М. Александров: Традиционная позиция Запада — очернение России

Версия для печати

Почему Путина не будет во Франции на торжествах по поводу юбилея операции Overlord, а Меркель — будет

5 июня на юге Англии и 6 июня на побережье французской Нормандии пройдут юбилейные мероприятия по случаю 75-летия начала Нормандской операции (операции союзников Overlord) во Второй мировой. Впервые с 2004 года в торжествах не будет принимать участие президент РФ Владимир Путин. Как ранее заявил пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков, поездки в Нормандию нет в рабочем графике российского лидера.

Зато в Нормандию приедут лидеры почти всех ведущих государств мира. В том числе, естественно, и президент США Дональд Трамп. Однако самое примечательное — почетным гостем праздника станет и представитель побежденной страны — канцлер ФРГ Ангела Меркель.

Заметим: в 2014-м — уже после воссоединения Крыма с Россией - Путин приезжал во Францию для участия в праздновании 70-летия высадки союзников. Тогда он встретился с американским коллегой Бараком Обамой.

И в 2004-м, на 60-летие празднования так называемого D-Day, Путин приезжал. Он поговорил с двумя российскими ветеранами — участникам Нормандской операции. И представил их тогдашним главам государств, находившимся на гостевой трибуне — президенту Франции Жаку Шираку, генерал-губернатору Канады Адриенне Кларксон и королеве Нидерландов Беатрикс.

Заметим, присутствие на нынешних торжествах Ангелы Меркель не должно удивлять. Еще на праздновании 60-летия операции союзников против Германии присутствовал тогдашний канцлер Германии Герхард Шредер. Он говорил удивительные речи. Шредер тогда заявил, что счастлив. Что приглашение на торжества — огромная честь для Германии. И что победа союзников была не победой над Германией, а победой и Германии тоже.

Здесь уместно напомнить: высадка в Нормандии для стран Запада — это примерно как День Победы для россиян. Торжества — это более десятка различных официальных мероприятий, почти 20 тысяч охранников и 20 тысяч гостей. В том числе несколько тысяч ветеранов.

Гвоздь программы — театрализованное представление, имитирующее высадку союзнических войск под командованием генерала Дуайта Эйзенхауэраи британского фельдмаршала Бернарда Монтгомери. На этот раз в шоу примут участие 26 аутентичных самолетов Королевских ВВС времен Второй мировой и, по меньшей мере, — 11 кораблей.

Немцы, напомним, в 1944-м полагали, что союзники изберут кратчайший путь через пролив и десантируются в районе Па-де-Кале. Там их ждали бы гитлеровские железобетонные артиллерийские бункеры знаменитого Атлантического вала. Но корабли и суда из Великобритании пошли дальним путем — в Нормандию.

Союзники, умело использовав фактор внезапности, отправились бурным морем в прилив. И смогли закрепиться на плацдармах, потеряв при этом 40 тысяч солдат и офицеров.

Вскоре только благодаря советской помощи двинувшимся к границам Германии американцам и англичанам удалось сдержать мощный немецкий контрудар в Арденнах. Без этой помощи, не исключено, союзников немцы сбросили бы в море — как англичан в 1940-м.

Как мы видим, с 1945-го политический смысл празднований D-Day кардинальным образом поменялся. Из юбилеев победы сил антигитлеровской коалиции торжества превратились в демонстрацию политического единства Запада. В которой нет места «плохой» путинской России. Зато есть почетное место для «исправившейся» Германии.

На деле, для Запада приглашение Путина — это напоминание о роли СССР в войне, победа в которой легитимирует притязания России на роль мировой державы. Между тем, договоренности, подписанные в 1945-м лидерами антигитлеровской коалиции в Ялте, перестали устраивать как союзников СССР во Второй мировой — США и Великобританию, так и противников — Германию, Италию, Японию. Проблема, с точки зрения Запада, состоит в том, что пересмотреть итоги Второй мировой классическим способом — с помощью новой войны — сегодня невозможно. Зато можно попытаться изолировать Россию. А историю — переписать.

— Нас в Нормандию на этот раз не приглашали, но мы и сами особо ехать не хотим, — отмечает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — Здесь действует принцип взаимности: ведь большинство западных лидеров не приехали в Москву на празднование 70-летия Победы. Прилетела только Меркель. Да и то отказалась присутствовать на Параде 9 мая — ограничилась тем, что 10 мая возложила венок на могилу Неизвестного солдата.

