Какие «сюрпризы» преподнесёт Пентагону возведение нового ПМТО российского флота в Передней Азии?

Версия для печати

Как показал краткий мониторинг российских масс-медиа за последние несколько дней, анонсированное компетентными источниками в Правительстве Российской Федерации одобрение проекта соглашения между Москвой и Хартумом о возведении на территории Судана пункта материально-технического обеспечения ВМФ России было встречено массой лестных, а порой и восторженных комментариев со стороны патриотически настроенной аудитории Рунета, в достаточной мере осведомлённой как о назначении подобных объектов в целом, так и об их индивидуальном оперативно-стратегическом потенциале применительно к тому или иному театру военных действий в частности.

Подобная реакция обозревательских кругов совершенно неудивительна, ведь создание в Порт-Судане (на западном побережье Красного моря) нового пункта материально-технического обеспечения, являющегося вторым (после 720-го ПМТО в сирийском Тартусе) аналогичным зарубежным объектом ВМФ России, ознаменует новый этап расширения военно-морского присутствия России на Переднеазиатском условном театре военных действий со всеми вытекающими из этого последствиями как для 5-го и 6-го оперативных флотов ВМС США, так и для авиабаз ВВС США, дислоцированных близ литоральной зоны Персидского залива (в Саудовской Аравии, Кувейте, Катаре, ОАЭ и Бахрейне).

Спектр оперативно-стратегических преимуществ для ВМФ России, обусловленных развёртыванием второго пункта материально-технического обеспечения в Передней Азии

Так, перманентное предоставление экипажам надводных боевых кораблей и ПЛ ВМФ России причальной инфраструктуры для швартовки и базирования, а также их непрерывного обслуживания и ремонта (включая пополнение запасов топлива, провизии и пресной воды, а также ремонт БРЭО и энергетических установок) в Порт-Судане многократно упростит процесс развёртывания и осуществления боевого дежурства российских корабельных ударных группировок в акватории Аравийского моря и Аденского залива как в рамках взаимодействия с флотами государств-союзников, так и с целью демонстрации присутствия в зоне ответственности 5-го оперативного флота ВМС США, включая мониторинг действий последнего.

В первом случае, речь идёт о проведении регулярных совместных военно-морских учений с корабельными ударными группировками Военно-морских сил Китая и Ирана. Основной их задачей может стать отработка методов формирования условных противолодочных, противокорабельных и противовоздушных зон ограничения и воспрещения доступа и манёвра A2/AD на тех операционных направлениях Переднеазиатского ТВД, которые в перспективе могут быть задействованы Центральным командованием ВС США (включая Центральное командование ВМС и ВВС США) для передислокации в акватории Оманского и Персидского заливов «усиленных» походных ордеров авианосных ударных группировок (АУГ), а также стратегических ракетоносцев B-1B на фоне, во-первых, вероятной реализации эскалационных сценариев между негласным альянсом США, Израиля, «аравийской коалиции» и Ираном; во-вторых, с целью попытки блокирования (а возможно, и выведения из строя) непосредственно пунктов материально-технического обеспечения российского флота в Тартусе и Порт-Судане, а также аналогичного объекта ВМС КНР в Джибути.

Как известно, в период с мая 2018 по май 2020 года специалисты НОАК адаптировали вспомогательную причальную инфраструктуру порта Джибути к швартовке не только перспективных эсминцев УРО Type 052D и Type 055 с полным водоизмещением 8 000 и 12 300 т соответственно, но и авианосцев «Ляонин» (усовершенствованного пр. 11436) и Type 001A «Шаньдун» и «Type », обладающих водоизмещением порядка 70 500 тонн. Об этом 19 мая 2020 года сообщила лондонская газета «The Times», со ссылкой на данные как от экипажей надводных кораблей 5-го и 6-го оперативных флотов ВМС США, на регулярной основе проходящих через Баб-эль-Мандебский пролив.

Что же касается непрерывного мониторинга действий 5-го оперативного флота ВМС США, то в данном случае речь идёт о регулярной гидроакустической разведке подводного пространства акватории Аравийского моря и Оманского залива на предмет появления таких ударных атомных ракетных подводных крейсеров ВМС США, как ПЛАРК класса «Ohio» в модификации SSGN, 22 шахтные пусковые установки (ранее предназначались для размещения БРПЛ «Trident-II D-5») которых переоснащены 533-мм семимодульными неподвижными револьверными ПУ для размещения 154 стратегических крылатых ракет UGM-109E «Tomahawk Block IV» или UGM-109C/D «Tomahawk Block III».

Достоверная информация о подводных маршрутах передвижения данных подводных арсеналов, а также о предполагаемых рубежах залпового пуска нарядов из десятков-сотен СКР «Томагавк» по стратегически важным объектам КСИР и военно-промышленной инфраструктуры Ирана, либо по объектам пунктов материально-технического обеспечения ВМФ России и ВМС Китая в Джибути и Порт-Судане в перспективе предоставит боевым расчетам ЗРК «Bavar-373», С-300ПМУ-2 С-400, С-300В4, HQ-9/16 (будут задействованы в задаче по прикрытию всех вышеуказанных объектов от массированных ракетных ударов противника) возможность заблаговременно сориентировать диаграммы направленности радаров подсвета и наведения 30/92Н6Е, 9С32, HT-233 на наиболее ракетоопасные направления в режиме «нижнего луча», что обеспечит сокращение времени реакции в ходе обнаружения, «завязки трасс» и захвата на точное автосопровождение «подкрадывающихся» в низковысотном режиме «Топоров».

Отличным подспорьем в непрерывном мониторинге подводного пространства Аравийского моря и Оманского залива станут как противолодочные самолёты Ил-38Н, располагающие прицельно-поисковыми системами «Новелла-П-38» c полным перечнем высокочувствительных радиогидроакстических буев направленного и ненаправленного типа и дислоцированные на приданных новому российскому пункту материально-технического обеспечения аэродромах совместного базирования (аэродромах подскока) Судана, так и оперирующие в режиме «подкрадывания» глубоко усовершенствованные сверхмалошумные анаэробные ПЛ пр. 677 «Лада», оснащённые воздухонезависимыми энергетическими установками (генерирующими энергоноситель методом риформинга дизельного топлива), а также новейшими внутрикорпусными гидроакустическими комплексами, способными запеленговать «ревущие» «Огайо» на удалении порядка 100 км.

Автор: Евгений Даманцев. Источник: “Военное обозрение”

  • XXI век
  • Военно-морской флот
  • Россия
  • Африка