М. Александров: НАТО не сможет противостоять в регионе ЧФ и береговой обороне России

Версия для печати

Как НАТО планирует усилить присутствие в Черном море

НАТО усилит присутствие в Черном море, объявил генсек альянса Йенс Столтенберг. Меры направлены на «сдерживание России», но не будут нарушать международные соглашения по морскому судоходству, уточнил он. Эксперты называют шаги альянса «символическими мерами»

Утром в четверг, 16 февраля, министры обороны стран НАТО на саммите в Брюсселе утвердили два решения: об увеличении присутствия ВМС стран альянса в Черном море и о создании системы координации между национальными ВМС и постоянной военно-морской группой НАТО в этом регионе.

Из слов генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга следует, что усиление присутствия будет выражено в «дальнейшей активизации тренировок, учений и повышении осведомленности о ситуации в регионе». Отвечая на вопросы журналистов, Столтенберг подчеркнул, что планируемые действия призваны не провоцировать конфликт в регионе, а обеспечить политику сдерживания России. Такую политику альянс проводит с 2014 года, после присоединения Крыма к России.

Усиление в Черном море

О том, что НАТО планирует усилить присутствие в Черном море, Столтенберг говорил еще в конце января. «Мы договорились об увеличении военно-морского присутствия НАТО в Черном море для расширения профессиональной подготовки, повышения осведомленности о ситуации и координации сил на море», — рассказал в четверг Столтенберг. Однако конкретных параметров планируемого усиления он не назвал. Генсек говорил только о том, что процесс усиления будет проходить в полном соответствии с Конвенцией Монтрё.

Проход военных кораблей в Черное море и их присутствие там регулируется Конвенцией Монтрё 1936 года о режиме использования турецких проливов. Согласно документу не имеющие выхода к Черному морю державы могут направлять в него группировки ВМС общим водоизмещением не более 30 тыс. т. Для сравнения, «Маунт Уитни», флагман 6-го флота ВМС США, ответственного за Европу и Средиземноморье, имеет водоизмещение 18,4 тыс. т. Средиземноморская постоянная группа НАТО состоит из восьми кораблей общим водоизмещением около 16 тыс. т.

Кроме того, нечерноморским странам рекомендовано предупреждать власти Турции (члена НАТО) о грядущем походе через проливы в Черное море хотя бы за 15 дней. Военные корабли нечерноморских держав могут находиться в его акватории не более 21 дня.

«Зачет тоннажа, согласно конвенции, идет по национальному признаку, а не блоковому, поэтому для создания серьезной группировки достаточно, чтобы каждая из 28 стран НАТО послала в Черное море по одному кораблю», — пояснил РБК ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров.

По оценкам Александрова, НАТО не сможет развернуть в регионе достаточно сил, чтобы противостоять Черноморскому флоту и береговой обороне России, представленной ракетами «Бастион», которые размещены в Анапе и Крыму. По его словам, речь идет лишь о недружественном шаге, но не о нарушении баланса сил. «Цель действий НАТО — сковывать наши действия в Причерноморье и поддерживать военно-политическое давление», — уверен Александров, добавив, что после смены администрации США «линия на конфронтацию с Россией» и планы НАТО по созданию ударных группировок в Восточной Европе все же будут сохранены.

Тактика сдерживания

Вопрос о том, чтобы обеспечить постоянное присутствие кораблей НАТО в Черном море, впервые поставила Румыния в июне 2016 года. В декабре 2016 года министр обороны Румынии Михнеа Моток обращал внимание на «постоянную деградацию безопасности» на восточных границах НАТО из-за действий России. «Как ЕС и НАТО, Румыния настроена на диалог с Россией. Но как минимум в краткосрочной перспективе нам придется серьезно и ответственно подходить к ухудшению уровня доверия и безопасности в регионе», — заявил Моток The Irish Times.

Столтенберг в четверг неоднократно подчеркивал, что НАТО стоит на позициях обороны, стремится к диалогу и не будет размещать на границах альянса силы, превосходящие возможности потенциального противника.

Автор: Георгий Макаренко, Источник: РБК

 

17.02.2017
  • Экспертное мнение
  • Военно-политическая
  • Военно-морской флот
  • Россия
  • НАТО
  • XXI век