Приглашение на выход: как Запад реагирует на события в Гонконге

Версия для печати

И почему иностранцам не стоит ругать КНР за действия в отношении специального района

Вступление в силу противоречивого закона о нацбезопасности в Гонконге предсказуемо обернулось чередой нападок на Китай и выражением поддержки жителям автономии со стороны Запада. Вслед за бывшей метрополией Британией, которая широким жестом обещала упростить получение своего подданства для 3 млн гонконгцев, помочь им с политическим убежищем решила также Австралия. США традиционно поддержали свободолюбивую китайскую автономию введением санкций против ряда чиновников КНР. При этом наказать Пекин мерами экономического воздействия Западу будет отнюдь непросто — роль Гонконга как мирового финансового центра санкционные «уколы» особо не пошатнут. Однако социальная напряженность покинет Гонконг не скоро.

Добро пожаловать из Гонконга

С учетом того, как долго, упорно и не особо дипломатично многие западные страны пытались отговорить Пекин от принятия закона о нацбезопасности в Гонконге, их реакция после его вступления в силу 1 июля сюрпризом ни для кого не стала. Чуть ли не в тот же день палата представителей американского конгресса единогласно одобрила санкции против банков и компаний, ведущих дела с китайскими официальными лицами, причастными к разработке закона. А 3 июля за санкции — так же единодушно — проголосовал и сенат.

Тем временем, Британия, мотивирующая свои действия в отношении Гонконга моральной ответственностью за бывшую территорию, устами премьера Бориса Джонсона предложила дать возможность жить и работать в Великобритании 3 млн граждан Гонконга, которые родились до 1997 года, когда район был передан под юрисдикцию КНР. Схожим путем пообещала пойти и Канберра. Ситуация в Гонконге «очень тревожная», и правительство Австралии активно рассматривает варианты по приему в страну жителей бывшей британской территории, сообщил 2 июля премьер Скотт Моррисон.

Даже Япония задумалась над тем, чтобы принять гонконгцев в случае их возможного исхода из специального административного района — правда, далеко не всех и исходя из экономической, а не политической мотивации. На следующий день после вступления в Гонконге в силу закона о нацбезопасности в Токио собралась специально созданная группа законодателей, чтобы решить, как и чем Япония могла бы привлечь высококвалифицированных финансистов, которые захотят покинуть китайский специальный административный район.

Не так страшен черт

По замыслу радетелей за свободы Гонконга, главным наказанием для Пекина за их нарушение должен был стать удар по финансовой роли района в Китае и в мире. Еще до принятия закона о нацбезопасности Вашингтон заявил о намерении отозвать особый преференциальный статус Гонконга в торговле со Штатами. И вскоре отменил ряд торговых льгот для района, а также объявил о запрете на экспорт в него военной продукции и некоторых технологий двойного назначения.

Впрочем, фактическое воздействие этих мер на экономику Гонконга будет крайне ограниченным, заверил «Известия» профессор политической экономики КНР в Китайском университете Гонконга Чэнь Ли.

— На самом деле на ежегодный объем экспорта гонконгских промышленных товаров в США приходится менее 2% от объема местного производства Гонконга и менее 0,1% от общей стоимости экспорта района. А импортировать передовые технологии и оборудование из США через Гонконг и так никогда не было легко, — пояснил эксперт.

Более того, по мнению собеседника «Известий», преференциальный статус в торговле с США не был краеугольным камнем процветания района.

— Статус Гонконга как международного финансового и делового центра стал долгосрочным эволюционным результатом, основанным на его уникальных преимуществах в соединении быстро растущих рынков Китая с остальной частью мировой экономики. И в обозримом будущем конкурентоспособность Гонконга остается незаменимой для Азии, — добавил Чэнь Ли.

Немаловажен и тот факт, что на фоне развития Китаем целого ряда финансовых и деловых хабов, вроде Шанхая, Шэньчжэня или Чунцина, зависимость центра от Гонконга в последние годы снижалась, тогда как экономика и индустрия финансовых услуг самого специального района, напротив, становилась все более зависимой не от внешних рынков, а от материкового Китая. По данным Чэня Ли, к концу 2019 года на гонконгских фондовых рынках была зарегистрирована 1241 компания материкового Китая, на которые в совокупности приходится 51% от общего числа всех имеющихся там организаций. При этом 114 фирм с материка, появивишихся на гонконгском фондовом рынке только в прошлом году, смогли привлечь в процессе первичного предложения акций (IPO) сразу $33 млрд, или 82% от общего объема всех IPO в Гонконге.

Уже не побунтуешь

Вместе с тем, если экономический эффект от санкций обещает остаться несущественным, то социальные потрясения рискуют еще некоторое время нервировать Гонконг. До того, как на повестке появился закон о нацбезопасности, те, кто мог себе это позволить, стали покидать район. В прошлом году из охваченного перманентными протестами Гонконга только на Тайвань переехали, по официальным данным, свыше 5,5 тыс. человек — на 41% больше, чем годом ранее.

Нынешний повод — закон, направленный на предотвращение и наказание за сепаратизм, терроризм, подрыв госвласти и сговор с иностранными силами — также подстегнул немало либерально настроенных жителей к эмиграции. С 21 мая — дня, когда Пекин сообщил о планах принять закон, — практически все местные иммиграционные консалтинговые компании зафиксировали резкий скачок запросов на организацию переезда в другие страны.

Согласно данным обнародованного 2 июля опроса газеты Ming Pao, эмигрировать сейчас хотели бы 37% респондентов.

В качестве дополнительного свидетельства мрачных ожиданий стало и то, что на этой неделе многие из остающихся в Гонконге оппозиционно настроенных граждан, преимущественно молодежь, стали массово удалять свои аккаунты в соцсетях.

Разумеется, нашлись и те, кто во имя отстаивания свободы автономии откровенно полез на рожон. 1 июля, в день 23-ей годовщины перехода контроля над Гонконгом от британцев к Китаю, сотни гонконгцев вышли на акцию протеста против уже вступившего в силу закона о нацбезопасности. Хотя власти запретили любые массовые марши и шествия по причине коронавирусных ограничений. Как итог — за решетки в этот день угодили около 360 активистов, причем 10 из них были задержаны уже по обвинениям в рамках нового и ненавистного им закона.

Что примечательно, этот китайский закон на практике может ударить и по иностранцам, которые будут ратовать за мирное отделение Гонконга от Китая или открыто выражать поддержку санкциям в отношении региона. Согласно 38-ой статье, закон применим к преступлениям, «совершенным против специального административного района Гонконг за пределами этого района лицом, не являющимся его постоянным жителем».

— Таким образом, деятельность иностранцев, которые физически не находятся в Гонконге, может по новому закону считаться преступлением. И если гонконгская полиция следит за их деятельностью за границей, такие люди рискуют быть немедленно арестованы по прибытии в Гонконг, — пояснил «Известиям» эксперт по международному праву из Австралийского национального университета Дональд Ротвелл.

При этом он напомнил, что такими экстратерриториальными методами давно действуют американцы — взять хотя бы случай с основателем WikiLeaks Джулианом Ассанжем, которому грозит экстрадиция в США по обвинениям в преступлениях, совершенных против Штатов за их пределами.

Автор: Наталия Портякова. Источник: “Известия”

  • XXI век
  • Органы управления
  • Китай