Военно-техническое сотрудничество России и Армении набирает обороты

Версия для печати

В последнее время интенсивность военно-технического сотрудничества между Россией и Арменией существенно возросла. Произошло это в начале 2013 года, когда президент России Владимир Путин распорядился ускорить разработку нового российско-армянского соглашения о военно-техническом сотрудничестве. К тому моменту между Россией и Арменией уже сложилась солидная база двустороннего сотрудничества в военно-технической области. Но она уже отставала от реалий сегодняшнего дня.

К 2013 году военно-техническое сотрудничество между двумя странами регулировалось следующими основными документами: Соглашением между правительством Российской Федерации и Республикой Армения о производственной и научно-технической кооперации предприятий оборонных отраслей промышленности от 30 марта 1994г.; Соглашением между правительством Российской Федерации и Республикой Армения о сохранении специализации предприятий и организаций, участвующих в производстве продукции военного назначения, от 7 декабря 1999 г.; Соглашением между правительством Российской Федерации и Республикой Армения о взаимной защите секретной информации от 5 ноября 2002 г.; Соглашением между правительством Российской Федерации и Республикой Армения о военно-техническом сотрудничестве от 17 января 2003?г.; Соглашением между правительством Российской Федерации и Республикой Армения о взаимной охране прав на результаты интеллектуальной деятельности, используемые и полученные в ходе двустороннего военно-технического сотрудничества, от 2 декабря 2005 г.

Также между странами – членами ОДКБ действуют Соглашение об основных принципах военно-технического сотрудничества между государствами – участниками Договора о коллективной безопасности от 15 мая 1992 года и три протокола к нему. Именно это соглашение в окончательной редакции 2010 года определяет льготные условия поставок вооружений и военной техники для национальных воинских формирований, выделяемых государствами ОДКБ «в состав многосторонних сил и средств в регионах коллективной безопасности».

Хотя это соглашение и предусматривает предоставление преференций странам ОДКБ в торговле вооружениями и военной техникой, оно все же носит рамочный характер и не конкретизирует реальные механизмы закупки военной продукции. Из него, например, неясно, какие формирования относятся к «многосторонним силам» и можно ли поставлять военную продукцию на льготных условиях для других национальных воинских формирований государств – членов ОДКБ. Не расписаны в соглашении и процедуры закупок, а также качество поставляемых вооружений. Чтобы все это отразить, нужны были специальные соглашения.

Между тем правительство России довольно оперативно выполнило указание президента Путина и уже 15 марта 2013 года подготовило проект договора о военно-техническом сотрудничестве с Арменией. Затем в весьма сжатые сроки были проведены переговоры с армянской стороной. И 25 июня 2013 года, в ходе визита в Ереван российской делегации во главе с секретарем Совета безопасности России Николаем Патрушевым, этот договор был подписан. Свои подписи под документом поставили министр обороны Армении Сейран Оганян и директор Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС) Александр Фомин.

Думается, что российская сторона спешила не случайно. В середине июня 2013 года началась отгрузка в Азербайджан российской военной техники по ранее заключенным контрактам на сумму около 1 млрд долларов. Речь шла о поставках 94 танков Т-90С, 100 БМП-3, 18 самоходных артиллерийских установок «Мста-С», 18 пусковых установок реактивных систем залпового огня «Смерч», 18 единиц самоходных артиллерийских орудий «Вена» и 6 тяжелых огнеметных систем ТОС-1А «Солнцепек», а также нескольких единиц инженерной техники.

Видимо, в Кремле полагали, что новый договор о военно-техническом сотрудничестве с Арменией сбалансирует неблагоприятный политический эффект от российских военных поставок Азербайджану. Но этого не произошло. По непонятным причинам важнейший для безопасности Армении документ просто утонул в море негативных комментариев по поводу российско-азербайджанской сделки. В принципе негодование армянской общественности можно было понять. Ведь новые российские военные поставки Азербайджану последовали с небольшим интервалом после того, как Баку приобрел у Москвы системы ПВО С-300. Все это вело к неблагоприятному для Армении изменению баланса военных сил в регионе.

