М. Александров:Для современных геополитических задач России больших кораблей пока хватает

Версия для печати

Значение военно-морского флота для России значительно увеличилось в связи с последними геополитическими событиями – считает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров.

Значение флота для России серьезно возросло

Президент РФ Владимир Путин на заседании в Сочи потребовал увеличить возможности российского ВМФ.

По мнению главы государства, увеличение боевых возможностей ВМФ зависит от поступления фрегатов и подводных лодок, которые были доработаны для применения гиперзвуковых ракет «Циркон». Последние должны стать основным ударным средством ВМФ РФ.

Вопрос строительства флота является острым для нашей страны – если РВСН поддерживались даже в девяностые годы, если сухопутные силы и ВКС РФ были модернизированы в рамках военной программы, стартовавшей в 2009 году, то вопрос флота был оставлен «на потом». Как правило, все масштабные программы ВМФ кроме строительства подлодок и малых судов были пролонгированы на 2025-27 годы.

Военная операция России в Сирии многое изменила и показала, что без военно-морского флота наша страна не сможет решать геополитические задачи. По этой причине были введены изменения в военную стратегию РФ и создана постоянная средиземноморская эскадра.

Можно привести и знаменитый удар «Калибрами» по террористам в Сирии, показавший, что корабли ВМФ РФ имеют дальний радиус действия и могут нанести эффективный удар по любой точке мира, где существуют российские геополитические интересы.

Благодаря усилиям министра обороны РФ генерала армии Сергея Шойгу по Госпрограмме вооружений, рассчитанной на 2018-2027 года, ВМФ РФ должен получить порядка 180 кораблей. Такая задача выполняется в рамках утвержденной ранее российской Морской доктрины.

В качестве цели обновления ВМФ Сергей Кужугетович назвал создание современных условий стоянки и организации всех видов обеспечения новейших атомных подводных ракетоносцев проектов 885 «Ясень» и 955 «Борей», а также других новейших кораблей.

Кроме того, ведомство Шойгу и сам министр обороны РФ сделали ставку на многоцелевые океанские корветы и на другие корабли океанской зоны, которые будут оснащены современным оружием, разработанным и принятым на вооружение в России в последние годы.

«У России есть объективные ограничения военного бюджета, и к этому вопросу нужно подходить рационально, поэтому надо не повышать тоннаж кораблей, а повышать эффективность средств поражения и средств разведки», - заключает Александров.

России нужно выбирать оптимальные варианты при строительстве ВМФ

Этот вопрос коррелирует с дискуссией о строительстве крупных кораблей, которых в России не создавали со времен СССР, из-за чего у нас сегодня большие проблемы со сменой судов первого ранга. Более того, перед нами главный вопрос по будущему российского военно-морского флота – будет ли он «океанским» или тактическим, чьей задачей станет поддержка сухопутной армии в близлежащих регионах.

«Крупные корабли нужны для проецирования силы, поскольку они обладают большой автономностью и могут плавать в отдаленных морях. У нас на сегодня такие задачи действительно имеются, но они носят ограниченный характер», - констатирует Александров.

По словам Михаила Владимировича, для современных геополитических задач России больших кораблей пока хватает – это корабли проектов 1144 «Орлан» и проектов 1164 «Москва», которые продолжают оставаться визитной карточкой российского военно-морского флота.

«Эти корабли нужно привести в порядок и оснастить новыми ракетами – в частности, «Циркон». И такая модернизация на порядок повысит возможности российского ВМФ. Пока в России ставка сделана на атомные подводные лодки с баллистическими ракетами, но это связано с тем, что у нас убывает плавсостав подобных судов, и его нужно оперативно заменять», - резюмирует Александров.

Александров полагает, что нам нужны ударные подлодки с крылатыми ракетами новых моделей, поскольку у России сегодня есть только проект 885 «Ясень» и лодки проекта 949 «Антей» предыдущего поколения, которых обещали модернизировать под новые типы вооружения.

«У нас есть возможности для модернизации старых кораблей, которые сегодня законсервированы, а еще в России идет активное производство фрегатов и корветов, причем одно другому не мешает, поскольку эти направления дополняют друг друга», - заключает Александров.

Проблемы ВМФ были у России на втором плане в девяностые и нулевые годы, но благодаря военному строительству в Арктике и операции ВКС РФ в Сирии задачи российского-военно морского флота серьезно расширились. Например, во время второго ракетного удара США по Сирии в апреле 2018 года в Средиземном море дежурило порядка 10 судов ВМФ РФ, прикрывавших группировку ВКС РФ.

«Ценность флота для России увеличилась в тех регионах мира, где задействованы российские интересы и интересы наших союзников, как это случилось в случае с Сирией. Есть еще опасность, что США по примеру Ирана захотят блокировать наше судоходство – американцы здесь пошли на международный разбой на водах, а мы поставляет по морю, как нефть и СПГ, так и другие грузы», - констатирует Александров.

Поэтому России нужен сильный и эффективный военно-морской флот, но здесь главное правильно распорядиться возможностями.

«Тут надо с умом подходить и не строить авианосцев. И если мы, например, построим один авианосец, то не сможем создать десяток корветов с крылатыми ракетами, вследствие чего, нам необходимо выбирать оптимальные задачи», - резюмирует Александров.

Автор: Дмитрий Сикорский, Источник: “Экономика сегодня”

 

02.12.2019
  • Экспертное мнение
  • Вооружения и военная техника
  • Военно-морской флот