Что мешает помириться КНДР и Южной Корее?

Версия для печати

Когда к власти в КНДР пришёл новый лидер Ким Чен Ын, затеплилась надежда, что обстановка на Корейском полуострове начнёт улучшаться. Ким Чен Ын, несмотря на свой юный возраст, успел повидать мир, приобрести широкий кругозор, а значит, он должен поставить свою страну на путь модернизации, открыть её миру, наладить диалог с соплеменниками на Юге Кореи. Некоторые из первых шагов юного руководителя именно об этом и свидетельствовали, особенно в том, что касается разнообразия быта северокорейских граждан, либерализации условий их жизни.

В канун нового 2013 года лидер Северной Кореи впервые за 19 лет выступил на государственном телевидении с новогодним поздравлением. В своём телеобращении он выразил уверенность, что 2013 год для его страны станет временем перемен и свершений. Ким призвал соотечественников быть готовыми к «радикальным преобразованиям», которые превратят захудалое и изолированное государство в «экономического гиганта» и повысят уровень жизни населения Северной Кореи.При этом, однако, Ким Чен Ын продолжил курс на создание в стране ракетно-ядерного потенциала.

В телеобращении юный вождь отметил, что до тех пор пока не преодолено противостояние между Северной и Южной Кореей, основным приоритетом для страны остаётся военная мощь. «Военная мощь свидетельствует о силе страны. Только страна, которая опирается на военную мощь, может достичь процветания», — сказал лидер КНДР.

Обращение совпало по времени с обсуждением в Совете Безопасности ООН вопроса о мерах в отношении Пхеньяна из-за запуска ракеты дальнего радиуса действия. За время пребывания у власти Ким Чен Ына Северная Корея осуществила две попытки запуска ракет. ООН осудила испытания и ввела против Пхеньяна очередные санкции.

Вашингтон и Сеул начали крупномасштабные военные манёвры. Из КНДР в ответ зазвучали воинственные заявления и прямые угрозы в адрес Южной Кореи и Соединённых Штатов, вплоть до нанесения по ним ракетного удара. Объявило северокорейское руководство и об интенсификации ядерных приготовлений. Как следствие, кое-кому стало казаться, что вот-вот разразится большая война. Я в неё не верю и надеюсь, что к моменту выхода данной статьи в свет напряжённость в Корее пойдёт на убыль. В самом деле, как КНДР может воевать с США, Южной Кореей и в придачу Японией? Ведь противники способны в течение нескольких дней стереть отсталое чучхейское «королевство» с лица земли!

Вместе с тем и американцам с их союзниками устраивать бойню на Корейском полуострове совсем не с руки. При любом раскладе война чревата тяжёлыми последствиями для Южной Кореи. От северокорейской территории до Сеула лишь несколько десятков километров, и КНДР наверняка успеет нанести серьёзный ракетный ущерб столице Республики Корея. Но тем не менее эскалация напряжённости имеет место, и на это есть ряд причин. Во-первых, её спровоцировали действия Вашингтона и Сеула. Союзники решили провести крупномасштабные манёвры на полуострове, чтобы проверить боеспособность своих вооружённых сил, а заодно протестировать юного лидера КНДР. Ким Чен Ын имеет все основания опасаться, что противник под ширмой манёвров атакует Север. Если сверхдержавная Америка побаивается микроскопическую Северную Корею, то почему последняя должна равнодушно взирать на активность Пентагона у собственных границ?

Дело, впрочем, не только в законной и естественной заботе главнокомандующего Ким Чен Ына о безопасности его режима. Киму захотелось, видимо, продемонстрировать и внешнему миру, и северокорейским подданным, что он хоть и юн, но бесстрашен, силён, твёрд, то есть настоящий вождь, под стать деду и отцу. Все должны знать — с парнем шутки плохи.

Ещё один мотив Ким Чен Ына — отвлечь внимание соотечественников от внутренних проблем. Социально-экономическая ситуация в стране сложная и остаётся таковой уже на протяжении десятилетий. Народ устал от невзгод, трудовой энтузиазм падает, от юного лидера ждут перемен к лучшему. Пока же светлое будущее не наступило, не вредно сплотить нацию перед лицом внешней угрозы. Такой приём применялся многократно и северокорейским, и многими другими режимами современного мира — тоталитарными, авторитарными, демократическими. Другой испытанный приём, давно взятый на вооружение Пхеньяном, — использовать ракетно-ядерную карту и воинственную риторику для выбивания уступок у оппонентов. В прошлом тактика неизменно срабатывала — после очередного всплеска эмоций Вашингтон и его партнёры соглашались на оказание Пхеньяну экономической помощи и удовлетворение других его запросов. Это, очевидно, повторится и на сей раз — ситуация ведь патовая.

Воевать, как уже отмечено выше, стороны не готовы и не станут. Не оправдывая действия северокорейских властей, хочу всё-таки призвать Соединённые Штаты отказаться от линии на изоляцию и устрашение КНДР. Ещё в 1970-х годах Вашингтон предложил Москве и Пекину признать правительство Южной Кореи в обмен на собственное признание правительства Северной Кореи. Россия и Китай свою часть пути прошли уже более двадцати лет назад и с тех пор наладили тесные и продуктивные связи с РК во всех сферах, включая военную. Соединённые Штаты же до сих пор отказываются от установления дипломатических отношений с КНДР, выдвигая различные предварительные условия. Одновременно они наращивают военный кулак против Северной Кореи, не отказываются от жёсткой риторики в адрес оппонента. Думается, что большая гибкость Вашингтона могла бы способствовать снижению накала противостояния на Корейском полуострове, переходу Пхеньяна на путь назревших реформ.

Автор: Евгений Бажанов, ректор Дипломатической академии МИД России

Источник: ИТАР-ТАСС, 18.04.2013, 11:30

  • Аналитика
  • Военно-политическая
  • США