Северной Корее следует выйти из состояния ядерной истерики - Алексей Пушков

Версия для печати

Угроза ядерной войны на Корейском полуострове усугубляется тем, что мало кто знает истинные намерения лидера КНДР. Глава думского комитета по международным делам Алексей Пушков в интервью нашей Компании разъясняет свою версию. Так, он считает, что Ким Чен Ын, бряцая оружием, посылает Штатам сигнал – "война против нас вам дорого обойдется".

- Я думаю, что Северная Корея нагнетает напряженность. Другой вопрос: почему она это делает. У меня лично не создается впечатление, что Ким Чен Ын собирается начинать военные действия, потому что соотношение сил складывается, естественно, не в его пользу.

С одной стороны, мощь Соединенных Штатов, если уж говорить серьезно, плюс южнокорейские возможности. С другой стороны, ограниченные военные возможности самой Северной Кореи. И не складывается ощущение, что Китай, во всяком случае на этом этапе, готов встать всей своей мощью на защиту Пхеньяна. Поэтому мне кажется, что речь идет больше о политической игре. Северная Корея показывает, что она готова воевать. Она показывает, что не боится своего противника. Она показывает, что не собирается отказываться от своей ядерной программы, и посылает сигнал Соединенным Штатам Америки, чтобы ни в коем случае не вздумали подвергнуть ее каким-то военно-воздушным ударам или каким-то действиям, которые могли бы привести к последующему вторжению на территорию Северной Кореи. То есть Ким Чен Ын пытается убедить Соединенные Штаты не рассматривать военный сценарий решения северокорейской проблемы.

Сейчас модно критиковать Северную Корею за тот кризис, который она создает. И она действительно создает кризис. То есть любое государство в мире должно понимать, что угрозы нанесения ядерного удара, к которым прибегает Северная Корея, недопустимы. Они создают сразу кризис на ровном месте. Тем более что у Северной Кореи нет возможности дотянуться ни до Вашингтона, ни до Техаса, который они угрожают бомбить, ни даже до Гавайских островов. База Соединенных Штатов на острове Гуам находится в зоне достижения ракет средней дальности Северной Кореи. Но там, насколько я знаю, уже установлены американские системы по перехвату ракетных пусков. И поэтому если одна-две ракеты полетят в направлении Гуама, то они своей цели, скорее всего, не достигнут. Притом что критика в адрес Северной Кореи оправданна, вместе с тем я подчеркнул бы, что Северная Корея действует так в определенной обстановке. Обстановка была создана прежде всего Соединенными Штатами Америки.

Дело в том, что ввиду политики Соединенных Штатов ни одно государство мира, если оно не обладает ядерным оружием, не может чувствовать себя в безопасности. И примеров тому очень много. Ким Чен Ын, я думаю, выучил урок. Он понял, что если вы ведете себя робко, если вы отказываетесь от оружия массового поражения, то вас ждет в лучшем случае виселица, а в худшем случае суд Линча, который был применен в отношении Муаммара Каддафи. И как вы прикажете ему действовать в этой ситуации? То есть он пошел по пути угроз. Он пошел по пути того, чтобы предупредить какие-либо агрессивные действия в адрес Северной Кореи. Да, он переигрывает. Да, он перегибает палку. Да, он может вызвать обратную реакцию. Но сама эта атмосфера военной истерии, в которой обвиняют исключительно Северную Корею, была создана Соединенными Штатами Америки. И здесь даже нельзя этого отрицать. Понимаете?

Поэтому говорить о том, что Северная Корея несет ответственность за этот кризис… Да, несет, но не она одна. А вторую долю ответственности, вторую часть ответственности несет на себе Вашингтон. Потому что сказать о том, что Соединенные Штаты отказались от своей политики при Обаме, нельзя. Потому что Обама постоянно говорит о том, что военный сценарий решения иранской проблемы у него лежит на столе. Но если у него лежит на столе военный сценарий решения иранской проблемы, то почему у него не может лежать на столе военный сценарий решения северокорейской проблемы? И северокорейское руководство таким иррациональным, да, истеричным способом пытается предупредить возможный американский удар по своей территории.

Я бывал в Северной Корее. Это диктаторское общество. Здесь сомнений нет. Но если оно диктаторское, это не значит, что его руководитель самоубийца. И у меня нет ощущения, повторяю, что Северная Корея действительно собирается предпринимать военные действия. Более того, известно, что северокорейское руководство отдало приказ своим войскам не стрелять первыми. То есть речь идет о том, что в Пхеньяне считают, что могут быть предприняты какие-то агрессивные акции со стороны США и юга Кореи. В Вашингтоне удивляются, откуда такие странные представления? Как откуда? Вы Белград бомбили? Бомбили. Вы Триполи бомбили? Бомбили. Вы Ирак захватили? Захватили. Так что ж вы удивляетесь, что так себя ведет Северная Корея?

Поэтому я думаю, что здесь надо ясно видеть источники этого кризиса. Один источник в Пхеньяне. Но второй, может быть, даже главный, в Вашингтоне.

- Этот кризис актуален и для России. Не стоит ли нам ужесточить наши переговоры?