То есть, уже в 2015-м западные руководители ясно дали понять, что не желают участвовать в наших торжествах. Так что логично, что Путин не хочет участвовать и в их торжествах. Считаю — это правильно. Напомню: во времена СССР наши лидеры торжества по случаю Нормандской операции тоже не посещали.

В этих торжествах есть противоречие. Хозяйкой мероприятия выступает Франция, поскольку Нормандская операция проводилась на ее территории. Хотя — что праздновать Франции? Она операцию не проводила ив ней не участвовала. Мало того, нашим союзником во время войны было движение «Свободная Франция», возглавляемое Шарлем де Голлем. А сама Франция в те месяцы числилась союзницей фашистской Германии. Но теперь именно Париж определяет: кого приглашать на торжества, а кого нет? Это смотрится довольно двусмысленно, и подыгрывать здесь Франции, я считаю, неправильно.

Когда отношения с Западом у нас были хорошие, Путин, по всей видимости, закрывал глаза на этот момент. Но поскольку отношения обострились — зачем же мы будем прощать такое поведение? Нам, напротив, надо заявить: мы не видим смысла посещать подобные мероприятия, поскольку там присутствуют две страны, которые были противниками антигитлеровской коалиции в период Второй мировой.

По сути, одни в Нормандии отмечают, что победили. Другие — что проиграли. И все отрицают, что СССР сыграл решающую роль в войне.

— Какую роль они отводят СССР?

— Новая идеология Запада утверждает, что западные союзники сыграли главную роль в освобождении Европы от фашизма. А Советский Союз — тоталитарное государство, которое вместе с Гитлером якобы несет ответственность за Вторую мировую. И, в конце концов, это государство, как и Гитлер, проиграло. Но только не в 1945-м, а в 1991-м.

Мы с распространением на Западе этой идеологии ничего сделать не можем. Не войну же им за это объявлять? Но мы должны разоблачать такие утверждения, а не участвовать в мероприятиях такого типа, которые намечены в Нормандии.

— Какое, с военно-исторической точки зрения, имела значение Нормандская операция?

— Операция сыграла важную роль — прежде всего, политическую. Она показала Гитлеру, что его зажимают с двух сторон. Что внести раскол в ряды союзников он не сможет — его добьют.

И, конечно, Нормандская операция стала возможной только потому, что советские войска отвлекали главные силы Германии на Восточном фронте. Если бы в 1944-м мы остановились на границе с Польшей, освободив лишь территорию СССР, а затем заключили с Гитлером сепаратный мир — союзников немецкие войска точно легко сбросили бы в море. Союзники и в Нормандии бы потерпели поражение, и в Италии. В итоге, основная часть Европы осталась бы под Гитлером. Это совершенно очевидно.

Но огромный вал наступающих советских войск просто перемалывал фашистские дивизии. Так что говорить, что англосаксы освободили Европу — просто смешно.

Словом, значение Нормандской операции куда меньше, чем, например, нашей операции «Багратион». Или Висло-Одерской операции.

— Почему Запад вообще считает, что мы признаем пересмотр итогов Ялты, к которому, похоже, дело и идет?

— Традиционная позиция Запада — очернение России. Можно вспомнить, как еще в 1812 году в России появилась особая фальсификация — так называемое «Завещание Петра Великого». Якобы Петр I дает установку будущим преемникам на безостановочное завоевание все больших территорий, вплоть до завоевания мира. Подобные фальшивки до сих пор штампуются на Западе.

Плюс в России есть «пятая колонна», которая фальшивые концепции поддерживает в угоду Западу. По ряду хранящихся в Москве исторических документов есть сомнения, что они подлинные, а не состряпаны во времена Михаила Горбачева или Никиты Хрущева.

Хрущев, напомню, пылал такой ненавистью к Сталину, что мог пойти и на фальсификацию документов, и на уничтожение подлинников, обеляющих «вождя народов».

На деле, у нас государство до сих пор живет в хрущевской мифологии. И тем самым подпитывает враждебную идеологическую деятельность Запада против нас. Поэтому с этим — с антисталинской концепцией — нам нужно решительно завязывать.

Авто: Андрей Полунин, Источник: “Свободная пресса”

 

05.06.2019
  • Экспертное мнение
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Россия
  • Европа
  • США
  • XXI век
  • Вторая мировая война