Российско-казахстанское военно-космическое сотрудничество: проблемы и перспективы

Версия для печати

2 июля 2013 года на космодроме «Байконур» произошла авария, в результате которой на первых секундах взлета взорвалась ракета-носитель (РН) тяжелого класса «Протон-М». О трагедии, как это не цинично прозвучит, забыли бы быстро, если бы не один серьезный нюанс – ракета была заправлена высокотоксичным топливом амил-гептил, 600 тонн которого взорвались в воздухе над территорией космодрома.

Это событие немедленно послужило поводом для создания в Казахстане националистической, настроенной крайне антироссийски «инициативной группы» под названием «Антигептил», цель которой сначала заключалась в запрете России запускать с «Байконура» ракеты, действующие на гептиле, а затем и вовсе изгнать россиян со всех военных объектов Казахстана, которых сегодня насчитывается пять.

Ситуация подогревается появляющимися в печати время от времени сообщениями о возникающих спорах между двумя государствами по вопросам пересмотра условий договора аренды аэродрома и прилегающей к нему территории, официально заключенного в 2004 году на срок до 2050 года.

Эти действительно имеющиеся противоречия в российско-казахстанских отношениях в области аренды космодрома, а также вполне объективные проблемы его использования и дают повод недоброжелателям обвинять Россию в неуважении интересов казахстанской стороны. А после падения в июле «Протона» эта малочисленная и не пользующаяся общественной поддержкой группа националистовi, претендующих сегодня на роль политической силы в стране, договорилась до того, что обвинила Москву в проведении «техногенного геноцида» против населения республикиii за счет экономии на гептиле.

Основанная на искажении и подмене фактов демагогия «антигептиловцев», стремящихся воздействовать на эмоции своей аудитории, не должна оставаться без соответствующего комментария. Поэтому давайте разберемся вместе, кому и как выгодна аренда «Байконура», почему Россия «экономит» на гептиле и какова судьба совместного российско-казахстанского проекта «Байтерек».

Аренда космодрома: Казахстан ущемлен?

В интервью порталу «Республика» один из нынешних казахских националистов-«правозащитников», активист «Антигептила» Болатбек Блялов озвучил основные претензии, которые казахские националисты имеют к России в отношении использования «Байконура»iii. Одним из основных пунктов недовольства группы, по его словам, является пренебрежение интересами Казахстана в договорах об аренде космодрома: «Общественность просто требует равноправия договоров. Раз Россия использует космодром, имеет благодаря этому огромные и экономические, и геополитические, и военные достижения, то, соответственно, Казахстан тоже должен иметь свои преимущества», - цитируем Блялова. Присмотримся пристальнее к этой проблеме.

В 1991 года космодром "Байконур", гордость советской космонавтики, внезапно оказался на территории не Союза ССР, а независимого Казахстана, и Россия, очнувшись после неспокойных событий первых лет установления нового режима, в желании сохранить свой статус космической державы была вынуждена начать переговоры о его аренде. Казахстан был заинтересован в этом не меньше, ведь "некогда единый ракетно-космический комплекс СССР, - по словам генерального директора компании "COSMOS.KZ", шеф-редактора журнала "Космические исследования и технологии" Нурлана Аселкана в его интервью "Central Asia Monitor", - оказался поделенным на сегменты, причем одни без других не были способны функционировать. Обладание космодромом без конструкторских бюро, предприятий поставило Казахстан в положение, когда сдача в аренду была фактически безальтернативной"iv.

Так Россия была вынуждена арендовать построенный всем Союзом, на деньги всего советского народа космический комплекс у Казахстана, которому просто повезло в том, что в далеких 1950-х годах советское руководство приняло решение разместить его в малозаселенной пустынной местности, приближенной к экватору неподалеку от Арала и реки Сырдарьи. А за аренду, как известно, приходится платить. И Россия исправно платит все, почти двадцать лет пользования космодромом. Помимо этих $115 млн. (более 3,5 млрд. рублей), дополнительно тратятся 5 млрд. рублей в год на обслуживание и охрану комплекса. Кроме того, 1 млрд. российских рублей уходит в бюджет города Ленинска при космодроме. Итого Россия ежегодно вкладывает в космический комплекс «Байконур» около 10 млрд. рублей, или $300 млн.v

Но финансовый вопрос – это лишь одна сторона проблемы. На «Байконуре» трудятся российские специалисты с многолетним опытом работы в этой области. Эти люди составляют треть населения Ленинска, не считая еще четырех тысяч россиян, командированных на работы по проведению пусков и постоянно находящихся на территории космодрома. И хотя работа по обучению казахстанских кадров ведется, сегодня без России жизнь на космодроме представить невозможно. Кроме того, 60% населения комплекса составляют граждане Казахстана, которых работой обеспечивает именно Россия. Для жителей бедной в экономическом отношении Кызыл-Ординской области это значит немало.