У самого Еревана отсутствовали сопоставимые с Баку финансовые ресурсы, чтобы выровнять баланс. Хотя в бюджете на 2014 год финансирование сферы обороны Армении было увеличено на 24,7 млн долларов и достигло в общей сложности около 474 млн долларов, этого было явно недостаточно. Для сравнения: военные расходы Азербайджана составят в 2014 году 3,7 млрд долларов.

С другой стороны, для российского ВПК потеря выгодных контрактов с Азербайджаном тоже не выглядела как правильное решение. Модернизация военного арсенала страны, объявленная президентом Путиным как высший государственный приоритет, требовала крупных инвестиций в исследования и разработки. А эти деньги не всегда можно было взять в бюджете России. Российский ВПК вынужден искать дополнительные источники дохода, и иначе как от экспорта военной продукции, такие доходы получить невозможно.

Поэтому Москва предложила Еревану другой вариант решения проблемы – максимально удешевить закупку российской военной продукции, чтобы уравновесить финансовое превосходство Азербайджана. На это и был направлен новый договор о военно-техническом сотрудничестве, который стал настоящим прорывом в своей области.

Важнейшим элементом нового договора является положение о том, что поставки продукции военного назначения осуществляются по контрактам, заключаемым уполномоченными организациями России и Армении «без выдачи лицензий на ввоз (вывоз) продукции военного назначения». Это существенно облегчит процесс приобретения вооружений и военной техники Арменией, так как выдача лицензий в процессе экспорта военной продукции является в России весьма забюрократизированной процедурой.

Более того, в состав российских «уполномоченных организации» вошли не только госструктуры но и организации, «имеющие право на соответствующий вид деятельности в отношении продукции военного назначения». То есть теоретически у армянских заказчиков открывается возможность для заключения контрактов напрямую с российскими производителями вооружений и военной техники. Правда, российская бюрократия всегда может запутать вопрос о том, кто имеет право и на что. Но все-таки это шаг в сторону облегчения процедуры закупок.

Право на приобретение вооружений в России получили армянские органы государственного управления, имеющие в своем составе войска и воинские формирования, а также армянские организации, имеющие лицензии на право осуществления деятельности, связанной с продукцией военного назначения или соответствующими услугами. Примечательно в этой связи, что в договоре не идет речь только о «многосторонних силах», как это имеет место в Соглашении об основных принципах военно-технического сотрудничества между государствами ОДКБ. Таким образом, сейчас Армения может приобретать вооружения для любых своих воинских формирований.

Военная продукция будет поставляться в Армению с такими же характеристиками и в такой же комплектации, как и для собственных вооруженных сил России. Причем цены на эту продукцию будут формироваться в соответствии с российским законодательством, «регламентирующим ценообразование на продукцию военного назначения при выполнении заказов в интересах национальных вооруженных сил». Еще одной преференцией является то, что военная продукция, поставляемая в Армению в рамках договора, освобождается от таможенных сборов.

С другой стороны, договор устанавливает правила контроля страны-производителя за использованием вооружений и военной техники, поставляемой на льготных условиях. В частности, Россия будет иметь право проверять, используется ли поставленная техника по назначению и не продана ли она другим странам. И армянская сторона обязана будет обеспечить доступ российских инспекторов к этой технике. Таким образом, исключается реэкспорт передовых российских вооружений, например, в Иран. В то же время это положение может препятствовать попаданию новой военной техники в Нагорный Карабах, если, конечно, российская сторона не закроет на это глаза.