- Да, действительно, эта ситуация касается напрямую и России. И мы, конечно, я еще раз повторю, не можем поддержать ядерную угрозу, которая исходит из Пхеньяна. Эти ядерные угрозы недопустимы. И вообще, бряцание ядерным оружием – это самая опасная форма, потому что другая сторона, даже если она виновата в том, что создалась такая ситуация, тоже начинает нервничать. В этих условиях любая случайность, любой технический сбой могут привести к непоправимым последствиям. Поэтому Россия действительно очень озабочена. И мы считаем, что Северной Корее надо выйти из этого состояния ядерной истерики. И чем раньше, тем лучше. Но как ужесточить политику в адрес Северной Кореи, чтобы заставить ее выйти из этой истерики, это большой вопрос. Северная Корея - изолированное государство. У России не так много рычагов воздействия на Северную Корею. Основные рычаги у Китая. Китай является основным поставщиком и продовольствия, и медикаментов, и много чего другого в Северную Корею. Это главный, в общем-то, защитник Северной Кореи. Но даже этот защитник в Совете Безопасности ООН последний раз проголосовал за санкции в отношении Северной Кореи. Потому что подземные ядерные испытания, которые проводит северокорейская сторона, беспокоят и тревожат китайцев также.

Мы видим, что Китай, возможно, не имеет стопроцентного влияния на действия северокорейского руководства. Поэтому если идти сейчас по пути ужесточения, то, мне кажется, это ничего не даст. По отношению к Северной Корее санкции применяются уже столько лет, по-моему, дольше, чем по отношению к какому-либо другому государству. И результатом стало то, что они, тем не менее, сумели вывести спутник с помощью баллистической ракеты несколько месяцев назад. Сумели создать ядерные устройства. Сумели создать ракеты средней дальности. Да, у них очень низкая точность, но они существуют. А точность доводится. Поэтому я бы попробовал другой метод. Я бы попробовал метод не ужесточения, а метод смягчения. Потому что к Северной Корее, по-моему, никто никогда не пробовал метод смягчения. Американцы когда-то им пообещали построить атомные электростанции в обмен на отказ Северной Кореи от ядерных разработок. Естественно, обманули. Это дело администрации Клинтона. Она обещала, она и обманула. И после этого корейцы сказали: "И чему мы должны здесь верить?" Понимаете? Поэтому, мне кажется, можно было бы попробовать смягчение. Здесь нужен смелый ход. Здесь нужен прямой контакт с северокорейским лидером на уровне одного из лидеров государств мира. Здесь нужны прямые переговоры.

Мы видим молодого человека, который только что пришел к власти. Возможно, на него оказывается очень серьезное давление со стороны военных кругов. Со стороны старших товарищей, которые работали еще с его отцом. И ему нужно утвердиться в качестве руководителя. Он не может проявлять слабости. Надо тоже понять там ситуацию. Он должен утвердиться в качестве лидера своей страны. Возможно, он видит одним из способов такого утверждения такую нарочитую демонстрацию северокорейской решимости идти на все, вплоть до ядерного конфликта. Но мы не должны подыгрывать этим силам в северокорейском руководстве. Мне кажется, что путем ужесточения здесь ничего не добиться. Северокорейцы могут терпеть. Общество, повторяю, построено по принципу полного и тотального контроля. Население находится в жесточайшей информационной изоляции. Они не знают, что происходит за пределами Северной Кореи. Вы там не можете пользоваться радиоприемниками с короткими волнами - только с длинными. То есть вы можете слушать только Пхеньян. Там телевидение имеет один канал. И это северокорейский канал. Поэтому нельзя рассчитывать на то, что под внешним давлением там будет какая-то "оранжевая революция" или что-то в этом роде, это абсолютно исключено. Это общество "фараонического" типа, так сказать. И лидер – это бог. Ничто не указывает на то, что это общество изменилось с тех пор, когда я там был в 90-е годы. Поэтому не думаю, что ужесточение что-то даст.

- Состоится ли на днях запуск еще одной учебной ракеты?

- Проникнуть в политическое мышление руководителей Северной Кореи мне не представляется возможным. Это очень закрытое общество. Никакой достоверной информации оттуда не поступает. Они обещают осуществить запуск. В Соединенных Штатах считают, что этот запуск будет испытательно-демонстрационным. То есть что эта ракета не будет запущена в сторону Токио или в сторону Гуама, или в сторону Сеула. Это будет запуск демонстрационного типа, который покажет, что Северная Корея может задействовать свою ракетную мощь. Учитывая, что уже было сообщено, что запуск предполагается осуществить 15 апреля, в юбилей Ким Ир Сена, основателя Корейской Народной Демократической Республики, я думаю, что Ким Чен Ыну уже затруднительно от этого отказаться. Он уже должен выглядеть в глазах своего населения, да и в глазах внешнего мира, как человек, который сделал определенную заявку и должен ее выполнять. Так что я предполагаю, что запуск будет. Вопрос в том, какой это будет запуск. Это сейчас главная интрига.

- За историю наблюдений как оцениваете сегодняшний кризис?

- Сегодняшний кризис, на мой взгляд, поверхностный, но очень острый. Поверхностный, повторяю, потому что не просматривается рациональных мотивов для начала войны со стороны Северной Кореи. С другой стороны, я не вижу того, чтобы на этом этапе Соединенные Штаты и Южная Корея тоже были готовы к началу военных действий. Поэтому я считаю, что кризис не глубокий, он поверхностный, но чрезвычайно острый. А как вы понимаете, даже не очень глубокая болезнь, но, если она дает высокую температуру, может привести к смертельному исходу.

Источник: Голос России, 10.04.2013, 13:47

  • Новости
  • Военно-политическая