Далее. Пока Россия платит и использует космодром, «Байконур» работает и приносит экономическую и военную пользу не только россиянам. Напомним, с 1999 года Россия, Украина и Казахстан ведут совместный коммерческий проект «Космотрас» по выводу груза на орбиту на основе космической системы «Днепр». Более того, в 2004 году президенты В.В. Путин и Н.А. Назарбаев подписали договор о создании совместного прорывного проекта «Байтерек» на базе российской РН «Ангара», который сегодня, по инициативе именно Казахстана, пересматривается в пользу использования украинской РН «Зенит».

Но об этих фактах деструктивный «активист» Блялов умалчивает.

Казахстан, таким образом, никоим образом не ущемлен в своих интересах и в равной мере может принимать участие в космических проектах на космодроме, сегодня находящемся на полном содержании России. Другой вопрос – насколько республика готова к полноценному участию?

Почему и как Россия «экономит» на гептиле, или Ракеты бывают разные

Перейдем к центральному пункту демагогии «антигептиловцев» - абсолютный запрет на запуск ракет, действующих на высокотоксичном гептиле, представляющем угрозу для экологии и жизни граждан Казахстана. «Почему Россия сейчас использует старое высокотоксичное топливо, хотя имеет научный и производственный потенциал, для того чтобы использовать новое? — читаем мы в том же интервью Блялова. — Ответ очевиден: хотят сэкономить, причем сэкономить на казахстанских гражданах, которые являются заложниками данной ситуации».

Это заявление – очередной продукт лживой аргументации, основанной на подмене фактов. Ситуация с гептилом гораздо сложнее, и задействовано в ней большое количество факторов, где одну из основных ролей играет именно Казахстан. Рассмотрим этот вопрос подробно.

"Протон-М" уже давно подвергается серьезной критике со стороны как российских, так и казахстанских экологов и политиков за тот вред, который наносит несгоревший гептил окружающей среде. Глава "Казкосмоса" Талгат Мусабаев еще в 2010 году выразился по этому поводу следующим образом: "Конечно, это сегодня одна из лучших ракет в мире. Но раньше, когда ее проектировали, никто не думал о здоровье населения и об экологии окружающей среды. Сегодня эти вопросы стоят остро, и мы сделаем все вместе с Россией, чтобы эта ракета-носитель в будущем ушла"vi.

Помимо «Байконура» для осуществления космических запусков Россия сегодня может использовать только один из своих трех космодромов – это «Плесецк» в Архангельской области, который является военным объектомvii. Однако дело в том, что помимо военной составляющей, важнейшим направлением современной космонавтики являются коммерческие (по заказу частных организаций или иностранных государств) запуски по выводу оборудования на околоземные орбиты. Таких орбит насчитывается три – низкая, средняя и геостационарная. Для коммерческих запусков наибольшую ценность представляет последняя, располагающаяся на высоте 36 тыс. км над линией экватора. Спутник, выведенный на геостационарную орбиту, зависает над Землей и, находясь над одной и той же точкой экватора, облегчает наведение на него антенн потребителей. Выводить спутники на эту орбиту могут только ракеты тяжелого класса. Именно поэтому основная масса коммерческих запусков, осуществляемых с "Байконура", приходится на российскую РН тяжелого класса "Протон-М" (14 запусков в 2013 году), действующую на высокотоксичном топливе амил-гептил, в то время как экологически безопасная РН среднего класса "Зенит" (Украина) запускается с космодрома всего один-два раза в год.

Таким образом, запрет на запуск ракет, действующих на амил-гептиле, приведет к фактической остановке российских коммерческих запусков на «Байконуре» и вынужденному отказу России от его использования. Это, в свою очередь, приведет к тому, что «Байконур», вероятнее всего, останется брошенным либо там обоснуются третьи страны, готовые вложить собственные средства на модернизацию устаревающего космодрома. Видимо, именно в этом и состоит одна из конечных целей хозяев, кто бы ими ни был, финансово поддерживающих «Антигептил».