Интересно также, что валюта платежей за поставки продукции военного назначения будет определяться в самих контрактах. В этом существенное отличие от соглашения в рамках ОДКБ, которое предусматривает, что расчеты осуществляются в свободно конвертируемой валюте. То есть теоретически по новому договору армянские организации могли бы осуществлять закупки в драмах, если бы какие-то российские производители посчитали это приемлемым. А такого варианта, при отсутствии у некоторых российских предприятий твердых долговременных контрактов с другими заказчиками, исключать совсем нельзя. Эти российские предприятия могли бы принимать драмы, чтобы закупать в Армении какие-то вещи, необходимые им самим, например плодоовощную продукцию, одежду и обувь, спиртные напитки, или направлять своих сотрудников в Армению на отдых.

Заключение договора потребовало конкретизации процедур и механизмов, по которым должно осуществляться военно-техническое сотрудничество в новых условиях. И стороны не стали откладывать этот вопрос в долгий ящик. 14 августа Ереван посетил директор ФСВТС Александр Фомин. Он провел переговоры с министром обороны Армении Сейраном Оганяном и был принят президентом Сержем Саргсяном. На этих встречах был обсужден ряд вопросов, касающихся развития двустороннего военно-технического сотрудничества и дальнейшего расширения договорно-правовой базы этого сотрудничества. Была, в частности, достигнута договоренность о создании на территории Армении центров по сертифицированному обслуживанию и ремонту военной техники и вооружений.

Затем 28 ноября в Ереван прибыла российская делегация под руководством заместителя директора ФСВТС Константина Бирюлина. Она приняла участие в очередном заседании российско-армянской межправительственной комиссии по военно-техническому сотрудничеству. Армянскую делегацию возглавлял заместитель министра обороны Алик Мирзабекян. В ходе этого заседания и были определены основные направления дальнейшего взаимодействия в военно-технической сфере. Бирюлин также встретился с премьер-министром Армении Тиграном Саркисяном и секретарем Совета национальной безопасности Армении Артуром Багдасаряном.

В чем состояли эти «основные направления», не сообщалось. Но кое-какие выводы можно было сделать из высказываний некоторых официальных лиц. Так, например, за пару недель до переговоров председатель комиссии по вопросам обороны, национальной безопасности и внутренних дел Корюн Наапетян заявил, что Минобороны Армении разрабатывает законопроект, регулирующий сферу ВПК. Он пояснил, что этот законопроект важен в том числе с точки зрения «формирования совместных военных предприятий в рамках военно-технического сотрудничества с другими государствами». «Ясно, что здесь в первую очередь имеется в виду сотрудничество с российской стороной», – отметил он.

Вопросы военно-технического сотрудничества обсуждались и в ходе визита в Ереван 3 декабря президента России Владимира Путина. Не случайно в этой поездке Путина сопровождал директор ФСВТС Александр Фомин. Видимо, на переговорах президентов России и Армении основные нерешенные проблемы, касающиеся военно-технического сотрудничества, были наконец урегулированы. По крайней мере, на совместной пресс-конференции двух президентов Серж Саргсян четко заявил, что договор о военно-техническом сотрудничестве открывает широкие возможности для приобретения вооружения и военной техники на оборонных предприятиях России по внутренним ценам. Стороны также договорились, что будет продолжена работа межправительственной и межпарламентской комиссий по военно-техническому сотрудничеству. А на следующий день после визита российского президента парламент Армении ратифицировал договор о военно-техническом сотрудничестве с Россией.

Но челночная дипломатия на этом не закончилась. Буквально через неделю (13 декабря) в Москву полетел секретарь СНБ Армении Артур Багдасарян. Одной из ключевых целей его поездки стала встреча с директором ФСВТС Александром Фоминым. Возможно, обе стороны решили предпринять все усилия, чтобы формализовать процедуры военно-технического сотрудничества до Нового года. Как бы там ни было, но на встрече Багдасарян и Фомин выразили удовлетворение активизацией двусторонних контактов в этой сфере и подчеркнули необходимость скорейшей реализации достигнутых договоренностей. Стороны обсудили также возможности развития двустороннего взаимодействия по ряду новых и перспективных направлений в области военной промышленности.

