Мораль Моралеса

Версия для печати

Как свергается неугодная власть в Латинской Америке

С того момента, когда полностью послушная Вашингтону Организация американских государств (ОАГ) в день президентских выборов в Боливии выразила «сомнение» в их честности и присвоила себе право провести «аудит», стало ясно: дело идет к смещению законного президента Эво Моралеса. Уверенности в этом добавило аналогичное заявление из Вашингтона. Американский сценарий по кардинальному изменению социально-экономической модели Боливии перешел из скрытой фазы в открытую. Около трех недель оставался единственный вопрос: чью сторону займут армия и силы безопасности? Военные предали.

Переворот оказался протяженным во времени. По словам Моралеса, путч начался на следующий день после выборов, с публично объявленного «сомнения» ОАГ в прозрачности подсчета голосов. Все сомнения относительно вдохновителя и бенефициара переворота развеялись окончательно, когда после вынужденной отставки Моралеса президент США Трамп признал президентом Боливии незаконно занявшую пост главы государства второго вице-спикера сената Жанин Аньес. Трамп заявил: «С уходом Моралеса мы сделали еще один шаг на пути к полностью демократическому, процветающему и свободному Западному полушарию».

В любой стране Латинской Америки стабильность власти сильно зависит от лояльности военных, даже если большинство народа и поддерживает президента. Как правило, простые люди мало что могут изменить, если военная верхушка решает вмешаться в политику. Таким примерам в Западном полушарии несть числа. Почему военные так быстро предали Моралеса? Скорее всего, американцы их просто купили, как в течение этого года они пытались купить высшее командование армии и сил безопасности Венесуэлы в попытке свергнуть законного президента Николаса Мадуро. То, что армия в одну секунду переметнулась на сторону оппозиции, является прямым указанием на то, что американцы «поработали» с военной верхушкой в Боливии еще задолго до президентских выборов. Сам Моралес свидетельствует: «Сотрудник моей службы безопасности показывал мне сообщения…, где ему предлагали $50 тыс. за то, чтобы он выдал меня».

Трудно представить, что боливийские военные могли действовать самостоятельно. Не имея поддержки или прямого указания от мирового гегемона и рискуя получить подзатыльник из Вашингтона, никакой высший военный чин не рискнул бы поднять руку на законного главу государства. Но им дали команду «фас». Моралеса пытались арестовать. И когда он принял предложение Мексики об убежище, боливийские военные даже запретили пролет над Боливией мексиканского самолета с Моралесом на борту. Министр иностранных дел Мексики Марсело Эбрарду сказал по этому поводу: «Стало ясно, кто теперь правит Боливией».

Есть еще важная одна движущая сила этого переворота — почти нескрываемый белый расизм. Оппозиция, которая теперь одержала верх, это зажиточный класс, представители белой расы, каковых в стране насчитывается 15% от общего населения. Это те, кто исповедует либеральную идеологию и смотрит в сторону США. Белые против того, чтобы ими управлял индеец. Уже находясь в Мексике, в интервью испанской El País Моралес назвал путчистов «продажными предателями родины и расистами». По его словам, «переворот совершен в интересах богатых и влиятельных людей».

Моралес прямо обвинил США в организации путча, а ОАГ — в том, что эта организация, сыгравшая ключевую роль в перевороте, «стоит на службе североамериканской империи». По словам Моралеса, «объявление о фальсификации на выборах — это и есть фальсификация». Но не только в Боливии, но и во всех странах Латинской Америке ясно поняли, что именно США организовали смещение Моралеса. И потому лидеры большинства государств региона не комментируют боливийские события, опасаясь репрессий со стороны гегемона. Перу даже запретила мексиканскому самолету с Моралесом на борту, который из боливийского департамента Кочабамба взял курс на Мексику, входить в перуанское воздушное пространство. Только Куба, Венесуэла, Никарагуа и Мексика, а также избранный президент Аргентины Альберто Фернандес осудили переворот в Боливии, назвав вещи своими именами.

Теперь возникает главный вопрос: как будет развиваться ситуация в Боливии, сможет ли Моралес вернуться в страну, а его «Движение к социализму» отыграть назад свои позиции? Сам Моралес говорит, что, если надо, он может вернуться, чтобы «способствовать умиротворению» в Боливии. Однако, думается, в ближайшее время это будет невозможно, поскольку это просто небезопасно для него. В противном случае президент не сел бы в самолет мексиканских ВВС. И не для того Вашингтон затевал переворот, чтобы позволить Моралесу вернуться и снова поставить заслон для США в их стремлении взять под контроль богатейшие боливийские недра, в частности литий. Боливия обладает, по некоторым оценкам, чуть ли не половиной мировых запасов этого металла, который стал стратегическим сырьем в эпоху бурного развития электроники и IT-индустрии.

Итак, США полностью признали новую власть в Боливии. Но как она воцарилась? Во-первых, парламент, как того требует закон, не вынес на голосование вопрос об одобрении отставки Моралеса с поста президента. И пока этого не случилось, Моралес остается президентом, даже несмотря на свое заявление об отставке. Второе: две трети депутатов – сторонников Моралеса покинули парламент в знак протеста против переворота, и оставшиеся оппозиционеры в отсутствие кворума проголосовали за вступление Аньес в должность временного президента. И третье: в случае отставки президента и вице-президента пост главы государства должна была бы занять спикер сената Адриана Сальватьерра, сторонница Моралеса. Но охрана ее даже не пустила в здание парламента. Всё было подготовлено к тому, чтобы Жанин Аньес провозгласила себя временным президентом.

Мораль всей этой истории такова, что любая страна в Латинской Америке, которая берет курс на политическую и экономическую самостоятельность, должна в первую очередь обеспечить свою военную безопасность. Потому что суверенность любой страны региона в корне противоречит американской доктрине Монро, согласно которой США рассматривают Латинскую Америку как свои «задворки». С обеспечением своей безопасности успешно еще в 60-е годы время справилась Куба. Это пока получается у Венесуэлы и Никарагуа. Но этому не было придано должного значения в Боливии. Моралес говорит: «Я чувствую, что меня предали». Звучит немного наивно. Также наивно полагать, что после совершенного военного переворота в Боливии что-то скоро изменится.

Что ждет Латинскую Америку после Боливии? Трамп уже заявил, что фактом смещения Моралеса с поста президента «посылается мощный сигнал незаконным режимам Венесуэлы и Никарагуа». Так что президентам Николасу Мадуро и Даниэлю Ортеге надо извлекать уроки из боливийского кризиса и быть начеку. США им прямо сказали, что за ними скоро придут.

Автор: Игорь Пшеничников, эксперт РИСИ; Источник: “Известия”

  • XXI век
  • Органы управления
  • США
  • Южная и Центральная Америка