Объявленные Дмитрием Рогозиным сравнительные данные выполнения Гособоронзаказа противоречат прошлогодним заявлениям Минобороны

Версия для печати

Вице-премьер Дмитрий Рогозин заявил, что темпы выполнения Гособоронзаказа по сравнению с прошлым годом выросли. Однако если сравнить заявления Минобороны годичной давности, то картина окажется прямо противоположной. Кто прав в этом споре, разобраться не так-то просто. По крайней мере, премьер Дмитрий Медведев отказался называть указанные Рогозиным цифры хорошим результатом.

Вице-премьер Дмитрий Рогозин отчитался в понедельник о ходе выполнения Гособоронзаказа перед председателем правительства Дмитрием Медведевым. По словам Рогозина, объем заключенных контрактов по Гособоронзаказу в 2013 году уже выполнен на две трети.

«Объем заключенных Министерством обороны государственных контрактов и дополнительных соглашений составил 67,5% от общей суммы Гособоронзаказа», – сказал вице-премьер, отметив, что это на 3,2% лучше, чем в прошлом году. «То есть, две трети?» – уточнил премьер Дмитрий Медведев, на что услышал положительный ответ.

Рогозин добавил, что по силовым структурам данные следующие: СВР – 96,7%, ФСКН – 96,4%, ФСО – 84,6%, ФСБ – 66,1%, хуже показатель у Федеральной службы исполнения наказаний – всего 46,5%. «Росатом – традиционные отличники, у них 96,9%», – сказал вице-премьер.

Вместе с тем он отметил ряд проблем, которые по-прежнему существуют при планировании Гособоронзаказа, которые существовали и несколько лет назад. «Ну и, конечно, проблемы, связанные со своевременностью предоставления документов», – сказал Рогозин.

«Подводя краткий итог, отмечаем ряд проблем, которые существуют при планировании, которые были еще несколько лет назад у самого оборонного заказа, но и, конечно, проблемы, связанные со своевременностью предоставления расчетно-квалификационных документов со стороны самих предприятий промышленности», – добавил Рогозин.

Он выразил надежду, что в целом ГОЗ будет исполнен к концу этого года.

Несмотря на небольшую положительную динамику, Дмитрий Медведев назвал объем заключенных к нынешнему моменту контрактов недостаточным.

«Вообще две трети – это вообще не то, что является хорошим результатом. Это означает, что есть ошибки и в планировании, и в проведении самой договорной кампании. Конечно, нужно обратить на это внимание всем ведомствам, и Министерству обороны, и другим силовым структурам». По словам премьера, чем меньше объем, тем, разумеется, проще заключить контракты, но в любом случае необходимо стараться к этому периоду выходить на другие цифры.

«Потому что даже планирование работы на текущий год – это деньги», – добавил Медведев.

«Наши предприятия все время пытаются говорить о том, что деньги вовремя не приходят, по каким-то причинам есть задержки, нужно быстрее эту кампанию вести, и ведомства должны шевелиться быстрее», – сказал премьер.

Медведев напомнил, что 15 апреля истек срок заключения государственными заказчиками контрактов на выполнение большей части Гособоронзаказа на текущий год. Он пояснил, что это касается НИОКР, поставки, а также утилизации вооружений.

«Очевидно, проблемы связаны с тем, что ценовые параметры остаются одним из неурегулированных вопросов, – прокомментировал гглавный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко. – Все остальные принципиальные вопросы разрешены. Вопрос цены – главная проблема во взаимоотношениях военных с промышленностью. Но, тем не менее, прогресс налицо, поэтому думаю, что эта задержка с заключением не будет являться критической, особенно учитывая переход на трех- и пятилетние контракты».

«Произошло также изменение приоритетов в области военно-технической политики. При Сердюкове были одни, при Шойгу другие. Это тоже влияет на контрактацию», – добавил эксперт.

Он высказал уверенность, что в ближайшие месяцы все контракты будут заключены. «Тем более, что Военно-промышленная комиссия сейчас очень активно занимается урегулированием всех вопросов и проблем. Рогозин работает наступательно, активно. Сформирован профессиональный костяк ядра аппарата Военно-промышленной комиссии, что очень важно. В целом Военно-промышленная комиссия сегодня превратилась в эффективный работоспособный орган – в отличие от того, как она существовала до прихода туда Дмитрия Олеговича. Думаю, что интенсификация деятельности ВПК во многом скажется и на том, что мы будем заниматься контрактацией в во многом более сжатые сроки», – отметил Коротченко.

Отметим, год назад тогдашний замминистра обороны Александр Сухоруков называл цифры, отличные от тех, что привел в понедельник Рогозин: отчитываясь по результатам квартала, чиновник заявлял, что в рамках Гособоронзаказа 2012 года к 15 апреля было заключено 77% контрактов на общую сумму 520,7 млрд рублей. То есть, год назад показали были выше текущих – по данным Минобороны.

«Для сравнения, в 2010 и 2011 годах на начало второго квартала было заключено контрактов, соответственно, на 50 и 47% от объема Гособоронзаказа», – привел тогда данные прошлых лет Сухоруков.

«Цифры – вещь лукавая, – объясняет разночтения Игорь Коротченко. – Мы помним, что тогда, в условиях обострения информационного давления на военное ведомство, оно, конечно, хотело показать, что эти проблемы уходят на задний план. Я думаю, что в этой ситуации разночтения по цифрам надо ориентироваться на Рогозина. Его оценки, в том числе по сравнению с прошлым годом, мне кажется, более отвечают существующему положению дел».

Напомним, в последние годы Гособоронзаказ раз за разом полностью не выполнялся, что привело к 2011 году даже к крупному скандалу, когда тогдашний президент Дмитрий Медведев потребовал найти и наказать виновных за срыв ГОЗ-2010. Ряд руководящих кадров в Минобороны и на предприятиях ВПК были уволены, однако тогда же возникли проблемы уже и с заключением контрактов 2011 года. Президент и премьер требовали закрыть все бреши, устанавливали сроки, однако полностью Гособоронзаказ так и не был выполнен. В прошлом ситуация была несколько спокойнее, однако, как стало известно в феврале, оказался не выполнен Гособоронзаказ по боевым кораблям. В качестве причин называли отсутствие должного количества спецтехники для испытаний, оружие и даже погоду.

Впрочем, по мнению Игоря Коротченко, ситуация действительно меняется в лучшую сторону: «Тогда (в 2011 году) это было связано с фактором наличия Анатолия Сердюкова на посту министра обороны. Шойгу идет во многих вопросах навстречу промышленности. Но, тем не менее, важно понимать, что военный бюджет не должен превратиться в кормушку для всех желающих. В любом случае вопрос лицензирования контроля качества деятельности военпредов и, самое главное, контроль за ценовыми параметрами контрактации остаются важным фактором эффективного контроля над средствами».

«Ситуация, безусловно, меняется, но подчеркну еще раз, что прозрачность с ценообразованием должна быть абсолютно однозначной. Мы не можем давать возможность пилить бюджет. Должна быть нормальная рентабельность, которая была, кстати говоря, согласована с Путиным, – сверхприбылей здесь быть не должно. И в то же время предприятия не должны работать себе в убыток. Согласование ценовых вопросов – один из факторов, которые влияют на ситуацию с точки зрения затягивания сроков», – резюмировал эксперт.

Источник: Взгляд, 15.04.2011, 21:18

  • Вооруженные силы
  • Военно-политическая
  • Вооружения и военная техника
  • Россия