А. Подберезкин: Маск - талантливый внедритель чужих идей

Версия для печати

Директор Центра военно-политических исследований Алексей Подберезкин объяснил, зачем Илон Маск приезжал в Россию двадцать лет назад.

— Илон Маск ездил в Россию в начале 2000-х. Говорят, он пытался купить наши ракеты РС-20 "Воевода", по классификации НАТО – "Сатана". Зачем простому американскому парню-инженеру баллистические межконтинентальные ракеты, которые могут нести ядерный заряд? Или он просто хотел обсудить их конструкцию?

— Вообще-то надо понимать, что Маск пошел по проторенной дорожке. С начала 90-х годов по этой дороге к нам ходили десятки, сотни американских специалистов, которые, можно сказать, обнюхали и облазили все наши заводы, все наши КБ. Я таких примеров знаю десятки. Там, где им удавалось, они забирали комплекты документации целиком — вагонами вывозили, скупали на корню. Но они поступали интересно. Они сначала направляли заказ неправительственным организациям, которые делали обзоры различных разработок.

Вот представьте себе, КБ работало 20 лет, получало какой-то результат и на стадию ОКР не переходило. И весь пакет документов покупался Соросом или кем-то еще за 5 копеек, за какие-то условные гранты. Они сначала широкой сетью проходили, вылавливали все перспективные разработки, те, которые ЦРУ раньше не удалось с помощью завербованных агентов выловить, а потом уже там, где это их заинтересовало, копали глубже.

Возвращаясь к РС-20, скажу: больше всего беспокоил американцев огромный забрасываемый вес, большое количество боеголовок, возможность этих боеголовок лететь как бы в поезде, по маршруту, не всем скопом падать. Беспокоило огромное количество ложных целей. Для системы противоракетной обороны эта система и сейчас не перехватываема. Поэтому американцы откровенно поставили задачу уничтожить эту систему и во время переговоров своего добились. Мы эти суперракеты порезали. А сейчас производим новые ракеты тяжелые, но, по сути дела, это — новое поколение старых ракет, которые мы называли "Воевода".

Повторюсь, когда Маск приехал, он шел по проторенному пути, по нему шли люди, которые скупали нашу технику, наши конструкторские разработки. Когда это не удавалось, они их закрывали, уничтожали. Наш оборонно-промышленный комплекс образца 1999 года составлял, по моим оценкам, не больше 20% от оборонно-промышленного комплекса РСФСР образца 1990 года.

— А зачем Илону Маску была нужна именно ракета "Сатана"?

— Ракета "Сатана" — это своего рода шедевр тяжелых ракет. И, конечно, ему нужно было знать все высшие достижения в этой области, до какого предела мы смогли дойти. Потому что какие-то ноу-хау, какие-то наработки не описаны в документах. Документы у него были уже, конструкторские проекты, а вот детали, наработки — нет. Это имеет колоссальное значение.

Я вам один пример приведу про завод, где делали шикарные крупнокалиберные пулеметы. Там был один мастер, которого привезли с Урала. Ствол пулемета при обработке деформировался. И тот мастер мог прессом умело исправлять эти искривления. Он мог один это делать, другого в стране не было, понимаете? Так и здесь, ноу-хау, которые существовали при создании ракет, были иногда в одном-единственном экземпляре.

— Но в итоге Маску ничего не продали...

— Я думаю, ему просто это было не нужно — ему важно было посмотреть. Я абсолютно убежден в том, что он знал куда ехал, ему нужно было в этой поездке уточнить какие-то детали, не более того.

— Как вы считаете, могла так развиваться история, что он съездил, не купил русские ракеты и тут же, как пишут биографы, на коленке в самолете нарисовал собственную ракету? И через 5 лет уже она вышла на испытания?

— Вы знаете, Альберт Эйнштейн очень долго проработал в патентном бюро, где собирал все идеи, их продумывал. Что из этих идей потом он воплотил в теорию относительности, кто его знает? У американцев есть те качества, которых нет у наших ученых, — умение использовать чужие наработки. Искать, находить и использовать.

Я думаю, что Илон как раз из этой породы людей. Он, конечно, не глубокий разработчик, у него нет таких колоссальных возможностей, комплекса, который был у российского ОПК. Но он мог совершенно спокойно агрегировать, с помощью ЦРУ в том числе, те наработки, которые были в Советском Союзе и в России и вычистить очень многое из того, что мы делаем. Проблема ведь в том, что советские и российские ОПК работали по многим направлениям — было создано очень много заделов.

То, что мы сейчас такие взрывные прорывы делаем, как правило, основано на советских разработках, которые мы реанимируем. Все глубинные НИОКР занимают десятилетия. А потом уже ОКР и промышленное производство требуют гораздо меньше времени. Он, я думаю, скупил наработки, или ему помогли. ЦРУшники, техническая разведка помогли многие вещи просто украсть.

Поэтому, если вы думаете, что он многие вещи делал с нуля — таки нет, я абсолютно уверен, что нет. Он не изобретал бином Ньютона, он не занимался фундаментальной наукой. Он инженер, талантливый оптимизатор, интегратор и внедритель, если так можно сказать, чужих идей.

Автор:  Ольга Пономарева. Источник: Телецентръ

 

31.08.2020
  • Экспертное мнение
  • Вооружения и военная техника
  • Россия
  • США
  • XXI век