Представления российской элиты о роли евразийской интеграции и месте страны в АТР

Версия для печати

 

«Совместной декларации об основах взаимоотношений между Россией и КНР от 18 декабря 1992 г. был впервые сформулирован и одобрен принцип, согласно которому «ни одна из сторон не будет участвовать в каких-либо военно-политических союзах, направленных против другой стороны, заключать с третьими странами каких-либо договоров или соглашений, наносящих ущерб государственному суверенитету и интересам безопасности другой стороны» [1].

Может быть, это разочарование в результатах взаимодействия с лидерами Европы и Америки, которые под аккомпанемент теплых слов и похлопываний по плечу продолжают окружать Россию кольцом баз и выдавливают наши компании с завоеванных рынков [2]?
Ю. Тавровский

Приходится признать, что долгое время российская элита переоценивала значение и желание Запада сотрудничать с Россией и, как следствие, недооценивала другие направления своей внешней политики. Это отношение и во втором десятилетии XXI века сохраняется прежде всего к постсоветскому пространству и евразийскому направлению. В отличие от Петра I, который рассматривал Европу в качестве инструмента модернизации, правящая элита России видела в Европе самостоятельную цель. Это отношение во многом сохраняется и сегодня, объясняя реальные приоритеты российской элиты, а не только ее внешней политики.

В это же время политика США постоянно активизировалась. В итоге к началу XXI века российское влияние существенно ослабило в пользу США и Китая.

Во втором десятилетии XXI века в российской элите и обществе постепенно стало складываться более адекватное представление о значении евразийской интеграции и месте страны в мире и АТР. В. Путин в известной статье в октябре 2011 года связал этот процесс с «поиском новых ресурсов для экономического роста» и последствиями мирового кризиса [3].

Ряд аналитиков высказываются еще более откровенно: "… непростая ситуация в мире и собственные игры в “мост между Востоком и Западом” загнали внешнюю политику России в тупик."

Хорошего выхода из сложившейся ситуации не видно. Некоторые эксперты уже прямо говорят, что Россия обречена на роль сырьевого придатка, но пока она еще может выбрать, чьим сателлитом стать – Запада или Китая. Отсюда игра на два фронта: с одной стороны, “перезагрузка”, с другой – углубление стратегического сотрудничества с Китаем. Понятно, что, стращая Вашингтон разворотом на Восток, а Пекин – окончательной переориентацией на Запад, можно продержаться еще какое-то время. Но это не может продолжаться вечно. Отсюда, судя по всему, и возникла идея превращения России в самостоятельный центр силы на базе Евразийского союза, членами которого должны стать государства СНГ. В таком подходе есть свои резоны. Возвращение влияния на постсоветском пространстве может стать тем самым дополнительным аргументом, которого сегодня не хватает Москве на переговорах с Вашингтоном» [4], – пишет Н. Серова.

О.Подберезкина

______________
[1] Титаренко М.Л. Россия и ее азиатские партнеры в глобализирующемся мире. Стратегическое сотрудничество: проблемы и перспективы. М.: ИД «ФОРУМ», 2012. С. 78.
[2] Тавровский Ю.В. Разворот на Восток // Независимая газета. 2012. 6 июня. С. 5.
[3] Путин В.В. Новый интеграционный проект для Евразии – будущее, которое рождается сегодня // Известия. 2011. 3 октября. С. 1.
[4] Серова Н. Восьмерка превратилась в большой ноль / Эл. ресурс: «Утро». 21 мая 2012 г. / http://utro.ru/articles/

  • Эксклюзив
  • Аналитика
  • Невоенные аспекты
  • Россия
  • США
  • Китай