Объективное отсутствие возможности запускать с «Байконура» ракеты, работающие на экологически чистом топливе, не означает, что проблема использования амил-гептила не ставилась и не решалась российской стороной. Так, еще в начале 2000-х годов начался переход от использования РН «Протон-К» к модернизированному «Протон-М». У новой ракеты-носителя не только был увеличен практически в два раза вес полезного груза, выводимого на орбиту, и была заменена на новую устаревшая система управления. Одним из достижений было то, что по сравнению с предшественницей, в РН «Протон-М» было улучшено использование бортового запаса топлива за счет его более полной выработки. Это свело остатки несгоревшего топлива в ее ступенях к минимуму. Сегодня «Протон-М» несмотря на высокую токсичность используемого им топлива является одной из лучших и самых популярных ракет-носителей в мире.

Судьба совместного российско-казахстанского проекта «Байтерек»

Но поиски улучшения ситуации с использованием ракет, действующих на высокотоксичном топливе, на этом не остановились. Как уже отмечалось выше, в 2004 году президенты В.В. Путин и Н.А. Назарбаев продлили подписанный в 1994 году договор аренды «Байконура» до 2050 года. В стремлении расширить сотрудничество в этой сфере в том же году главы правительств двух стран подписали еще одно соглашение, предполагавшее реализацию совместного космического проекта "Байтерек": Казахстан обязался за свой счет отстроить на "Байконуре" новый стартовый комплекс, с которого должны были запускаться современные экологически чистые российские ракеты семейства "Ангара" (всех трех классов). Эти ракеты нового поколения, которые планировалось совместно использовать в рамках проекта "Байтерек", должны были постепенно полностью заменить "Протон-М" на "Байконуре". С этой целью Россия в 2004 году отказалась от строительства собственной стартовой площадки для них на космодроме «Восточный», чтобы не создавать проекту конкуренциюviii.

В чем особенности ракет семейства "Ангара"ix? Во-первых, они действуют на топливе кислород-керосин, который на выходе дает углекислый газ и воду. Таким образом, совместный проект на базе "Ангары" должен был решить две основные задачи по обеспечению дальнейшего эффективного использования космодрома: "Модернизация эксплуатируемых и создание новых экологически безопасных космических ракетных комплексов и поэтапное сокращение эксплуатации ракет-носителей, использующих высокотоксичные компоненты ракетного топлива"x.

Казахстан в связи с этим называл "Байтерек" краеугольным камнем развития национальной космической программы.

Во-вторых, ракеты семейства "Ангара" основаны на универсальном ракетном модуле (УРМ), что позволяет собирать ракету нужного класса тяжести от легкого до тяжелого путем простого увеличения количества УРМ до пяти штук непосредственно на космодроме. Как известно, различные ракетыxi, разрабатывавшиеся для выполнения конкретных задач, серьезным образом отличаются друг от друга своими техническими характеристиками, и поэтому для каждой из них требуется своя стартовая площадка. Универсальный характер ракет "Ангары", которые отличаются лишь количеством УРМ, позволяет производить их запуск с одного (!) универсального стартового стола (им должен был стать «Байтерек»). Заполучив эти современные ракеты, "Байконур" смог бы на многие десятилетия вперед сохранить свой статус самого востребованного космодрома в мире.

Таким образом, реализация проекта "Байтерек" решила бы сразу несколько ключевых проблем в области российско-казахстанского космического сотрудничества: отказ от использования опасного амил-гептила, расширение участия Казахстана в разработке космических программ на космодроме и модернизация стареющего "Байконура".

«Сквозь тернии к звездам»

Однако прошло уже почти десять лет, а воз и ныне там. И если Россия, согласно принятым договоренностям, планирует начать испытания "Ангары-А1.2" (легкий класс) и "Ангары-А5" (тяжелый класс) уже этой осенью на космодроме "Плесецк", то Казахстан своей задачи не выполнил – стартовый комплекс для "Ангары" на "Байконуре" до сих пор остается и, видимо, теперь останется навсегда не более чем бумажным проектом.

