Сделка с Ираном: кто, кому и сколько должен

Версия для печати

США готовы идти наперекор СБ ООН

Становится все более очевидным истинный смысл, который вкладывает Дональд Трамп в слова «плохая сделка», когда говорит о международном ядерном соглашении с Ираном. По милости нынешнего американского президента Соединенные Штаты вышли из него в мае 2018 года. На днях, выступая на предвыборном митинге своих сторонников в штате Северная Каролина, глава Белого дома заявил: «….Я положил конец этой катастрофической сделке, то есть ядерной сделке с Ираном, по которой Соединенные Штаты заплатили Исламской Республике Иран 150 миллиардов долларов и 1,8 миллиарда долларов наличными".

Трамп не первый раз приводит эти цифры. Еще в 2017 году он упрекал бывшего президента-демократа Барака Обаму в том, что тот якобы «отдал» эти средства Исламской Республике. Но оставим в стороне нынешнюю предвыборную риторику и стремление еще раз уколоть демократов.

Ключевые слова здесь «США заплатили Ирану». Не углублявшаяся в детали соглашения американская публика и впрямь может поверить, что коварный и хитрый Иран облапошил такие наивные Соединенные Штаты. Напомним, что упомянутые Трампом миллиарды – это на самом деле иранские деньги, которые хранились на иранских же счетах в долларах в иностранных банках за проданные иранские же ресурсы – нефть и газ. В соответствии с ядерным соглашением, известным как Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) эти средства были разблокированы в ответ на существенные ограничения ядерной деятельности со стороны Тегерана.

Но глава Белого дома, видимо, убежден, что раз США «рисуют» доллары, значит, они Соединенным Штатам и принадлежат. А из этого следует: раз с зелеными бумажками приходится расставаться, то сделка «неправильная», «плохая». А «правильной» она может быть, только если платят Соединенным Штатам. 

Разблокированные в 2016 году счета позволили Исламской Республике развернуть в стране ряд важных инфраструктурных проектов по строительству новых предприятий в нефтегазопереработке, в металлургии, в сельском хозяйстве, в прокладке новых дорог и коммуникаций, в развитие энергетики, в том числе атомной.

И что очень не понравилось Вашингтону, Тегеран стал стремительно наращивать свой военно-оборонительный потенциал, в том числе и ракетный. Не проходит и месяца, чтобы иранский военно-промышленный комплекс не представил какую-нибудь новинку – усовершенствованную радарную систему, новую модель беспилотного летательного аппарата, или строящуюся на иранских верфях подводную лодку.  Растущую мощь иранских вооруженных сил вынуждены были признать даже авторитетные американские эксперты.   Согласно ежегодному обзору базирующейся в США организации Global Fire Power (GFP), учитывающей военный потенциал 138 государств на суше, на море и в воздухе, на 2020 год Иран занимает 14 место в мире и 7-е в Азии, на континенте, где лидируют Россия, Китай и Индия. При этом рейтинг GFP не учитывает военную мощь Корпуса стражей исламской революции, элитного подразделения иранских вооруженных сил, который как раз и занимается вопросами ПВО и ракетной программой ИРИ.

По оценке GFP, военная мощь Ирана уже превосходит армию Израиля и Саудовской Аравии.  И это несмотря на то, что военный бюджет Исламской Республики составляет менее половины от этого же показателя Израиля и менее трети от  военного бюджета Саудовской Аравии, крупнейшего импортера американских вооружений.

А после 18 октября, когда будет снято международное эмбарго на торговлю оружием с Ираном, ожидается, что Тегеран будет способен не только импортировать вооружения, но также экспортировать свою военную продукцию, в первую очередь, своим союзникам на Ближнем Востоке.

После выхода из ядерного соглашения Вашингтон повторно ввел санкции в отношении ИРИ, в том числе запрет на экспорт нефти, и блокирует все сделки в долларах.  По данным, которые привел президент ИРИ Хасан Роухани, на начало 2020 года ущерб экономике Ирана от вновь введенных рестрикций составил 200  миллиардов долларов.

Теперь США всеми неправдами стремятся протащить в Совете Безопасности ООН еще и решение о бессрочном продлении оружейного эмбарго.  Это воистину  захватывающее дух лицемерие, если вспомнить о контрактах на сотни миллиардов долларов на поставки оружия, которые Вашингтон заключил со своим крупнейшим союзником на Ближнем Востоке и противником Ирана Саудовской Аравией. Понимая, что Совет Безопасности не пойдет на поводу у Вашингтона и эмбарго будет снято в срок, США даже готовы в одиночку не только продлить запрет на торговлю вооружениями с Исламской Республикой, но и включить так называемый «реверсный»  механизм, или механизм возврата международных санкций. 

Впрочем, все это укладывается в общее мировоззрение нынешних вашингтонских  внешнеполитических стратегов, которые последнее время часто путают международное право с американскими интересами. Они полагают, что если и печатный станок и военные базы по всему миру у Соединенных Штатов, то почему бы тогда им не пренебречь и Советом Безопасности ООН?

Автор: Александр Левченко. Источник: InfoRoss

  • XXI век
  • Органы управления
  • США
  • Азия