В чем смысл нового плана Китая? (“Project Syndicate”, США)

Версия для печати

Китайское руководство делает последние штрихи к «XIV-му Пятилетнему плану» страны, охватывающему период 2021-2025 годов. Но один аспект этого плана — так называемая стратегия двойной циркуляции — уже привлёк мировое внимание. Многие опасаются китайского «разворота внутрь» ровно в тот момент, когда мировая экономика оказалась под дулом рецессии. Подобные страхи не обоснованы.

По словам председателя Си Цзиньпина, стратегия двойной циркуляции означает, что в своём долгосрочном развитии Китай будет опираться главным образом на «внутреннюю циркуляцию» (внутренний цикл производства, распределения и потребления). Это сократит зависимость Китая от иностранных рынков и технологий.

Но это не значит, что Китай отворачивается от мира. Чтобы понять, что это означает, надо сначала понять, как именно китайские власти думают о долгосрочной траектории развития страны.

В отличие от западных лидеров, у которых обычно юридическое или экономическое образование, большинство китайских руководителей являются учёными и инженерами. Именно поэтому они больше склонны мыслить в системных терминах. Пятилетние планы Китая переполнены инженерными и системными терминами — «архитектурный дизайн сверху вниз», сети, платформы, процессы. Такой подход означает, что китайские власти смотрят за пределы традиционных микро- и макро-экономических моделей и учитывают ещё и мета- и мезо-факторы.

На мета-уровне китайские власти имеют дело с «открытой, комплексной, гигантской системой», как её называл отец ядерной программы страны Цянь Сюэсэнь. Как писал Цянь и его соавторы, нельзя рассчитывать на применение «точной науки», с её фундаментальным редукционизмом, в управлении такой системой. Вместо этого следует заниматься «мета-синтетическим инжинирингом от качественного к количественному», когда за процессом качественного анализа следует строгая проверка эмпирическими фактами.

Дэн Сяопин суммировал этот подход в аксиоме «переходить через реку, нащупывая камни». Десятилетия спустя нобелевский лауреат Роберт Шиллер развил эту концепцию, показав, как качественные факторы, например, популярные представления, влияют на комплексные системы; именно они дают нам возможность верно объяснить те или иные результаты.

На мезо-уровне, то есть на институциональном уровне, стратегия двойной циркуляции возникла из модели «циркулярной экономики» (или «экономики замкнутого цикла»). Это системный подход, призванный сократить объёмы потребления и отходов, что позволяет восстанавливать природные ресурсы. Модель двойной циркуляции строится на основе понимания (возникшего благодаря десятилетиям производства мировых товаров), что производственные цепочки функционируют как множество цикличных процессов производства, распределения и инноваций, которые эндогенно самокоординируются и синхронизируются.

Когда эти процессы, циклы и механизмы обратной связи перестают нормально синхронизироваться с правительственной политикой и процедурами (например, потому что налоги или бюрократические барьеры слишком высоки), работа производственных цепочек останавливается. Цель стратегии двойной циркуляции — обойти подобные препятствия, благодаря применению гибких, адаптивных, институциональных и структурных подходов.

Сосредоточение внимания на внутренних системах критически важно для достижения этой цели, в том числе из-за повышения макроэкономической турбулентности. Пандемия сovid-19 подчеркнула, насколько сильно наши глобальные производственные цепочки, работающие по принципу «точно в срок», подвержены сбоям; это спровоцировало призывы к «деглобализации».

Одновременно усиливается напряжённость в отношениях с США — крупнейшим торговым партнёром Китая. Примером это стали недавние шаги администрации президента Дональда Трампа, предпринятые с целью остановить работу в США популярных мобильных приложений WeChat и TikTok, которые принадлежат китайцам. Сегодня экономический разрыв в отношениях двух стран выглядит как никогда вероятным.

Китайская стратегия двойной циркуляции — это прагматичный ответ на быстро меняющееся внутреннее и внешнее давление, которому подвергается страна. Цель властей — повысить устойчивость производственных цепочек и рынка за счёт опоры на огромное населения Китая (1,4 миллиарда человек), в том числе 400 миллионов потребителей из среднего класса.

И здесь мы подходим к факторам макроуровня. В меритократической системе Китая человек, как правило, достигает высших уровней власти, лишь поработав на «передовых фронтах» развития, то есть получив опыт непосредственного управления строительством физической и социальной инфраструктуры в деревнях, городах и провинциях. Благодаря этому, китайское руководство понимает нужды людей и динамику социального и экономического инжиниринга, и это понимание никогда не исчезает.

Сегодня большинству китайских предприятий, а также правительствам местного уровня, приходится адаптироваться к быстро меняющимся внутренним и международным рыночным условиям. Стратегия двойной циркуляции поможет им в этом, создав более свободные и единые национальные рынки для физического, финансового и человеческого капитала, для продуктов и услуг, для технологий и информации. Она также гарантирует, что все участники системы будет знать, чего им ожидать.

Однако укрепление циклов внутреннего производства и потребления не означает уничтожения внешней торговли, инвестиций, туризма и образовательных связей. Напротив, Китай намерен продолжать открывать свою экономику, особенно финансовый рынок. Двойная циркуляция означает, что внешний обмен будет расширяться и углубляться так, чтобы он дополнял внутреннюю экономику.

Если остальной мир захочет сотрудничать таким образом, например, разрабатывая «зелёные» продукты и услуги, Китай будет к этому готов. Если же нет, тогда Китай будет опираться на собственную внушительную силу (от огромной потребительской базы до быстро расширяющихся инновационных возможностей) для поддержания роста экономики и развития. Проще говоря, если мир не готов к сотрудничеству, Китай будет адаптироваться к поляризации.

Начиная с программы «Сделано в Китае 2025» и заканчивая инициативой «Пояс и путь», мир зачастую неверно интерпретирует прагматические или стратегические китайские проекты и решения, принимая их за коварные или деструктивные схемы. Но Китай не может контролировать интерпретацию своих действий другими, и он не будет менять свою политику в угоду критикам. У Китая нет никаких причин это делать, ведь, согласно прогнозам Международного валютного фонда, он будет единственной в мире страной с крупной экономикой, которая продемонстрирует положительные темпы роста в 2020 и 2021 годах.

Авторы: Эндрю Шэн, Сяо Ган. Источник: ИноСМИ

29.09.2020
  • Перевод
  • Военно-политическая
  • Органы управления
  • Китай
  • XXI век