Еще в апреле 2011 года заместитель председателя "Казкосмоса" Мейрбек Молдабеков признался, что "действительно, сроки создания космического ракетного комплекса  (КРК) "Байтерек" ушли сильно вправо"xii. Однако основную ответственность за срыв плана он переложил, естественно, на россиян: "Это связано в основном с  задержками в проведении летных испытаний в России ракеты-носителя "Ангара", на базе которой создается КРК "Байтерек". Кроме того, из-за ошибок в первоначальном эскизном проекте КРК "Байтерек" пришлось менять место строительства стартового комплекса и принимать решение о строительстве отдельного технического комплекса". Ничего страшного в том, что разработка "Ангары" к этому времени подходила уже к концу, а строительство стартовой площадки для нее откладывалось аж до 2017 года, г-н Молдабеков, похоже, не видел.

Свалив проблему с больной головы на здоровую, казахстанские коллеги решили идти до конца и осенью 2012 года предложили России такой выход из ситуации, который изначально не мог быть ею принят: "Казахстан предлагает строить стартовую позицию для "Ангары" совместно, разделив финансирование в пропорциях 50:50. В таком варианте наш вклад составил бы $800 млн., что для России невыгодно", - сообщил "Известиям" пожелавший не представляться высокопоставленный источник в "Роскосмосе"xiii. Предложение было отвергнуто на основании того, что еще в 2004 году "Казкосмосу" было предложено использовать для строительства "Байтерека" те $115 млн., которые республика каждый год получает за сдачу космодрома в аренду.

Конец 2012 года стал одним из самых напряженных периодов в российско-казахстанском космическом сотрудничестве. Сначала Талгат Мусабаев в нарушение имеющихся договоренностей заявил о желании Казахстана пересмотреть договор аренды ракетного комплекса. "Соглашение по аренде "Байконура" принято в 1994 г. и отработало свое, - передает слова главы "Казкосмоса" "Интерфакс", - Глава государства после переговоров с Владимиром Путиным поставил перед нами задачу о разработке нового всеобъемлющего договора по комплексу "Байконур". Мы не говорим, что мы сразу аренду прекращаем, это невозможно одним махом сделать, это беда будет. А вот частично, поэтапно - это возможно"xiv. Российская сторона в тот момент еще рассчитывала на принципиальность своих коллег и не рассматривала возможность отказа от принятых договоренностей до окончания срока договора, т.е. 2050 года.

Затем со стороны Казахстана последовал еще один неожиданный шаг, который накалил ситуацию до предела: количество запланированных Россией запусков "Протона-М" на 2013 год было необоснованно сокращено с 14 до 12. МИД РФ сделало по этому поводу резкое заявление с угрозой приостановить все совместные российско-казахстанские мероприятия в области космического сотрудничества: "В сложившейся ситуации, - передает официальную ноту МИД "РИА-Новости", - Россия будет вынуждена пересмотреть свою позицию о целесообразности продолжения двустороннего сотрудничества по совместным проектам, в том числе по программе "Днепр", совместному проекту "Байтерек" с учетом планов по его переводу на ракету-носитель "Зенит" и ряду других"xv.

Стало ясно, что компромисс придется искать за счет пересмотра условий договора. Конфликт между двумя стратегическими партнерами был урегулирован на уровне глав двух государств только в течение зимы-весны 2013 года. Было достигнуто соглашение, по которому в обмен на передачу ряда объектов комплекса Казахстану Россия не будет ограничена в количестве запусков ракеты "Протон-М". И первым объектом, подлежащим передаче республике, должен стать стартовый комплекс "Зенит".

Странности и непоследовательность поведения казахстанских коллег завершились тем, что россияне получили предложение вообще отказаться от «Ангары» на «Байконуре» и начать на совместной российско-украинско-казахстанской основе строительство площадки под тем же названием, но для другой ракеты – тоже экологически чистой украинской РН «Зенит». Осуществить этот проект будет значительно дешевле (в этом и весь секрет), но в отличие от тяжелых «Протона-М» и «Ангары-А5» он не выгоден стратегически, так как «Зенит» - ракета среднего класса – не способен выводить груз на геостационарную орбиту. Россия, тем не менее, чтобы и дальше не портить отношений, не стала отказываться от участия в совместном проекте, и в июле текущего года, по следам крупной аварии, между тремя странами был подписан соответствующий протокол о сотрудничестве.