Как отметил Багдасарян, важную роль в обеспечении качественно нового уровня взаимодействия в сфере ВПК сыграет ратифицированный парламентом Армении договор о военно-техническом сотрудничестве между Арменией и РФ. Вообще, договор получил довольно лестные оценки официальных лиц Армении, связанных с оборонной сферой. Так, в день ратификации этого документа армянским парламентом заместитель министра обороны Ара Назарян отметил, что договор упростит порядок осуществления взаимных поставок военной техники между странами и создаст возможности для заключения прямых договоров между предприятиями.

А несколькими днями позднее советник министра обороны Армении Давид Джамалян заявил, что новые армяно-российские договоренности «создают благоприятную военно-политическую среду для последовательного наращивания сдерживающего потенциала вооруженных сил Армении». Он пояснил, что закупки вооружений и военной техники по внутрироссийским ценам сведут на нет попытки Азербайджана достигнуть военного превосходства над Арменией.

В то же время в армянском экспертном сообществе мнения разделились. В то время как большинство экспертов давало новому договору положительную оценку, прозападные политологи и общественники высказывали критические замечания, продолжая ссылаться на российские военные поставки Азербайджану. Наиболее распространенный аргумент, выдвигавшийся противниками договора, состоял в том, что если бы не российские военные поставки в Азербайджан, то Армении вообще не пришлось бы закупать вооружения в России и тратить на это бюджетные деньги.

Однако натянутость такой логики достаточно очевидна. Отказ России от военных поставок в Азербайджан ничего принципиально не дал бы Армении. Баку легко мог закупить эти вооружения в других странах – США, Китае, Израиле, на Украине и в некоторых европейских государствах. При этом возможности России влиять на политику Баку, в том числе сдерживать милитаристские поползновения в нагорно-карабахском вопросе, существенно понизились бы. Так что Армении все равно пришлось бы закупать военную технику за рубежом, причем на гораздо менее выгодных условиях. К тому же вооружения устаревают и физически, и морально. Поэтому их замена или модернизация – это непрерывный процесс, который требует госрасходов.

Между тем договор о военно-техническом сотрудничестве обеспечивает отличные возможности для Армении не только в деле обороны страны, но и в области экономики. Причем не где-нибудь, а в промышленных и высокотехнологичных отраслях. Так, создание в Армении сервисных центров российских вооружений приведет к созданию там высококвалифицированных рабочих мест. Можно также предположить, что со временем некоторые запчасти к этим вооружениям будут производиться в самой Армении, особенно с учетом того, что там сохранилась производственная база еще с советских времен.

Более того, если будет запущен процесс военно-промышленной кооперации, то армянские предприятия смогут производить компоненты не только для вооружений, поставляемых в Армению, но и для вооружений, производящихся в России для российской армии или для экспорта в третьи страны. А это позволит зарабатывать деньги для закупок большего числа современных вооружений для нужд обороны Армении. То есть возникнет взаимоподдерживающийся и взаимодополняющий процесс, когда усиление оборонных возможностей будет подталкивать экономический рост, а расширение производства компонентов вооружений будет генерировать средства для роста оборонных закупок.

Одним словом, новый договор открывает перед Арменией хорошие долгосрочные перспективы в области поддержания собственной безопасности, которые во много раз перевешивают выгоды Азербайджана от одномоментных поставок российских вооружений. К сожалению, эти выгоды пока еще недостаточно осознаются армянской общественностью. Видимо, это объясняется тем, что ни в российских, ни в армянских СМИ данная тема пока не получила того уровня внимания, которого она заслуживает. Остается надеяться, что по мере реализации нового договора эта ситуация будет скорректирована.

Автор: Михаил Александров
Ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук
Источник: Ноев ковчег  08.02.2014
Напечато в журнале № 2 (232) февраль 2014 г

  • Новости
  • Проблематика
  • Военно-политическая
  • Россия
  • Азия
  • СНГ

На эту тему: