы в тех местах, куда выдвигаются наши военные, прикрывать и наиболее важные объекты сирийской армии. Самое главное — надо оставить мысль, что американцы будут нам помогать в борьбе и исламистами.

Я думаю, что в наших интересах, если случится пара случайных обстрелов баз, где находятся американские военнослужащие. Надо действовать более активно и наступательно, только тогда с нами вынуждены будут считаться.

— Обстрелы американских баз на Ближнем Востоке, наверняка, вызовут жёсткую реакцию в США, в том числе открытые угрозы отвечать на огонь обстрелами наших военных?

— Я считаю, что этого не надо бояться. Американцы начали первые, и на Ближнем Востоке, и на Украине. Надо идти на противостояние, а не отступать, как мы это привыкли делать, начиная с перестройки. И если американцы так упёрты, то надо довести их до ситуации, которая была в период Карибского кризиса. Как мы помним, именно после него американцы вынуждены были пойти на уступки, были заключены договоры о разоружении, в том числе договор о запрещении ядерных испытаний кроме подземных и т. д. Тогда американцы впервые поняли, что они могут быть реально уничтожены. А сейчас они продолжают надеяться, что в какой-то момент российская элита дрогнет и до серьёзного кризиса, который поставит мир на грань выживания, не дойдёт.

— Готова ли наша элита к такому уровню противостояния? Ведь даже во время Карибского кризиса, когда элита СССР была полностью независима от Запада, пришлось идти на уступки.

— Ситуация сегодня такова, что если мы отступим на Украине и в Сирии, то следующим шагом Запада станет развал России и нынешняя государственность просто рухнет. Это в свою очередь породит события сопоставимые по масштабу с 1917 годом. При благоприятном исходе родится новая элита, которая будет строить новую Россию. Либо же нынешняя элита, та её патриотически настроенная часть, которая понимает, что для неё нет прощения на Западе, сумеет взять власть в свои руки, и поведёт страну новым курсом.

Автор: Алексей Полубота, Источник: “Свободная пресса”

27.09.2017
  • Экспертное мнение
  • Органы управления
  • Россия
  • США
  • Ближний Восток и Северная Африка
  • XXI век