Ответ на вопрос, почему комплекс «Байтерек» для «Ангары» так и не был построен, пришел недавно и почему-то совершенно не удивляет. В конце ноября 2013 года в Астане проходил Гражданский форум, на котором вице-министр окружающей среды и водных ресурсов Бектас Мухамеджанов отвечал на вопросы представителей НПО, в том числе «антигептиловцев». Вот что услышали эти ненавистники России: «Проблема замены ракет, работающих на гептиле, на другие носители обсуждалась, и Казахстан в свое время выделил большие деньги на создание, вы знаете, проекта “Байтерек”. Но, к сожалению, деньги разворовали. Как обычно куда-то они ушли, но проект не состоялся».xvi

Вот так закончилась, не начавшись, история «Ангары» на «Байконуре». И вот почему Россия будет вынуждена использовать «Протон-М» для своих коммерческих запусков как минимум до 2015 года, что бы ни кричали т.н. «экологи» и нацпатриоты. В 2015 году первый беспилотный запуск «Ангары» будет произведен с нового российского космодрома «Восточный».

Так что гептила на «Байконуре» действительно скоро совсем не будет, но уже по другой причине и с совершенно другими, в первую очередь для Казахстана, последствиями.

«Один шаг вперед, два шага назад»

В 2004 году "Роскосмос" по просьбе своих коллег из Казахстана отказался от планов строительства собственной стартовой площадки для "Ангары" в пользу "Байтерека". Однако в 2012 году, накануне строительства нового российского космодрома "Восточный", когда стало ясно, что российско-казахстанский проект серьезно пробуксовывает, "Роскосмос" пока скрытно, но решил примерить "Ангару" к этому космодрому.

План был раскрыт случайно: проверявшие "Роскосмос" аудиторы счетной палаты обнаружили нецелевые расходы на 46 млн. рублей – эти деньги космическое агентство заплатило за транспортировку макета "Ангары" на территорию будущего космодрома "Восточный"xvii.

Теперь, когда обе стороны пришли к единому мнению отказаться от своих первоначальных планов и перейти к сотрудничеству с украинскими коллегами по совместному использованию на "Байконуре" ракеты-носителя "Зенит", можно с уверенностью сказать, что новая ракета уже через несколько лет будет летать с нового российского космодрома. Первый беспилотный запуск с "Восточного" запланирован на 2015 год, а пилотируемый – уже на 2018. И хотя для вывода этих ракет на мировой космический рынок потребуется несколько лет набора статистического количества успешных запусков, уже к 2020 году "Ангара" сможет полностью заменить "Протон-М".

И все бы отлично, да у медали есть обратная сторона, о которой недальновидные казахстанские политики никогда, видимо, серьезно не задумывались. К 2020 году, когда "Восточный" будет работать уже на полную мощность, "Байконур", напротив, окончательно израсходует свой потенциал, и ему потребуется полная модернизация, которую Казахстан самостоятельно обеспечить сможет вряд ли. И хотя Россия не отказывается от своих обязательств, данных ею казахстанским коллегам до 2050 года, какую степень участия она в этом примет – большой вопрос, ведь шанс, который был дан казахстанским политикам подарить "Байконуру" вторую жизнь, был ими успешно упущен.

"Полноценная жизнь Байконура продлится ровно столько, сколько потребуется России для развертывания инфраструктуры Восточного и строительства там двух стартовых площадок", - дал свою оценку неназвавшийся представитель "Роскосмоса". Именно поэтому, когда г-н Мусабаев радуется тому, что вывод правого крыла космодрома из-под аренды станет "огромным шагом вперед для Казахстана", для "Байконура", как космодрома высочайшего международного уровня, это означает приближение его конца. И надежды на то, что ситуацию еще можно изменить в пользу космодрома, мало, ведь Россия уже потратила огромные ресурсы на строительство "Восточного" с площадкой для «Ангары», а Казахстан свой шанс упустил, но никогда не осмелится открыто это признать.

Об этой стороне вопроса мы от казахских националистов не услышим никогда. Ведь, как отметил председатель республиканского общеславянского движения Максим Крамаренко, «Антигептил» - это как раз тот тип националистов, «единственная цель которых – разрушение отношений между народами, разрыв отношений с другими странами без учета возможных негативных последствий. Вся их деятельность направлена на то, чтобы Казахстан дистанцировался от России», чего бы это ни стоило в итоге Казахстану и его народу.

Так кто же в итоге выиграет, если идеи «Антигептила» об изгнании России с территории Казахстана осуществятся? «Политическая деятельность националистов, - делится своим мнением М. Крамаренко, - направлена на достижение нескольких целей и, вероятнее всего, имеет западный след. Первая - это срыв коммерческой составляющей использования Россией Байконура. На фоне строительства нового космодрома «Восточный» в Амурской области, который выведет Россию из-под зависимости Казахстана в космической сфере, остановка запусков «Протона-М» сильно скажется на российском бюджете. С другой стороны, не стоит забывать, что в США сегодня буксует программа «Шаттл», и это делает американцев заинтересованными в тех проблемах, которые создаются вокруг российской космонавтики. Другая и не менее важная цель – это ослабление военной составляющей России и Казахстана. Вывод военных объектов из республики несомненно скажется на отношениях в военной области между двумя странами, скажется и на состоянии казахстанских вооруженных сил, причем не в лучшую сторону. Вполне возможно, что конечной целью ставится вывод Казахстана из ОДКБ по примеру Узбекистана, а это, в свою очередь, подорвет систему безопасности не только России, но региона в целом. Учитывая интерес США к прорыву в зону Каспийского моря, ослабление военного потенциала Казахстана и его вывод из ОДКБ вполне укладываются в американские интересы. Да и сам Айдос Сарым не раз говорил о друзьях, «которые далеко», подразумевая Америку и Турцию. Поэтому сомнений в том, что отказ России от своих военных объектов в Казахстане будет выгоден в первую очередь противникам этих двух государств, на мой взгляд, не существует».xviii

Авторы: Константин Сафронов, Вадим Рудаков

ССЫЛКИ:

i На день написания статьи (23 декабря 2013 года) группа «Антигептил» в фэйсбуке имела всего 321 подписчика, а их петиция по поводу запрета запуска «Протона-М» с «Байконура», размещенная на сайте Avaaz.org в конце сентября 2013 года для направления президенту Казахстана Н.А. Назарбаеву, на конец декабря не набрала и 1700 подписей из заявленных 2000. Для сравнения - население Казахстана составляет около 17 млн. человек.

ii «Активисты «Антигептила» призвали не осквернять казахскую землю» / 20 октября 2013 г. // http://news.nur.kz/286782.html

iii Аянов К. ««Протон» на сколько мегатонн?» / 22 июля 2013 г. // http://respublika-kz.info/news/politics/31644/

iv Исабаева С. «Гептил и космос» / 12 июля 2013 г. // http://camonitor.com/archives/8409

v «Казахстан хочет «Байокнур» себе» / 10 декабря 2012 г. // http://www.interfax.ru/world/txt/279994

vi ««Ангара» в будущем заменит на Байконуре экологически вредный «Протон»» / 6 апреля 2010 г. // http://newskaz.ru/economy/20100406/514898.html

vii «Капустин Яр» в Астраханской области зарезервирован, а «Восточный» в Амурской области еще только строится и первый беспилотный запуск на нем запланирован на 2015 год.

viii «Байконур близок к закату» / 8 октября 2012 // http://izvestia.ru/news/537009

ix Характеристики ракеты см. здесь: http://www.bayterek.kz/bayterek/raketa.php

x Официальную информацию о проекте «Байтерек» см. здесь: http://www.bayterek.kz/about/

xi На "Байконуре" это "Днепр", "Зенит", "Протон-М".

xii «Срок ввода в эксплуатацию КРК «Байтерек» переносится на 2017 г. – зампред Казкосмоса» / 12 апреля 2011 г. // http://www.newskaz.ru/economy/20110412/1324976.html

xiii «Байконур близок к закату»

xiv «Казахстан хочет «Байокнур» себе»

xv «РФ пригрозила Казахстану свернуть совместные космические проекты – СМИ» / 24 января 2013 г. // http://ria.ru/science/20130124/919484484.html

xvi «За аварию «Протон-М» Казахстан выставил счет России» / 14 ноября 2013 г. // http://news.mail.ru/inworld/kazakhstan/politics/15646537/

xvii «Байконур близок к закату»

xviii Рудаков В. «Казахские националисты создают движение по ликвидации военных объектов России» / 6 сентября 2013 // http://www.nakanune.ru/articles/18082/

 

  • Эксклюзив
  • Новости
  • Аналитика
  • Проблематика
  • Невоенные аспекты
  • Россия
  • Азия
  • СНГ

На эту тему: